Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Культура / Михалковское

Михалковское

23tsgerbВ названии нет ошибки, потому что не про Пушкина.

Егор Кончаловский и Никита Михалков несколько месяцев назад обратились с письмом к Президенту РФ, чтобы по их просьбе выделили 1 000 000 000 (миллиард рублей) на развитие сети как бы общедоступных заведений общепита под названием «Едим дома» (потом название трансформировали в «Едим как дома») под руководством жены первого автора письма Юлии Высоцкой.

Надо отметить, что у нее только в Москве уже есть несколько небольших ресторанов, она постоянно издает книги по кулинарии, ведет передачу на ту же тему на ТВ, печатается с популярных журналах. А кроме того, снимается в кино и играет в театре, в том числе и в спектаклях, которые ставит ее муж Андрей Кончаловский.

Поэтому понятно, что информации о переписке представителей клана Михалковых с первым лицом российского государства вызвала соответствующую ироническую реакцию в интернете, поскольку люди, которые просили в кризис крупную сумму на развитие своего семейного бизнеса, явно не бедствуют.

Народ стебался, как мог. Однако, обращение к Президенту России Кончаловского и Михалкова не осталось без внимания.

По официальной версии, его передали на рассмотрение вице-премьеру Дворковичу, после чего ответ на инициативу творчески кулинарных и не только людей как-то размылся. Не сказали ни «да», ни «нет», чтобы народ не раздражать.

Но, как говорил в другой стране Михаил Горбачев, «процесс пошел!».

То руководство Московской области говорит о том, что можно рассмотреть преференции данному проекту, то Никита Михалков вдруг изрекает, что реализация проекта может занять несколько лет и что подобные заведения могут появиться и в Европе (вроде бы, даже в Праге – и тогда «Едим как дома» за счет налогоплательщиков переместится из России за ее пределы, хотя и при осуществлении задумки в своем отечестве не каждый может отведать кулинарные изыски Юлии Высоцкой).

То есть, нам намекают, что не парьтесь, как перевели хит известного американского исполнителя, By happy, все будет оk!

А тут еще в самом центре Москвы открыли памятник (даже целую скульптурную композицию), посвященный юбилею Сергея Михалкова, классика советской детской литературы, поэта, драматурга, автора всех трех отечественных гимнов, общественного деятеля.

На открытие его приезжал сам Президент РФ, что большая редкость, поскольку трудно вспомнить, когда первое лицо государства участвовало в подобной церемонии.

По замыслу скульптора Александра Рукавишникова герой его творения сидит на лавочке рядом с домом, где жил долгое время. И смотрит на девочку (пионерку?), которая протягивает ему букет цветов.

Илья Абель
Автор Илья Абель

Памятник это выглядит манерно и фальшиво как по замыслу, так и по исполнению. Вспоминается, что подобную композицию тот же автор предлагал установить на Патриарших прудах и разместить на ней бронзовый аналог писателя Михаила Булгакова. Правда, скамейка тогда была сломанной, а рядом с писателем расположиться должны были герои «Мастера и Маргариты». Но москвичи как-то дружно выступили против гигантомании Рукавишникова, так что теперь фрагменты всей композиции можно увидеть за забором, кажется, мастерской скульптора, которая располагается аккурат за Московским домом книги, что на Новом Арбате. И это столь же символично, как и открытие памятника Сергею Михалкову, потому что важны не его художественные особенности, пусть и прямолинейно исполненные в духе последних творений известного скульптора (Никулин с машиной около Цирка на Цветном бульваре, Шолохов в лодке среди лошадиных голов тоже на бульваре, но другом, и так далее).

Важно, что во время переоценки ценностей, в том числе, в литературе и культуре, памятник Сергею Михалкову обозначает ориентиры консервативного курса на то и на другое. Как и на поддержку официальную того, что делает, например, в кинопроизводстве Никита Михалков.

Самая последняя новость в данном роде: Оскаровский комитет России выдвинул фильм «Солнечный удар» для участия в конкурсе «Оскар» в Америке в разделе зарубежных фильмов.

С формальной стороны все логично, ведь киноопус младшего Михалкова получил главные призы ежегодного конкурса «Золотой орел».

Другое дело, что номинант и победитель его является непосредственным руководителем и данного проекта, и Союза кинематографистов России. Да и фильм его по художественной и публицистической прозе Бунина не получил в России хорошего проката, хотя однажды и был показан по одному из российских официальных телеканалов.

В прошлом году Егор Кончаловский отказался от участия в выдвижении фильмов на «Оскар» от России. И потому в Америку поехал «Левиафан» Звягинцева, в связи с тем эту ленту поливали грязью, как только могли и те, кто могли. «Левиафан» не получил большого признания на «Оскаре», и чувствовалось, что такое отношение к спорному, но очень профессионально снятому фильму, здесь вызвало не возмущение, а умиротворение.

И вот сейчас Никита Михалков говорит о том, что его «Солнечному удару» ничего не дадут, перечисляя политические и иные околотворческие причины. (Заметим, что точно также он говорил и тогда, когда муторное, эпохальное и клюквенное продолжение его «Утомленного солнца» провалилось в Каннах, хотя ни санкций, ни обострения политической ситуации и в помине не было.)

Тогда возникает естественный вопрос: если режиссер знает, что ему не на что рассчитывать в смысле призов на Западе, в частности, в Штатах, то тогда для чего же он выставил свой фильм на обсуждение.

Съездить за государственный счет по своему статусу он может и без участия в «Оскаре».

Тогда объяснение самое тривиальное: важно показать, что он на плаву, что имеет поддержку, что с ним надо считаться, что он имеет право, как герои Достоевского и не только.

Но тут есть и еще один любопытный аспект.

Постоянный жупел публицистических передач на разных каналах ТВ – американцы. Поэтому патриотично их ругать, показывать, что они ведут нечестную игру и выступают против правильной российской политики внутри и вне страны.

При этом, на Первом канале периодически показывают американские блокбастеры и просто лирические фильмы по выходным, СТС чуть ли ни ежедневно демонстрирует сериалы и отдельные киноработы американского производства. Даже на НТВ, где с утра до вечера показывают сериалы про полицейских и преступников, вдруг показали «12 лет рабства», не совсем понятно с какой стати, что стало большим удивлением для телезрителей, привыкших к перестрелкам, воровской фене и подвигам бывших милиционеров и нынешних полицейских.

Так что Никита Михалков совершенно в тренде: с одной стороны, ругаем, а с другой – даем возможность увидеть, как кто-то живет, руководствуясь законом и порядком. (Кстати, в России сделали многосерийный и на несколько сезонов вариант названного штатовского проекта и показывают его постоянно на том же НТВ.)

Но, может быть, уже достаточно михалковщины. И пора поступать так, как нередко повторяет президент: «Котлеты отдельно, а мухи отдельно!»

Но, судя по всему, это не про Михалковых, поскольку, что касается, например, Никиты Сергеевича, он теперь уже, скорее всего, останется бессменным руководителем Союза кинематографистов России и будет продолжать снимать то, что захочет и за сколько захочет (какой-то депутат Госдумы поднял вопрос: не много ли было потрачено – 45 000 000 рублей – на эпос Михалкова о войне, но как-то быстро и тихо вопрос прикрыли, чтобы опять же не будоражить общественное сознание).

А что касается, собственно, «Солнечного удара», то фильм вышел тягучим, эстетским, патриотичным и не совсем политкорректным (чего стоит образ Розалии Землячки, как выясняется по фильму, главного врага защитников отечества из бывших царских офицеров).

И пролетит такое кино на «Оскаре» прежде всего и потому, что слишком нравоучительное, заторможенное и как бы вне времени, не говоря уж о его тенденциозности достаточно специфического разлива, где любовь к отечеству передана через любование прошлым, тем, что давно уже кануло в Лету и вряд ли вернется когда-нибудь.

Но и ностальгии у Михалкова нет, несмотря на его родословную. А есть расчет и пропаганда, что можно заметить в любом произведении литературы и искусства, но, когда и того, и иного слишком много, то все художественные изыски становятся виньеткой прямолинейного лозунга и пафоса, не всегда актуальных с исторической и эстетической точки зрения.

Михалков любит рассуждать о нравственности, о духовности, о народности. И тут бог ему судья, а не жюри «Оскара», что правильно и приемлемо. Так что, не по адресу, видимо, адресован его «Солнечный удар», как и «Едим дома» совместно со старшим братом и его женой. В России явно не до них. В любом смысле слова.

Не парадоксально ли, что Никита Михалков в контексте отечественных политических реалий посылает свой фильм на «Оскар», выражая тем самым одновременно и интернализм, и державность, имея в виду, что его творению будут не рады и заранее испытывая удовлетворение от того, что его шедевр пролетит в заокеанском конкурсе, скорее всего, по всем статьям?

Парадоксально, конечно, но престиж выше всего, поскольку в своих пенатах проигравший Михалков окажется героем, сразившимся с врагом и потерпевшим от него не поражение, а невнимание, заслужив тем самым очки в своей стране.

Ради этого, наверное, все и затевалось, поскольку имидж, образ и власть – все. А остальное – кружева для местных патриотов.

Илья Абель

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика