Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Культура / Михаил Гуревич | Как это делается в Чикаго

Михаил Гуревич | Как это делается в Чикаго

Предварительные итоги 53-го международного кинофестиваля

Призы на Чикагском кинофестивале объявляют несколько предварительно, как заведено – и как не устаю повторять от обзора к обзору, – тем самым обнаруживая их вроде бы ‘нагрузочную’ природу, вишенку на торте, по сути дела, фестиваля фестивалей, то есть скорее зрительского, притворяющегося еще и профессионально-тусовочным, но почти лишенного настоящего роения и интриги, когда, в частности, жюри представлено городу и миру, и смотрит конкурс вместе со зрителями (пусть избранными или даже только с проф-‘тусовкой’) в едином-главном зале, и здесь же все соборно будут ждать наград в конце пути. Это все, впрочем, давно уже, за привычкой, не претензии, а мечты – может быть, разделяемые и командой во главе с неизменным Майклом Кутцей, отцом-основателем. Но где ж взять такое место-пространство, мы ведь в коммерческом мультиплексе, где одновременно идет себе и текущий прокатный репертуар… (Было бы, кстати, любопытно, в порядке социо-культурного исследования, сопоставить эти два потока – два образа кинематографа; равно как и портрет зрителя в соседствующих залах.) И вот, как обычно, под второй уикенд марафона, и еще дней за шесть до вечера закрытия, собирают на небольшой прием, а затем в одном из свободных залов гостей-участников (далеко не полный состав), которых публика иногда видит на вопросах-ответах после сеансов, членов нескольких жюри, по категориям, ну и иных любопытных до церемониала или общения журналистов. Пресс-релиз раздадут только после, по-честному, для соответствующего оповещения общественности – не факт, впрочем, что сильно в том заинтересованной. Другое дело, что теперь на сводном расписании у касс будут заполняться пустые ячейки сеансов в последние пару дней – Best of the Fest, главные награды – и аншлаг тут скорее всего будет, как будет он при том и на других громких и манких просмотрах или спец-презентациях, и без того стоящих в программе. Ну да, что ж, такой интерес, и распроданные билеты, тоже ведь знак какого ни то успеха, свою аудиторию фестиваль из года в год привлекает, и хорошо.

В этом году география награжденных работ была весьма широкая: от Аргентины (главный приз Золотой Хьюго за социально-психологическую драму A Sort of a Family), до Польши (приз за режиссуру – за фильм об иммигрантах из Руанды Birds Are Singing in Kigali), от Ирана (целых два: за сценарий фильма Man of Integrity и в дебютном разряде фильму No Date, No Signiture), до Сенегала (спец-приз жюри музыкальному и конфликтному портрету Felicite) и европейских копродукций с участием Франции, Италии, Бельгии, Украины, Словении и др. (Hannah, The Line, среди прочих); плюс документальные фильмы из Мексики и Испании, Турции и Германии, игровые короткометражки из Китая и Финляндии, анимационные из Хорватии и Португалии.

Александр Яценко
Александр Яценко

Российское кино тоже получило свое долю признания: награду за лучшую актерскую работу, Серебряного Хьюго, присудили Александру Яценко (исполнителю главной роли, врача скорой помощи в «Аритмии» режиссера Бориса Хлебникова, представленной в основном конкурсе). Не первая у него и, бог даст, не последняя награда за эту роль, которую российские критики дружно признают замечательным образцом ‘новой органики’, редкой натуральности и правды (что относится и к самому фильму, но об этом требуется особый разговор). Занятно, однако, что в решении жюри, со сцены зачитанном, персонажа его обозначили как ‘умелого, но ненадежного парамедика’. Оценочность в сторону, но вот ведь как считываются реалии – здесь (и, надо полагать, много где — жюри вполне международное) практика такой скорой помощи, как мы знаем, попросту практически отсутствует, равно как и такие врачи на выезде (или почти, за некоторыми исключениями); и здесь это дело действительно парамедиков – оперативно довезти до приемного покоя (который и выполняет в этой реальности функцию скорой помощи – отсюда несообразность русского перевода названия классического сериала ER), в то время как в фильме главный конфликт строится как раз на противостоянии традиционной врачебной этики подобным управленческим моделям… Любопытно, куда и как при таком считывании смещаются коллизии героев и вообще вся рабоче-социальная, скажем так, проблематика, но поговорить с судьями на этот счет, увы, не привелось.

В сегодняшней цивилизации физическое присутствие легко, по видимости, заменяется виртуальным; в зале было немного из награжденных (тоже знак несколько вымученной ‘конкурсности’), взамен того отсутствующие благодарили в видеороликах. От Яценко такого не показали, хотя, как удалось выяснять по профессионально-дружеским связям, таковой был все-таки снят и прислан, разве что в последний момент; и в нем актер, вполне сливаясь с ролью, с веселым энтузиазмом слал приветы от русского доктора коллегам из нынешнего сериала “Медики Чикаго” (под таким названием идет на русском Chicago Med).

Помимо «Аритмии», вне конкурса представлена «Теснота», тоже один из самых громких российских фильмов года, отметившийся уже на главных европейских фестивалях. И еще заметен «российский след» в тематике лент иностранных – скажем, в канадской документальной Moon of Nickel and Ice («На никелевой луне» — так это уже фигурирует по-русски, например, в программе Артдокфеста этого года), своеобразном портрете Норильска и его обитателей.

И в принципе российское кино (и/или тема) обычно и из года в год присутствует в Чикаго довольно широко и прочно. Об этом мы беседовали в этот вечер с Майклом Кутцей. Он вспоминал, с гордостью и, кажется, некоторым ретроспективным удивлением, себе не веря, как представлял однажды свое детище с особой программой на Московском фестивале в где-то в середине 90-х. А я хорошо помню, как на моем первом чикагском, в 92-м, приз за дебют получала «Любовь» Валерия Тодоровского, и как потом он приезжал со «Стилягами», и еще в жюри. Бывали тут и многие другие, но вот сейчас заявленный было Хлебников в итоге не появился.

Майкл Куца и Михаил Гуревич
Майкл Кутца и Михаил Гуревич

Так или иначе, уже без ожидания формальных итогов, но еще несколько дней длится зрительский фестиваль; появится сетка дополнительных сеансов («Аритмии», похоже, больше не будет, но «Теснота» еще в расписании); из спец-презентаций осталось еще чествование Патрика Стюарта; ну и на закрытии – новый фильм Гильермо дель Торо The Shape of Water («Форма воды» в российской рекламе-дистрибуции), получивший уже личный приз Кутцы, Founders Award, лауреатов которого он дал себе право выбирать поверх барьеров всех категорий и жанров.

Михаил Гуревич

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика