Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / На грани развала

На грани развала

30 апреля в Ираке состоятся парламентские выборы, которые могут стать поистине судьбоносными в истории этой страны.

На грани развалаИрак – пожалуй, самое искусственное государство нашего региона, возникшее по воле колонизаторов, объединивших под один флаг арабов-шиитов, арабов-суннитов, курдов, в большинстве своем относящихся к суннитской ветви ислама, а также ряд других, количественно незначительных религиозных и национальных меньшинств. На данный момент население страны оценивается примерно в 32 млн. человек. Из них мусульмане составляют 95%. Согласно большинству оценок, примерно 65% из них – шииты (правда, сунниты подобный расклад, как правило, оспаривают). Курды составляют около 17% всего населения страны.

В прошлом Ирак принимал активное участие в арабо-израильских войнах и десятилетиями был одним из самых значимых военных факторов на Ближнем Востоке. Сейчас ситуация иная, однако происходящее в этой стране самым непосредственным образом влияет на ситуацию у соседей, в первую очередь в Сирии и Иордании, и напрямую затрагивает интересы крупнейших мировых и региональных игроков, таких как США, Иран, Саудовская Аравия и Турция. Ирак является одним из важнейших мировых экспортеров нефти, на его территории находятся также крупнейшие залежи природного газа.

Нынешние выборы станут первыми, когда на территории страны отсутствуют иностранные войска, и пройдут они в осложнившейся до предела внутриполитической обстановке.

Говоря о сложившемся в Ираке положении, стоит отметить три основных фактора. Первый – масштабное кровавое противостояние в суннитских провинциях страны. Здесь различные радикальные организации, среди которых доминирует «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), в союзе с представителями многих местных племен ведут вооруженную борьбу с правительственными силами и союзниками властей из числа суннитских племен, так называемыми «ас-Сахва». Важно отметить, что многие из этих племен руководствуются сугубо меркантильными соображениями, и потому в устах исламистов во всем суннитском мире слово «ас-Сахва» стало синонимом самого омерзительного предательства.

В последние месяцы противостояние вышло на уровень, предельно близкий к полномасштабной войне. Это уже не только партизанские и террористические вылазки, которыми Ирак «славился» и ранее. На данный момент боевики контролируют десятки (!) процентов территории страны, включая ряд крупных населенных пунктов, и проводят массированные атаки на силовиков, приводящие, в числе прочего, к уничтожению и затрофеиванию многочисленных единиц бронетехники. Само собой, не прекращается, а лишь возрастает и сугубо террористическая активность, направленная в первую очередь против шиитов. Большая часть таких атак, часто с использованием самоубийц, происходит в Багдаде и шиитских населенных пунктах юга.

На данный момент действия иракской армии против суннитских оппонентов можно назвать безуспешными. Не помогли пока и непрерывно нарастающие закупки вооружений. Кстати, происходящее в этом направлении не может не вызывать удивления своей бессистемностью: пестрота приобретаемого вооружения, его виды и источники закупок заставляют всерьез усомниться в здравости мышления тех, кто принимает в Багдаде соответствующие решения. Хотя если вспомнить о коррупционной составляющей таких сделок, в своего рода здравом уме отказать этим людям нельзя.

Вторым важнейшим фактором иракской политики является обострившееся до предела противостояние правительства аль-Малики и Иракского (Южного) Курдистана. Многочисленные противоречия имели место всегда, но последние, приведшие кризису, оказались связаны с желанием курдов самостоятельно экспортировать нефть с части своих месторождений. Кроме всего прочего, они объясняют его тем, что власти страны не выделяют Курдистану положенную ему часть госбюджета в размере 17%. Какими претензиями к курдам объясняют в Багдаде неполное выделение бюджета – отдельный разговор, но на попытку экспортировать нефть самостоятельно аль-Малики прореагировал гораздо жестче, чем просто недоплатой. Перевод денег курдам прекратился полностью, и многочисленные бюджетники Южного Курдистана вообще перестали получать зарплату. Кризис вышел на качественно новый уровень, и в курдском регионе снова вслух заговорили о полном отделении от Ирака. На днях о такой возможности прямым текстом заявил президент автономии Масуд Баразани. Однако решиться на такой шаг курдам будет очень непросто. Самая главная проблема в том, что до сих пор не решен статус их обширных исторических территорий, в том числе и нефтеносного района Киркук, на данный момент не входящих в курдские провинции. Конституцией 2005 года они признаны спорными, и их судьба должна определиться на местном референдуме. Отделение Курдистана без решения этого вопроса может дать арабам повод развязать вооруженную борьбу за Киркук, и удержать данную территорию курдам будет непросто.

Но и это еще не все. В случае отделения нынешние темпы добычи и экспорта нефти в регионе позволят обеспечить доход примерно в 10 млрд. долларов в год. При этом не полностью выделяемые 17% иракского бюджета составляют сумму примерно в 2,5 раза большую. Оценка сделана, исходя из нынешних цен на нефть, а для того чтобы выйти по масштабам самостоятельного экспорта и добычи на уровень доходов в 25-30 млрд., курдам, по прикидкам ряда экспертов, понадобится от 2 до 4 лет.

Нельзя забывать и о крайне непростом внутриполитическом положении в курдском регионе. Через 7 месяцев после состоявшихся здесь выборов в нем до сих пор так и не сформировано коалиционное правительство. А чего стоит тот факт, что до сих пор ни вооруженные силы Южного Курдистана (пешмерга), ни служба безопасности «Асаиш» не являются едиными. Те их части, что относятся к провинциям Дохук и Эрбиль, подчиняются Демократической партии Курдистана (ДПК), возглавляемой Баразани, а в провинции Сулеймания этими структурами командует Патриотический союз Курдистана (ПСК), в котором из-за инсульта лидера и по совместительству президента Ирака Джалала Талабани царят раздоры и безвластие.

Кстати, одним из озвученных в ходе нынешней предвыборной кампании пиар-ходов стало предложение этого поста Масуду Баразани (президентом Ирака по нынешней конституции должен быть курд). Однако на данный момент никаких причин принимать эту должность, имеющую почти исключительно символическое значение, у самого влиятельного курдского политика нет.

Третьим важнейшим предвыборным фактором в Ираке является ситуация внутри самой многочисленной общины – шиитской. За годы своего авторитарного правления, длящегося с 2005 года, нынешний премьер Нури аль-Малики не только ожесточил против себя суннитов и вызвал глубокое раздражение у курдов. Против него всерьез настроены и многочисленные шиитские движения. Причины – коррупция, ситуация в сфере безопасности, отношение к суннитам и многие другие. Иными словами, весьма велики шансы на то, что по итогам выборов аль-Малики у власти не удержится. Соперниками премьера выступают два крупных шиитских блока. В первую очередь это движение Муктады Ас-Садра, в свое время возглавлявшего военную группировку «Армия Махди», попившую немало крови у американцев, а также Высший исламский совет Ирака (ВИСИ) Омара аль-Хакима, объединяющий большое количество партий и движений. Наконец, что очень важно в иракских реалиях, нынешним премьером недоволен и крупнейший шиитский религиозный авторитет страны Али аль-Систани. В свое время он сыграл огромную роль в повышении активности и влияния общины в политической жизни Ирака, при этом напрямую в политику не вмешиваясь. Именно благодаря авторитету аль-Систани шииты активно участвовали во всех выборах в стране, в отличие от тех же суннитов. Более того, аль-Систани всегда настаивал и на голосовании женщин, даже вопреки воле их мужей. Огромная заслуга этого религиозного деятеля и в том, что шииты в массе своей воздерживаются от терактов против суннитского населения, несмотря на непрекращающиеся действия такого рода со стороны суннитских радикалов. Не будь его твердой позиции в данном вопросе, крови в Ираке пролилось бы гораздо больше, и не исключено, что страна давно скатилась бы в полный хаос. Объясняет аль-Систани необходимость сдержанности тем, что сами террористы, а также их вдохновители, якобы в массе своей являются иностранцами. Безусловно, на итогах выборов скажется и то, насколько решительно он проявит свое недовольство в адрес аль-Малики в последние предстоящие голосованию дни.

В качестве наиболее вероятной альтернативы нынешнему премьеру называют кого-то из лидеров входящих в ВИСИ партий, возможно, самого аль-Хакима. Однако кому бы ни сопутствовал успех, в итоге должна быть сформирована коалиция, опирающаяся на 2/3 депутатов, что является очень непростой задачей. Для иллюстрации: после выборов 2010 года, «консультации» по формированию правительства длились 10 месяцев, а премьером стал аль-Малики, чья партия даже не была самой крупной среди всех шиитских.

Для формирования правительства победители, скорее всего, должны будут проявить чудеса политической эквилибристики, в противном случае в нынешней ситуации Ирак как единое государство может долго и не протянуть. Если процесс затянется, как в 2010 году, это может иметь катастрофичные последствия.

Среди послевыборных сценариев многие обозреватели считают ключом к расколу страны как раз очередную победу аль-Малики, т.к. стиль его правления в последние годы предусматривает дальнейшую конфронтацию с курдами и суннитами. И наоборот, победа его противников из шиитского блока видится предвестником сглаживания части противоречий и запуском процесса дальнейшей федерализации Ирака, когда провинциям, в том числе и суннитским, будут переданы дополнительные полномочия. Но даже в этом случае перспективы Ирака из-за искусственности его образования, скажем так, не выглядят оптимистично. Суннитское население настроено крайне антишиитски (с точки зрения исхода выборов, очень важно, какова будет явка в суннитских районах). Курды, несмотря на все внутренние противоречия, желают заполучить свои территории, которые пока имеют статус спорных, а также начать полноценный самостоятельный экспорт нефти. После гипотетического достижения этих целей для объявления независимости им останется дождаться лишь удобного внешнеполитического момента.

Война в Сирии подпитывает боевые действия в Ираке и наоборот. Соответственно любые существенные подвижки в одной из этих стран серьезно скажутся на положении в другой. Так же, как и в Сирии, наиболее активными игроками-оппонентами на иракском поле являются Иран и Саудовская Аравия. Ну и само собой, несмотря на уход американских войск из Ирака, велика роль Вашингтона. Тот факт, что курды Ирака так до сих пор и не объявили свою независимость, обусловлен в основном именно позицией США. Однако в будущем она может измениться, тем более в свете сближения Южного Курдистана и Турции и возможного сползания Ирака в тотальный хаос.

Давид Шарп, «Новости недели» – «Континент»
Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика