Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / На переломе эпох

На переломе эпох

Эрец Исраэль и Первая мировая война

Нравственное право евреев на создание своего государства на месте существовавшего два тысячелетия назад сегодня уже никем не отрицается. Историческое обоснование этого права было четко изложено лидерами еврейского и христианского общественных движений задолго до возникновения идеологии политического сионизма Теодора Герцля.

Что же тогда является предметом ожесточенных споров на всех уровнях международного сотрудничества в пролетевшем ХХ и начале наступившего XХI веков? Оспариваются юридические права евреев на территорию Палестины, освобожденную от турецкого владычества в результате распада Османской империи и передела мира, начавшегося после Первой мировой войны. При этом каждый раз возникает и во множестве вариантов – главным образом, с антиизраильских позиций – обсуждается вопрос: кто позволил евреям вот так просто взять и вытеснить с палестинской территории арабов, которые владели этой землей до этого на протяжении четырнадцати веков?

Вопрос поистине риторический. Ответ на него был уже получен почти столетие назад на самом высоком международном уровне и закреплен соответствующими правительственными документами. Однако для тех, кому не дает покоя сам факт существования возрожденного из глубокого прошлого еврейского государства, доказательств прав евреев на возвращение на свою историческую родину не требуется. Им хотелось бы повернуть историю вспять, сбросить Израиль – единственного представителя западной цивилизации на Ближнем Востоке – в Средиземное море и вновь утвердить в этом регионе принципы средневекового феодализма.

Дэвид Ллойд Джордж со своих христианских позиций приветствовал "возвращение евреев в Сион", ибо это было исполнением воли Бога
Дэвид Ллойд Джордж со своих христианских позиций приветствовал «возвращение евреев в Сион», ибо это было исполнением воли Бога

* * *

В первые два десятилетия ХХ века сионистское движение все больше и больше овладевало самыми широкими слоями еврейского населения. Параллельно рос и авторитет его лидеров в политических кругах и правительствах многих европейских стран. Дошло даже до того, что в ходе Первой мировой войны германское правительство предложило руководителям сионистской организации Германии стать посредниками в переговорах о мире.

Окончательный же перелом в признании сионисткой идеи наступил тогда, когда семейство Ротшильдов отказалось, наконец, от ассимиляторской позиции и перешло на сторону сионистов. Лайонел Уолтер, сын лорда Натаниэла Ротшильда, был даже избран председателем Британской сионистской федерации. Идея создания для евреев национального очага стала ведущей у еврейской элиты Европы. В центре борьбы евреев за создание своего национального очага оказалась Великобритания, и это было далеко не случайно.

Благодаря еврейской эмиграции из Восточной Европы, и в первую очередь, из России, численность еврейского населения центра Британской империи с середины 1880-х гг. возросло в 5 раз и составило почти 300 тысяч человек.

Евреи занимали прочное место в общественно-политической жизни государства: крещеный еврей Бенджамин Дизраэли еще в 1868 году возглавил правительство, а Натаниэл Ротшильд, внук основателя английского дома Ротшильдов, стал в 1885 году первым евреем, получившим звание пэра и право быть членом палаты лордов. К 1890 г. в стране были ликвидированы все религиозные ограничения при получении должностей и титулов, в результате чего евреи обрели все права гражданства, что фактически означало завершение процесса их политической эмансипации.

Во время Первой мировой войны в действующих войсках Британской армии насчитывалось около 50 тысяч еврейских солдат и офицеров, каждый пятый из них в боях отдал жизнь или остался инвалидом. Еврейские батальоны королевских стрелков принимали участие в боях за освобождение Палестины, а еврейская подпольная организация НИЛИ (аббревиатура фразы, означающей в переводе с иврита «Вечность Израиля не обманет»), созданная в 1915 г., снабжала англичан стратегической информацией о турецкой армии.

Все это не могло не сыграть своей роли при решении вопроса о судьбе будущего национального очага евреев, и руководство Всемирной сионистской организации (ВСО) изначально возлагало на английское правительство особые надежды в вопросах возрождения еврейской государственности в Палестине. Когда этот проект провалился, премьер-министр Великобритании лорд Артур Джеймс Бальфур предложил сионистам план еврейского заселения Уганды, но против нее резко выступила Демократическая фракция Сионистского конгресса, и уже в 1903 г. стало ясно, что этот проект также является нежизнеспособным.

Одним из лидеров Демократической фракции ВСО был Хаим Вейцман, преподаватель биохимии в Университете Женевы. Но в 1904 г. Вейцман получает приглашение от Манчестерского университета и оказывается в Англии, и этот, вроде бы, не столь значительный факт оказался чрезвычайно важным в истории еврейского народа. Став в 1910 г. подданным британской короны, Вейцман принимает активное участие в политической жизни страны. Он завязывает близкое знакомство с лордом Бальфуром и во время многочисленных встреч с ним старается убедить того в правоте идеи еврейского национального дома на Земле Израиля. В итоге, это сыграло свою решающую роль в те дни, когда Бальфур был министром иностранных дел Великобритании.

Особенно укрепились позиции Х.Вейцмана после того, как ему удалось выполнить в своей химической лаборатории несколько работ, важных для английской военной промышленности. В ходе разработки технологии производства синтетической резины он изобрел способ ускоренного получения ацетона, в котором остро нуждалась военная промышленность при изготовлении взрывчатых веществ. Вейцман передал изобретение английскому правительству, и Великобритания получила серьезные преимущества перед другими воюющими государствами.

Декларация Бальфура
Декларация Бальфура

* * *

Первая мировая война началась с объявления Германией 1 августа 1914 г. войны России. В тот же день тайной конвенцией о союзе с Германией свое участие в войне на ее стороне подтвердила Турция. Этот день можно считать началом конца просуществовавшей пять веков Османской империи. 29 октября Турция без объявления войны начала бомбардировку российских городов на Кавказе, и уже к 5 ноября в состоянии войны с ней были Россия, Великобритания и Франция. А спустя всего 5 месяцев, 8 апреля 1915 г., в разгар военных действий, правительство младотурков приступило к депортации армян в Сирию и Месопотамию, при которой погибло около 1,5 млн. человек. Над еврейским населением Палестины нависла смертельная угроза. Трагедию удалось предотвратить только благодаря вмешательству германского правительства, покровительствовавшего сионистам.

Репрессивный режим младотурков, принесший огромное число жертв гражданского населения Турции, заставил страны Антанты поторопиться с принятием решения о будущем Османской империи, и уже 20 марта 1916 г. союзники договариваются о послевоенном разделе Турции. Два дипломата – француз Франсуа Жорж-Пико и англичанин Марк Сайкс в ноябре 1915 г. разработали план послевоенного раздела Турции, легшего в основу секретного соглашения о разграничении сфер интересов на Ближнем Востоке. Этот договор 16 мая 1916 г. подписали в Лондоне французский посол П.Камбон и английский министр иностранных дел Э.Грей в форме обмена нотами. Документ вошел в историю под названием «Соглашение Сайкса – Пико». Территория Палестины (вместе с Иорданией и Ираком) должна была отойти к Великобритании.

«Соглашение Сайкса – Пико» закладывало мину замедленного действия под будущий мир на Ближнем Востоке. Это было предательством по отношению к арабам, которым британский полковник Томас Лоуренс, вошедший в историю как Лоуренс Аравийский, пообещал независимость в случае их поддержки союзников в войне с Турцией. Лоуренс спровоцировал Великое арабское восстание и даже вошел вместе с будущим королем ирака Фейсалом I в освобожденный от турок Дамаск в мае 1916 г.

Что касается еврейского государства, то и ему места на новой карте Ближнего Востока не находилось, и шансов на то, что оно когда либо найдется – тоже. Но в декабре 1916 г. ситуация изменилась, и Вейцман понял: сейчас или никогда. В британском правительстве оказались те, кого он знал, как сочувствующих евреям в их стремлении создать собственное государство на месте древней Иудеи: министром внутренних дел стал Герберт Самуэль – первый еврей, член правительства Британской империи, министром иностранных дел – лорд Бальфур, а премьер-министром – Дэвид Ллойд Джордж.

Для Ллойд Джорджа как истинного христианина понятия «Палестина» и «Иерусалим» не были пустыми звуками. Он со своих христианских позиций приветствовал «возвращение евреев в Сион», ибо это было исполнением воли Бога.

«Я знаю историю евреев лучше, чем историю моего народа, и могу перечислить всех царей израильских, – говорил он. – Но едва ли вспомню дюжину английских королей». Для лорда Бальфура Библия тоже была живой реальностью. Он был захвачен идеей возвращения евреев на родину и говорил, что христианский мир в неоплатном долгу перед народом, изгнанным из Палестины.

Что касается Г.Самуэля, так тот еще в начале 1915 г. распространил среди членов кабинета министров меморандум с предложением установить над Палестиной британский протекторат и обеспечить помощь еврейским организациям в скупке земель, основании сельскохозяйственных поселений, создании учебных и религиозных учреждений. Как писал Г.Самуэль, эта маленькая страна («величиной с Уэльс») не сможет вместить всех желающих переехать в нее, но окажет глубокое влияние на еврейский народ во всем мире. Вряд ли сам Г.Самуэль предполагал тогда, насколько его слова окажутся пророческими! И вряд ли он мог тогда предполагать, что сам станет Верховным комиссаром в подмандатной Палестине.

Хаим Вейцман (слева, в арабской традиционной одежде) и эмир Фейсал I
Хаим Вейцман (слева, в арабской традиционной одежде) и эмир Фейсал I

В конце января 1917 г. Вейцман представил Марку Сайксу меморандум, который назывался «Общие принципы программы еврейского поселения в Палестине в соответствии с целями сионистского движения». Этот меморандум и сегодня представляет интерес, ибо провозглашает принципы, реализации которых была посвящена вся последующая история евреев Палестины. Даже удивительно, как их в то время смогла сформулировать группа людей, о которой сам Х.Вейцман писал позже в своей книге «В поисках пути» как о людях, «являвшихся дилетантами в области государственной политики, ибо были представителями народа, многие века отрезанного от государственной деятельности… и всего лишь на одно, в лучшем случае, на два поколения оторвавшихся от гетто». Вот эти принципы:

«1. Еврейское население Палестины… будет официально признано суверенными правительствами в качестве еврейской нации и будет располагать всей полнотой гражданских, национальных и политических прав в этой стране. Суверенные правительства должны будут признать желательность и необходимость еврейского возвращения в Палестину.

2. Суверенные правительства предоставят евреям своих стран полное и свободное право эмиграции в Палестину. Суверенные правительства предоставят еврейскому населению Палестины все возможности для немедленной натурализации и приобретения земель».

А пока война развивалась по своим законам. 8 марта 1917 г. вступили в войну США. 20 апреля лорд Бальфур прибыл с официальным визитом в США и на приеме в Белом доме встретился с членом Верховного суда США Луи Брандайзом – первым в истории Америки евреем в этой должности. Брандайз возглавлял в это время инициативную группу по созданию Американского еврейского конгресса и Временный комитет по общесионистским делам. Встреча показала полное совпадение мнений по палестинской проблеме. Брандайз заверил своего собеседника, что президент Вудро Вильсон готов письменно подтвердить свое мнение о необходимости создания на ближнем Востоке еврейского государства (что он позднее и сделал, прислав телеграмму Ллойд Джорджу).

А в это же самое время другой лидер Всемирной сионистской организации Нахум Соколов вел переговоры с французским правительством, которое также должно было декларировать свое позитивное отношение к палестинской проблеме и судьбе еврейского народа. В начале июня 1917 г. такая декларация была подписана. «По нашему мнению, – говорилось в ней, – будет актом справедливости, чтобы союзные державы оказали поддержку возрождению еврейской нации в той стране, из которой еврейский народ был изгнан столько столетий назад. Франция относится положительно к этим стремлениям».

Оставалось совсем немногое: нужно было, чтобы свою официальную точку зрения на эту проблему высказало правительство той страны, которая, согласно достигнутых договоренностей, должна будет включить территорию Палестины в состав своей империи. И тут Хаим Вейцман взял инициативу в свои руки: он предложил британскому кабинету министров проект политической декларации, в которой Великобритания выразила бы свое согласие с «принципом признания Палестины как Национального очага еврейского народа и права еврейского народа строить свою национальную жизнь в Палестине…»

Окончательное решение палестинской проблемы пришлось на позднюю осень 1917 г. 31 октября на заседании британского кабинета министров обсуждалось будущее этого региона. Было решено лишить Оттоманскую империю всех ее завоеваний. Что касается Палестины, то она после войны должна была стать британским протекторатом, и еврейский народ получит право начать там новую историческую жизнь. А спустя два дня произошло, наконец, событие, которого так долго ждали сионисты: 2 ноября 1917 г. министр иностранных дел Великобритании Артур Джеймс Бальфур отправил с курьером лорду Лайонелю Уолтеру Ротшильду краткое и внешне маловразумительное частное письмо. Оно было опубликовано неделю спустя и стало официальным документом – декларацией о доброжелательном отношении Великобритании к сионистским стремлениям евреев, который вошел в историю под названием «Декларации Бальфура» и определил всю дальнейшую судьбу еврейского народа. Шестьдесят семь слов, напечатанных на машинке в канцелярии британского Министерства иностранных дел. Один из наиболее значительных, хотя и спорных документов нашего времени. Вот это письмо:

«Правительство Ее Величества положительно рассматривает учреждение в Палестине национального дома для еврейского народа и будет прилагать всевозможные усилия для облегчения достижения этой цели, при наличии ясного понимания того, что не будет сделано ничего такого, что может отрицательно повлиять на гражданские и религиозные права нееврейских общин в Палестине или на политический статус евреев в любой другой стране».

Таким образом, одной единственной фразой британское правительство почти за год до окончания Первой мировой войны одарило евреев территорией, которой само еще не обладало. Но это была великая фраза, ибо ею британские власти открывали путь к воплощению в жизнь многовековой еврейской мечты о возвращении своего народа на древнюю родину. Решающее слово было, наконец, сказано.

Декларация Бальфура подала сигнал к началу британской военной кампании в Палестине под командованием лорда Эдмунда Алленби. В его войсках были солдаты Еврейского легиона – группы евреев-добровольцев из Англии, США, Канады и Палестины. Приказ, полученный из Лондона, гласил: «Взять Иерусалим до Рождества». Приказ был выполнен, и в первый день праздника Ханукка, 11 декабря 1917 г., экспедиционный корпус генерала Алленби вступили в древнюю столицу еврейского государства.

Но как ни важна была эта военная победа, Декларация Бальфура сама по себе была великой победой еврейского народа, ибо она провозглашала его право на создание национального очага не где-нибудь, а именно в Палестине. Декларация явилась вызовом всем дипломатическим традициям своего времени: она противоречила понятиям международного права, ибо тогда еще никто не мог толком определить таких дефиниций, как «национальный очаг» или «еврейский народ». Даже сегодня по этому поводу ведутся ожесточенные споры. Да и такой страны как «Палестина» не существовало – был лишь «Южный округ Сирии», находившийся в дни обнародования Декларации под властью османской Турции. (После Первой мировой войны в Иерусалиме даже издавалась арабская газета «Южная Сирия»).

* * *

Декларация Бальфура стала законным основанием для деятельности Всемирной сионистской организации и стимулом для дальнейшего рассмотрения «палестинской проблемы». Уже на длившейся целый год Парижской конференции (18.01.1918 — 21.01.1920), той самой, где было принято решение о создании первой в истории международной организации – Лиги наций и одобрен ее устав, были определены границы Палестины, в которые вошли территории современного Израиля, Палестинской автономии, Иордании и северо-западной части Саудовской Аравии. Предполагалось, что это и будет территория будущего еврейского государства. А в концепцию созданной по инициативе Вудро Вильсона Лиги наций и подписанного 28 июня 1919 г. Версальского договора легли так называемые «14 пунктов Вильсона», один из которых прямо касался послевоенной Палестины:

«П.12. Турецкие части Оттоманской империи, в современном ее составе, должны получить обеспеченный и прочный суверенитет, но другие национальности, ныне находящиеся под властью турок, должны получить недвусмысленную гарантию существования и абсолютно нерушимые условия автономного развития».

Проходившее с 19 по 26 апреля 1920 г. в итальянском приморском курортном городке Сан-Ремо заседание Верховного совета держав Антанты приняло решении об установлении мандатной формы управления какой-либо территории «до тех пор, пока та не сможет управляться самостоятельно». Первый мандат был выдан Великобритании на Палестину. Это случилось 25 апреля. (Аналогичный мандат Великобритания получила 10 августа 1920 года на Месопотамию, а Франция 29 сентября 1923 года – на Сирию).

Конференция в Сан-Ремо подтвердила юридическую состоятельность Декларации Бальфура, и Палестина была официально признана национальным очагом еврейского народа. Как было написано в преамбуле Мандата, конференция подтверждает «исторические связи еврейского народа с Палестиной» и наличие «основания для восстановления его национального очага в этой стране». Некоторые статьи Мандата прямо накладывали на Великобританию юридическую ответственность за проведение в жизнь Декларации Бальфура, а именно:

– установление в стране политических, административных и экономических условий для безопасного образования еврейского национального дома (ст. 2);

– содействие еврейской иммиграции и поощрение плотного заселения евреями земель, включая государственные земли и те пустующие земли, которые не представляют интерес для общественных надобностей (ст. 6);

– содействие получению палестинского гражданства евреями, выбравшими Палестину местом своего постоянного проживания (ст. 7).

24 июля 1922 г. Британский мандат на Палестину был утвержден Советом Лиги наций и 26 сентября 1923 г. вступил в силу. В последующие четверть века, пока тянулось установленное Лигой наций британское правление в Палестине, не прекращалась борьба за практическое осуществление декларации Бальфура, пока, наконец, на карте мира не появилось новое государство – ИЗРАИЛЬ.

Яков БАСИН, Иерусалим
Еженедельник «Секрет» (velelens.livejournal.com)

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика