Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / «На кону стоят наши жизнь и свобода»

«На кону стоят наши жизнь и свобода»

Женское лицо израильской разведки

Одни из первых женщин – агентов «Моссада» Малка Браверман (слева) и Лили Кастель (справа) с первым руководителем служб разведки и безопасности Израиля Иссером Харелем и его женой Ривкой. Фото: Wikipedia/ Лиора Браверман
Одни из первых женщин – агентов «Моссада» Малка Браверман (слева) и Лили Кастель (справа) с первым руководителем служб разведки и безопасности Израиля Иссером Харелем и его женой Ривкой. Фото: Wikipedia/ Лиора Браверман

Женские обаяние, красота и проницательность способны творить чудеса: они открывают сердца врагов и находят ключи к неприступным объектам. Этим издавна пользуются все разведки, и «Моссад» не является исключением – в рядах бойцов невидимого фронта Израиля женщины занимают достойное место. Информация об их подвигах скрыта, их имена засекречены, но с каждой из них связана увлекательная история жизни, посвященной служению родине.

Среди них есть командиры опергрупп, владеющие всеми видами оружия, и аналитики, планирующие операции по всему миру. Интеллектуальный уровень их очень высок – многие имеют ученые степени, владеют различными языками, обладают уникальным опытом и проницательностью, позволяющими распутывать хитрые комбинации врага и выходить живыми из, казалось бы, безнадежных ситуаций. Они сверхчувствительны к окружающей среде, изобретательны, жестки, способны быстро менять свою идентичность и оставаться спокойными в экстремальных ситуациях. Ими движет чувство долга перед родиной, ради защиты которой они готовы оставить свои семьи и отправиться на выполнение опасных заданий.

Завесу секретности над ежедневным подвигом израильских разведчиц слегка приподняла журналистка Веред Рамон-Ривлин, получившая возможность взять интервью у пяти женщин, занимающих ключевые посты в «Моссаде». Представим их.

«Эфрат» – самая высокопоставленная женщина в «Моссаде». Под ее началом служат коммандос, летчики и другие бойцы невидимого фронта. Один из них стал ее мужем, у них трое детей. Награждена Премией безопасности Израиля.

«Яэль» – легендарный агент-оперативник. Многие годы как индивидуально, так и в составе боевых групп выполняла оперативные задания во многих странах.

«Элла» – агент-оперативник, 38 лет, мать троих детей, защитила докторскую диссертацию.

«Нирит» – агент-оперативник, мать троих детей, защитила докторскую диссертацию.

«Шира» – агент-оперативник.

– Агенты, действующие во враждебных странах, рискуют гораздо больше, чем в дружественных?

Эфрат: – При провале во вражеской стране моя жизнь будет кончена. Впрочем, при аресте в дружественной стране ситуация немногим лучше – там я могу провести остаток жизни в тюрьме. Но мы готовы пожертвовать своими жизнями ради безопасности родины.

Яэль: – Женщины – оперативники «Моссада» действуют за рубежом в любых условиях, даже когда дома остался больной ребенок. Мы знаем, что при этом на кону стоят наши жизнь и свобода.

Как жизнь в экстремальных условиях изменила вас?

Элла: – Мы стали гораздо более жесткими в достижении целей. Нам приходится принимать решения в условиях стресса и цейтнота, колебания чреваты провалом и гибелью. Впрочем, это не мешает нам оставаться любящими матерями и любимыми женами. Я знаю, что моя семья гордится моей службой в «Моссаде». Нам оказана честь, но вместе с тем на нас возложена и большая ответственность. Я принимала участие в операциях, по сравнению с которыми сюжеты шпионских фильмов кажутся детскими играми. В фильме эпизоду отводится пять минут, тогда как в действительности он длится несколько месяцев. И все это время ты находишься в противоборстве с врагом.

Яэль: – Когда меня пригласили в «Моссад», мне сказали: «Есть работа, которую ты можешь сделать лучше, чем десантник или летчик. Ты будешь глазами государства во вражеских странах».

Вы работаете в условиях, когда за успех порой приходится расплачиваться жизнью. Как вы относитесь к тому, что о вашем ежедневном подвиге почти никто не знает?

Нирит: – Моя работа дает мне чувство полезности, и потому я не нуждаюсь в оценках со стороны.

Вам часто приходится сталкиваться с опасностями. Как вы преодолеваете страх?

Эфрат: – В ходе операции вы погружены в выполнение задачи и не зацикливаетесь на своих страхах. Для этого нет времени, к тому же страх парализует. В нашей работе постоянно возникают нештатные ситуации. Решение тут одно – искать и находить выход. Постепенно вы обретаете уверенность в том, что способны справиться с любой неожиданностью.

Нирит: – Страх является одной из форм защиты. Если вы сознаете наличие угрозы, то он предохраняет вас от совершения глупостей. Вы концентрируетесь на своем деле, и ваша уверенность в себе основывается на знании противника и путей преодоления опасностей.

Есть ли у женщины-разведчика преимущества перед коллегой-мужчиной?

Яэль: – Женщина способна излучать невинность и обаяние. Это наше оружие в опасных ситуациях. В головах противника сидит образ врага, и им обычно является мужчина. Здесь женщина имеет преимущество. Она может проникнуть туда, где мужчину остановят. У женщины, которая с улыбкой входит в запретную зону, больше шансов на успех. Мужчина, пытающийся ночью затаиться в укромном месте, вызовет подозрения. Оказавшаяся там женщина, скорее всего, вызовет желание ей помочь.

Задумывались ли вы о том, чтобы уйти с агентурной работы?

Эфрат: – Это затягивает, как наркотик. Когда меня перевели на штабную работу, мне стало гораздо труднее: я постоянно спрашивала себя, в чем теперь смысл моей жизни.

Как вы переживаете неудачи?

Эфрат: – Неудача – такая же часть игры, как и успех. Послав людей на задание, закончившееся провалом, я как командир остро это переживаю. Но нас учили: кто не падает, тот не поднимается. К тому же это и самый короткий путь к обретению профессионального опыта.

Значительную часть своей жизни вы проводите под чужими именами и в чужом обличье. Как это отражается на вас?

Элла: – Вы все время существуете как бы в двух мирах и вынуждены себя контролировать, переходя из одного в другой. Все вокруг вас задействовано в вашей работе. Например, когда вы сидите в кафе в далекой стране, то и официант, принесший вам чашку кофе, становится источником информации.

Яэль: – Вы полностью входите в роль. Например, мне пришлось действовать во вражеской стране в качестве «жены» нашего агента. Я должна была исключить возможные подозрения в искусственности наших отношений. Это было непросто – ведь в доме постоянно присутствовала местная прислуга.

Человек, не научившийся лгать, не способен работать в разведке?

Шира: – Это необходимое условие. Вы должны быть способны лгать, будучи уверенными в себе и оставаясь при этом в полном спокойствии. При этом ваша ложь направлена вовне, тогда как внутри себя вы четко проводите грань между ложью и правдой. Если вы не способны на это, то все закончится провалом.

Как у вас возникла мотивация преодолевать, казалось бы, непреодолимые барьеры?

Эфрат: – Поставленная задача заставляет тебя прилагать все силы для ее решения. Когда мне было 20, я была самой младшей на курсе подготовки разведчиков. Мне было очень тяжело, и в какой-то момент я сказала себе: «Хватит, я больше не могу!» Однако вскоре подумала: «Если бы кто-то из тех, кто сражался за нашу страну, сломался от выпавших на его долю испытаний, то где бы мы были сегодня?»

Вы не можете поделиться своими переживаниями с близкими. Это не сводит вас с ума?

Яэль: – Есть вещи, которые я могу рассказать моему мужу, и есть вещи, о которых я никогда и ни с кем не буду говорить – ведь в моих руках безопасность страны.

Используют ли женщин – агентов «Моссада» в качестве сексуальных ловушек?

Эфрат: – Мы используем в работе женственность как средство достижения целей. Но если мы решим, что секс будет лучшим способом выведать информацию, никто в «Моссаде» не позволит это сделать.

Как вы попали в разведку?

Нирит: – Мне выпала честь быть первой женщиной в аналитическом подразделении «Моссада». Когда я демобилизовалась из армии, где служила в военной разведке, мне предложили работу секретарши в «Моссаде». Я отказалась и попросила позвонить, если будет серьезное предложение. Звонок раздался через несколько лет. Мне было уже 26, я окончила университет и работала над диссертацией. Я приняла предложение и была направлена на курсы разведчиков.

Какие качества, приобретенные вами в ходе учебы, особенно важны?

Эфрат: – Вы поднимаете руку и не знаете, какие мышцы использовали при этом. Так и в разведке: если я не могу получить нужную информацию самостоятельно, то ищу того, кто мне поможет. Это большое мастерство – превратить другого человека в продолжение самого себя. Он уверен в своей независимости, хотя на самом деле находится под вашим контролем. Он думает, что знает, кто вы, однако не способен понять ваши истинные цели. Это долгий путь достижения доверия. Только в конце этого пути я говорю человеку, что хочу от него, однако и тогда мои истинные цели остаются скрытыми. Этот человек работает на меня, сам об этом не догадываясь.

Насколько важно быстро вникать в незнакомый материал?

Элла: – Мы встречаемся со специалистами из самых разных областей, и нам нужно интеллектуально быть с ними на равных, чтобы вызвать их на сотрудничество. Для этого необходимо научиться быстро и глубоко осваивать совершенно новую информацию.

Не порождают ли ваши многочисленные способности чувства всемогущества?

Элла: – Немного, хотя этого быть не должно. Высокомерие и чувство всемогущества опасны, поскольку время от времени приводят к провалу.

Что больше всего удивляет вас в мастерстве получения информации?

Эфрат: – Понимание того, что ты можешь придумать реальность, и люди тебе поверят. Женщины хороши в этом тонком деле, потому что они гораздо глубже понимают людей. Женщины более уязвимы, и поэтому более осторожны.

Что было пиком вашей карьры до сих пор?

Эфрат: – Однажды вечером я сидела с четырьмя людьми, каждый из которых был нашим злейшим врагом. Разговор касался личных и профессиональных тем. Я видела, что наши враги обаятельны и умны. Они подозревали меня и в ходе беседы пытались проверить свои опасения. Они задавали мне вопросы, и я, полагаясь на интуицию, говорила им нечто противоположное тому, что они ожидали услышать от меня. Я прошла этот тест и считаю, что провела эту важную и опасную беседу на пике своих возможностей.

Подготовил Александр ШУЛЬМАН
«Еврейская панорама»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика