Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / На измене

На измене

Вступление в силу закона об иностранных агентах все ближе. Юристы обеспокоены невозмутимостью НКО, которых могут обвинить еще и в шпионаже

Петр Саруханов — «Новая»
Петр Саруханов — «Новая»

Со дня на день Минюст должен ответить на запрос правозащитников из ассоциации «Агора» по поводу закона об иностранных агентах среди некоммерческих организаций (НКО). Юристы попросили ведомство разъяснить такие юридически «резиновые» термины, как, например, «формирование общественного мнения» или «воздействие на принятие государственными органами решений». Эти труднообъяснимые понятия волей Госдумы стали признаками «политических» НКО, которые, получая какое-либо иностранное финансирование, с 21 ноября 2012 года будут обязаны войти в реестр иностранных агентов. Эксперты ассоциации убеждены: эти признаки присущи, ни много ни мало, всем НКО. При этом руководители большинства из них, что называется, не шевелятся. А ведь за неисполнение требований закона им грозят драконовские штрафы и уголовное преследование.

По просьбе «Новой» председатель «Агоры» Павел ЧИКОВ, который сейчас ездит с тренингами для НКО по крупным российским городам, провел юридический блиц-анализ закона, рассказал о возможных вариантах его применения, настроениях среди «иностранных агентов», а также о том, какие еще препоны законодатели готовят для них.

Государственная измена — в пакете

Четкой позиции о том, как себя вести, нет ни у кого. Между тем последствия принятия закона об иностранных агентах и сопутствующих ему поправок в Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс могут быть очень существенные. Это не только приостановление деятельности, но и штрафы до миллиона рублей для организации и до 500 тысяч рублей для руководителя. А по новой статье УК «Злостное уклонение от исполнения  обязанностей иностранного агента» это может привести и к уголовному делу на руководителя.

Очевидно, что в пакете с законом об иностранных агентах идут и поправки в статьи УК о государственной измене и шпионаже, в которые сейчас включается еще один состав преступления — «с целью передачи сведений». Это очень расширяет понятие государственной измены и включает в него сбор любых сведений, угрожающих безопасности России, и передачу их международной организации.

Грубо говоря, даже жалоба в Европейский суд по правам человека может считаться государственной изменой, если сведения, которые в жалобе изложены, угрожают безопасности страны.

И если НКО входит в реестр иностранных агентов, она тем самым облегчает доказывание того, что действует в иностранных интересах. В сентябре все эти поправки были приняты Госдумой в первом чтении. Депутаты планируют вернуться к их обсуждению в середине октября.

Настроения

На данный момент все это звучит бредово, но год назад казалось неправдоподобным то, что происходит в России сейчас. Поэтому мы провели семинары для НКО в Москве, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Перми и Санкт-Петербурге. В общей сложности в них приняли участие представители порядка трехсот разных НКО, не только правозащитных. Еще будут семинары в Воронеже и на Северном Кавказе.

Общее настроение таково: всерьез закон никто не рассматривает и в реестр вступать не собирается. При этом до тренингов люди практически ничего об этом законе не знали и называли себя иностранными агентами только в шутку. После семинаров у всех было довольно удрученное настроение.

В отношении к этому закону есть четкая линия между правозащитными организациями и всеми остальными. Позиция правозащитников известна — они за демонстративный саботаж закона. Лишь несколько организаций, в основном социально направленных, но при этом крайне влиятельных, заявили, что если на кону будет стоять вся их деятельность, то они будут рассматривать вопрос о вступлении в реестр.

Выхода нет

Необходимо напомнить: чтобы НКО была признана иностранным агентом, надо, чтобы она удовлетворяла двум критериям.

Первый критерий — иностранное финансирование. Условия его в законе таковы, что под них подпадает любая НКО. Иностранным финансированием признается получение имущества, в том числе денег, от иностранного государства, его органов, иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных и международных организаций. Пример: в профсоюз по закону могут входить иностранцы. Скажем, в профсоюз летчиков входят лица — граждане Украины и Белоруссии. Полученные от них взносы считаются иностранным финансированием.

К нему же приравнено получение денег от любого российского юридического лица, которое, в свою очередь, получает деньги от иностранного. Получение денежных средств от любого акционерного общества, которое зарегистрировано в офшоре, или организации, которая получила кредит в иностранном банке, удовлетворяет этому признаку.

Второй критерий — занятие политической деятельностью. Любая деятельность, направленная на формирование общественного мнения, может быть политической. А что такое формирование общественного мнения, четко определить трудно. В законе ответа на этот вопрос нет.

При этом в законе не указано, что иностранное финансирование должно идти именно на политическую деятельность. Это два самостоятельных критерия. Вы получатель иностранного финансирования? Вы формируете общественное мнение? Добро пожаловать в реестр!

Однако непонятно, кто будет его вести — управления Минюста в регионах или центральный аппарат ведомства. Кроме того, в законе написано, как войти в реестр, но не написано, как из него выйти. Означает ли это то, что из него выйти невозможно? Снова нет ответа.

Наказания

НКО не осознают, что закон возлагает на них самих обязанность определиться, являются они иностранными агентами или нет. Это, конечно, иезуитство. Все равно как если бы власти сказали: «Послезавтра все жители России делятся на черных и на белых. Каждый должен определиться, черный он или белый. Тех, кто определится неправильно или не определится, мы будем карать».

Тем временем у Минюста с 21 ноября появится сразу ряд рычагов, которые он сможет задействовать по волюнтаристскому желанию. Во-первых, предупреждение о нарушении закона. Это комариный укус. Во-вторых, приостановление деятельности на срок до шести месяцев. В-третьих, административное дело. Оно может быть возбуждено как в отношении организации, так и ее руководителя. Причем могут быть возбуждены одновременно дела по всем трем новым составам правонарушений.

То есть в худшем случае может быть возбуждено шесть дел: по три в отношении руководителя и организации.

Наконец, уголовное дело — за «злостное уклонение от исполнения обязанностей иностранного агента». Можно предположить, что злостным неисполнением будет считаться ситуация, когда организация обжаловала некое действие Минюста в суд, суд признал его законным, решение вступило в силу, но в течение долгого времени не исполняется организацией. Наказание — до четырех лет лишения свободы.

Судя по настроениям в Минюсте, ведомство само не в восторге от этого закона и не будет активно педалировать его применение в карательных целях. Однако «не будет» не значит «не может». Если поступит заказ на конкретную организацию, на нее может обрушиться все и сразу.

Заказ

По моим ощущениям, закон и принимался под конкретные организации. Во-первых, под те, которые организуют публичные акции, а во-вторых — под участвующие в избирательном процессе. Грубо говоря, под ассоциацию «Голос» с одной стороны и под НКО, которые «мутят» протестные акции в Москве, с другой.

Некоторым НКО в региональных управлениях Минюста говорили: «А что вы беспокоитесь? Вы под закон не подпадаете, вы же акции не проводите и в избирательном процессе не участвуете». Однако чиновники сразу оговорились, что это их личное мнение, и они сами ждут разъяснений из Москвы.

Что делать

Когда закон об иностранных агентах только был принят, самым безопасным способом реагирования на ситуацию казалось вступление в реестр, поскольку выполнение обязанностей иностранного агента юридически не очень обременительно. Однако принимаемые поправки в статью о государственной измене фактически означают, что тот, кто входит в этот реестр, становится для властей подозреваемым. Остается доказать только факт сбора какой-нибудь информации, которая, по мнению следователей ФСБ, будет угрожать безопасности России. Поэтому сейчас вариант вхождения в реестр уже не видится минимально безопасным для НКО. Наоборот, кажется, что нужно всеми силами попытаться не допустить вхождения в реестр, пусть даже ценой угрозы штрафа.

 

Никита Гирин
novayagazeta.ru

 

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика