Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Национальная гордость, где она?

Национальная гордость, где она?

308774974_3fb8ed0869_b

Недавно прочитал статью одного из израильских блогеров А. Железнова о нашем неудачном выступлении на Олимпиаде в Рио. Автор отмахивается от позорного проигрыша израильских спортсменов (только две бронзовые медали!) фразой, что, дескать, нам и не нужны победы нашей олимпийской сборной, нам нет нужды гордиться достижениями в спорте, у нас зато мощный хай-тек, талантливые ученые, передовые технологии и т.д. и т.п. И вообще наша национальная гордость в другом – в еврейских мозгах.

Ну, насчет мозгов можно и поспорить, евреев-идиотов гораздо больше, чем нобелевских лауреатов, достаточно послушать наших израильских политиков и журналистов. У американцев, англичан, немцев, русских, с мозгами дела обстоят не хуже. Это – раз. А во-вторых, спорт мозгам не помеха, даже наоборот. Достаточно вспомнить пример Древней Греции, родины не только Олимпийского движения, но и многих современных направлений науки и культуры. Древнегреческие мыслители считали, что развитие человека должно быть гармоничным, а такие известные философы, как Платон или Пифагор, были в то же время чемпионами Олимпиад по борьбе и кулачному бою.

Что же касается развития спорта в еврейской среде, то еврейская религиозная традиция относилась к тренировке тела резко отрицательно, главное для еврея – учить Тору. Но знание Торы не спасало евреев ни от унижений, ни от погромов, ни от физического вырождения.

Именно поэтому отцы-основатели Еврейского государства еще в конце 19-го века били тревогу по поводу плачевного состояния физического и психического развития еврейского народа, вырождения еврейской нации, загнанной в тесные стены гетто. Владимир Жаботинский настаивал на том, чтобы халуцим, основывающие в еврейские поселения в Палестине, кроме физического труда на своей земле, уделяли внимание спортивным занятиям. Так же, как человек физически слабый не может быть защитником своего дома, своих близких и себя самого, так и народ, состоящий из физически немощных, не закаленных спортом, слабохарактерных индивидуумов, не в состоянии защитить себя и свое человеческое достоинство от унижений, погромов и уничтожения. Жаботинский оказался прав.

Вспомним фильм Романа Поланского «Пианист». Главный герой – типичный образ галутного еврея, яркого, талантливого музыканта, но абсолютно не приспособленного ни к жизни, ни к борьбе, физически слабого и зависящего от милости чужих людей. Он узник Варшавского гетто, вечно голодный, дрожащий от страха, избиваемый немецким надсмотрщиком – символ ашкеназского еврейства цивилизованной Европы, бросившей своих евреев на произвол судьбы. Находясь в гетто, пианист слышит разговор пожилого раввина, упрекающего собратьев в трусости. Не ручаюсь за точность цитаты, но говорит он примерно следующее: «Нас здесь, в гетто, собралось, наверное, полмиллиона, среди нас есть много мужчин, но мы боимся и ничего не делаем. Мы ждем, пока нас всех уничтожат».

У героя фильма есть талант, обаяние, культура общения, его любят и спасают от смерти коллеги-поляки. И даже немец-эсэсовец, прослушав его игру на рояле, приносит ему еду и не выдает на расправу. Единственное, что отсутствует у этого еврея – чувство собственного достоинства и национальная гордость. И это неудивительно, ибо в течение почти двух тысяч лет у евреев, скитавшихся по странам Европы, это чувство вытаптывалось, истреблялось указами христианской церкви и законами светской власти, унижениями, погромами и массовыми убийствами. Евреи были согласны на роль приживальщиков в чужом доме, на роль прислуги в чужой культуре. Прислуге не нужно ни физическое здоровье, ни человеческое достоинство, только бы не трогали.

Такое состояние рождало комплексы неполноценности и, чтобы душу не разъедал когнитивный диссонанс, евреи галута изобрели средство борьбы с «чувством собственной важности» – искусство «посмеяться над собой». Насмехаться над собой – это чисто еврейская традиция. Большинство так называемых «еврейских анекдотов» придумано самими евреями. Ни у одного имперского народа вы этого не найдете. Вы когда-нибудь слышали, как издеваются над собой в анекдотах русские, англичане, французы, немцы, испанцы? А у так называемых «малых народов» разве есть что-то подобное? Попробуйте рассказать анекдот, унижающий достоинство грузина, армянина, чеченца, татарина?

Мне могут возразить (и наверняка возразят), что иронические байки о себе любимом существуют и у великих наций. Английский юмор… Французский юмор… Болгарский юмор о «габровцах»… И т.д.

Существуют. Но такого самоуничижения, как у евреев, вы не встретите нигде. Причем, самое гадкое, что евреи часто рассказывают эти «хохмес» в присутствии русских, украинцев, поляков, немцев, кои всегда радостно гогочут, видя такое самоунижение.

Юмор – дело хорошее. Но кривляние, изображающее евреев в гротескных тонах – совсем другое. Мне не нравится Клара Новикова с ее извечной «тетей Соней» и нарочито еврейским акцентом. Мне не нравится Ефим Александров, поющий идишистские куплеты и выплясывающий в «вышиванке» и папахе «фрейлахс» на эстраде европейских театров.

Национальная гордость – это направленная внутрь эмоция, говорящая о чувстве собственного достоинства и уважения к себе. И как результат – чувство чести, самоуважение и высокая самооценка. У евреев отношение к этому понятию в традиции – резко отрицательное.

И не надо приводить известное изречение Артура Шопенгауэра: «Самая дешевая гордость – национальная. Убогий человек, не имеющий ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за единственно возможное и гордиться своей нацией…».

Шопенгауэр и прав, и неправ.

Для имперской нации (такой как русские, англичане, немцы, французы), захватившей большие территории, покорившей значительно менее многочисленные народы, эксплуатировавшей эти народы, стремившейся их ассимилировать, лишившей их своего языка и культуры – это мнение философа справедливо. Но для тех народов, которые находились под пятой имперской нации, чье национальное достоинство подвергалось унижению – этот постулат есть ложь и лицемерие.

И тем более это – ложь в отношении еврейского народа, который почти две тысячи лет бился за свое выживание и только 60 с лишним лет строит свой национальный очаг. Владимир Жаботинский еще в начале прошлого века сказал по поводу просыпающейся в «галутном жидочке» национальной гордости: «Расскажите ему (своему сыну, – прим. автора), как постепенно на наших глазах из обломков складывается настоящий народ, настойчивый, эгоистичный, исключительный, как все здоровые нации. Расскажите ему, как рушатся одна за другой кафедры, с которых еще недавно раздавалась проповедь национального самоубийства. Расскажите, как с каждым днем растет гордость, уважение к собственной самобытности и горькая ненависть к ренегатству, как научились и парижский драматург, избалованный успехами, и нищий шинкарь в галицийском местечке, кричать в лицо всему свету: Я – еврей!».

Жаботинский не дожил до трагедии Холокоста. Он не дожил до провозглашения государства Израиль. И он не дожил до ренегатства и предательства интересов страны и народа левой партией «МАПАЙ» и ее последышами – партиями «Авода» и «МЕРЕЦ». Он не дожил до унижения национальной гордости израильтян позорным соглашением «Осло». Он не дожил до национального позора, когда с кафедр университетов Еврейского государства либеральные профессора снова ведут проповеди национального самоубийства, а так называемые еврейские «правозащитники» пишут доносы на израильскую армию в международные судебные инстанции.

Можно лишь разводить руками и удивляться, каким образом галутный еврей с его комплексами самооплевывания и самобичевания перекочевал в характер нового свободного израильтянина. Можно сколько угодно возмущаться тем фактом, что израильская научная и творческая интеллигенция, эта элита нации, готова во имя химеры либерализма, вести войну против собственного народа и во имя ложных идеалов вставать в ряды его врагов, но это мало что изменит.

К сожалению, шестидесяти с лишним лет свободного развития в своей стране и шести победоносных войн с арабами недостаточно, чтобы изменить национальный характер народа, пребывавшего под гнетом постоянного презрения и ненависти окружающего мира в течение полутора тысяч лет. Евреям Израиля, да и всего остального мира, еще предстоит понять, что никакие потуги выглядеть самыми хорошими и либеральными, никакие списки нобелевских лауреатов, великих ученых и писателей, героев всяких войн, революций и майданов, не изменят отношения к евреям со стороны остального мира.

Как мы можем убедиться, даже такая вселенская трагедия еврейского народа, как Холокост, не пробудила в остальном цивилизованном мире никакого сочувствия, наоборот вызвала лишь злорадство (так им всем и надо!), а в последнее десятилетие и прямое отрицание массового убийства евреев во Второй мировой войне.

«Антисемитизм порождается в немалой степени именно слабостью евреев, их очевидной беззащитностью. Как кровь в воде приводит в остервенение акул, так и уверенность в том, что жертва не будет сопротивляться, лишь распаляет низменные инстинкты черни. А у сильных мира сего беззащитность вызывает только презрение – и хорошо еще, если жалостливое, а не враждебно-брезгливое». Это написала Ханна Арендт, анализируя материалы Нюренбергского процесса и суда над А. Эйхманом.

Катастрофа европейского еврейства ничему не научила евреев. Мы продолжаем снисходительно улыбаться, когда нам откровенно хамят в лицо, упрекая в жадности и продажности, когда рассказывают «евгайские» анекдоты, передразнивая еврейский местечковый акцент. Мы позволяем всяким «туристам-миротворцам» приезжать в нашу страну и бросать камни в израильских солдат, поддерживая арабских бандитов. Мы позволяем африканским нелегалам устраивать шабаши ненависти в центре Иерусалима и Тель-Авива. Мы извиняемся перед турками за устроенное ими бандитское нападение на наш спецназ на «Мави Мармара» и еще платим семьям убитых бандитов многомиллионную компенсацию. Наше армейское руководство осуждает нашего же солдата за честно исполненный воинский долг. Мы стыдимся побед в войнах Израиля, хотя эти войны начинали не мы и сражались не за захват чужой земли, а за выживание среди сонма средневековых дикарей.

Мне очень интересно узнать, пользуются ли инвалиды и ветераны войн Израиля особыми льготами, как ветераны в США, Великобритании, Франции и России? Имеют ли такую же ценность в глазах нашего общества скромные медальки «За доблесть», «За отвагу» и «За отличие», как и французский орден «Почетного легиона», «Золотая звезда Героя» (СССР-Россия) или же «Медаль Почета» (США) в глазах французов, русских и американцев?

Мы – государство в пути. И потому у нас особенно должно быть развито чувство достоинства и гордости за нашу страну. Но этого не происходит.

У нас нет почитания героев израильских войн, ветераны надевают награды только в День Независимости и вообще стыдно быть героем войны, ведь по принятому в израильском обществе мнению мы – «оккупанты чужой земли»! А, значит, и героев у нас быть не может. А уж если у нас нет героев войн, то героев спорта не может быть и подавно. Кто же будет видеть в нас героев, если мы сами отказываем себе в героизме?

Я никогда не забуду сцены, увиденной мной еще подростком в День Победы в Москве. Какие-то двое здоровенных подвыпивших хмырей подошли на улице к худому невзрачному человеку ярко выраженной внешности, на пиджаке коего был целый «иконостас» боевых наград и, ухмыляясь, громко осведомились: – Ты откуда взял эти награды, боец ташкентского фронта? На рынке купил?» И пожилой ветеран сжался, оглянулся по сторонам, ища поддержку, и молча, как бы стесняясь, отошел в сторону. Этого еврея можно понять, он всю жизнь прожил в сталинском СССР, в страхе за себя и своих близких. Но объяснить настроения израильтян, стыдящихся сегодня своего героизма и позволяющих арабам Израиля торжественно праздновать «День земли», можно только отсутствием чувства национального достоинства. Именно в отсутствии гордости и достоинства корень всех наших бед, уступок и отступлений. Кто впихнул Израиль в позорное «соглашение Осло»? Типичные галутные еврейчики Перес и Бейлин. Кто позорно сбежал из Ливана? Галутный последыш Э. Барак. Кто изгнал евреев из Газы? Воспитанник галутников из социалистического киббуца А. Шарон. В результате мы имеем то, что имеем. Мы стали в позу вечно виноватого извиняющегося еврея. И нас снова стали травить. В ООН. В ЕС. И даже наш союзник США обвиняет нас в «апартеиде» и «непропорциональном ответе». Мы признали себя «оккупантами чужой земли». Мы потеряли цель, ради которой трудились отцы-основатели.

И именно поэтому евреи Европы бояться выходить на улицу в кипе и с «маген-давидом» на груди. И поэтому все большее количество американских евреев поддерживают движение БДС и выходят на демонстрации, размахивая палестинскими флагами.

История снова, в который раз, ставит нас на край обрыва. Если мы не сумеем воспитать в самих себе и в наших детях и внуках чувство гордости и достоинства, то завтра снова, как сто лет назад, окажемся в гетто, где будем униженно ожидать решения своей участи «сильными мира сего». Выражение А.П. Чехова «выдавить из себя по капле раба», сегодня актуально для евреев, как никогда. Другого шанса в мире, где голову вновь поднимает антисемитизм и власть захватывает радикальный ислам, у нас может не быть. Весь вопрос в том – успеем ли мы это сделать?

А.Шойхет

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика