Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Новости / Марков: «Цель агрессии против Украины — четвертый срок Путина»

Марков: «Цель агрессии против Украины — четвертый срок Путина»

илларионов, путин, россия, украинаАндрей Илларионов: Один из черновиков «плана Барбароссы»

Полагаю, что всем френдам, читателям, гражданам России и Украины будет полезно познакомиться с нижеследующим текстом.

Как догадываются читатели, г-н Марков не относится к числу любимых авторов хозяина этого блога. Но этот продукт его (и, скорее всего, не только его) творчества, на мой взгляд, заслуживает воспроизведения здесь полностью.

Просил бы также комментаторов не тратить время и силы на обсуждение того, кто такой г-н Марков, в какие коридоры он входит, в каких совещаниях участвует, чью точку зрения отражает и т.д. Да, и просил бы не оставлять комментарии о том, что это признаки нездоровья, сумасшествия, бреда, мании, паранойи и т.д.

Попробуйте просто представить, что вы случайно познакомились с характером и мышления человека, спланировавшего и организовавшего нынешний кризис и, возможно, завтрашнюю войну.

Или же попробуйте мысленно перенестись в первую половину июня 1941 г. А в руках у вас случайно оказался один из черновиков «плана Барбароссы».

Почему будет война в Украине

Сергей Марков
6 марта 2014

Нынешний кризис — не о Крыме. Речь идет о правах русскоязычных по всей Украине, кого Кремль хочет защитить от насилия и дискриминации. Россия не хочет военной интервенции в Крыму и не хочет отбирать у Украины Крым.

Существует политический вариант решения этого кризиса.

Во-первых, создать коалиционное правительство в Киеве, состоящее из представителей всех сторон, в том числе с Востока и Юга страны. В нынешнем правительстве преобладают антироссийские экстремисты из Западной Украины. Если экстремисты, захватившие власть в Киеве, не примут демократические предложения России, то Россия, вероятно, будет вынуждена обратиться к военным средствам разрешения кризиса в Украине.

Во-вторых, Украина должна подготовить проект демократической конституции с гарантиями для русскоговорящего населения Украины, включающими официальный статус русского языка и установление принципа федерализма.

В-третьих, президентские и парламентские выборы должны быть проведены в ближайшее время. Независимые наблюдатели на выборах должны сыграть активную роль в обеспечении свободных и честных выборов. Существует реальная опасность того, что они будут манипулированы неонацистскими боевиками, де-факто захватившими власть в результате государственного переворота.

Если эти демократические и мирные предложения по разрешению кризиса в Украине будут отвергнуты оппозиционными силами, захватившими власть в Киеве, то я боюсь, что у России не останется иного выбора, кроме военного. Если лидеры хунты хотят избежать войны, они должны принять мирные и демократические предложения Москвы и следовать им.

Те, кто в настоящее время оказался у власти в Киеве, проводят политическую стратегию, являющуюся не столько проевропейской, сколько анти-русскойй, о чем свидетельствует удивительно жесткая тактика США и Евросоюза, применяемая в Украине. В конце концов, меньшинство осуществило насильственной переворот, сместивший демократически избранного и законного президента Украины.

Кремль считает, что нынешняя украинская власть будет манипулировать выборами, запланированными на 25 мая, чтобы дать власть единому лидеру или коалиционному правительству, действующему так, как это делал в Тбилиси бывший президент Грузии Михаил Саакашвили. «Украинский Саакашвили» развяжет еще более репрессивную кампанию запугивания против русскоязычных, которая в течение нескольких лет раззожжет антироссийскую истерию среди всего населения.

После этого Киев сможет выгнать Российский Черноморский флот из Севастополя и вычистить Крым от любого российского влияния. Украина может легко стать радикальным антирусским государством, что позволит Киеву фабриковать предлоги, чтобы оправдывать свои подрывные действия против Москвы. Это выглядит особенно вероятно, учитывая, что члены правящей коалиции из неофашистских партий «Свобода» и «Правый сектор» уже предъявили территориальные претензии к России. Они могут легко отправить свою армию активистов в Россию, чтобы присоединиться к местным сепаратистам и разжечь восстание на Северном Кавказе и в других нестабильных районах в России. Кроме того, оппозиционное движение в России, безусловно, захочет использовать успешный опыт и технологии протестов Евромайдана, чтобы с помощью и при финансовой поддержке Запада попытаться осуществить свою собственную революцию в Москве. Его цель — свергнуть президента Владимира Путина и установить марионеточное руководство, которое продаст Западу стратегические интересы России так же, как это делал бывший президент Борис Ельцин в 1990-х годах.

Официальная перепись оценивает русское меньшинство в Украине на уровне 16 процентов от общей численности населения, хотя эти данные сфальсифицированы. Их фактическое число ближе к 25 процентам. Опросы показывают, что дома говорят по-русски 45 процентов населения страны, 45 процентов говорят на украинском и 10 процентов говорят на обоих языках . В последнем исследовании Гэллапа на вопрос, на каком языке люди хотели бы быть опрошены, 83 процента респондентов выбрали русский язык. Учитывая сельское население Западной и Центральной Украины, около 75 процентов людей, вероятно, говорят по-русски. Из этих 75 процентов только около 10 процентов являются теми, кто, живя в Киеве и в нескольких других крупных городах, поддерживал протесты. Это означает, что только 35 процентов населения пытается навязать свою волю остальным 65 процентов, воспользовавшись насильственным переворотом для достижения своих целей.

Путин принял правильное решение — он не стал ждать нападения и предпринял превентивные меры. Многие на Западе говорят, что реакция Кремля была параноидальной, но в Германии евреи думали то же самое о выезде из страны в 1934 году. Большинство из них думали, что они в безопасности, и остались в Германии даже после прихода Гитлера к власти. Печально известная Хрустальная ночь, один из первых ранних этапов «окончательного решения», произошла пять лет спустя. Подобным образом всего четыре года остается до президентских выборов в России в 2018 году, и есть большой риск, что подрывные силы внутри и за пределами России попытаются свергнуть Путина, используя, в частности, свой ??новый плацдарм в Украине.

Будет ли война в Украине? Боюсь, что да. В конце концов, экстремисты, захватившие власть в Киеве, хотят кровавую баню. Только опасение за свою собственную жизнь может остановить их от разжигания такого конфликта. Россия готова двинуть свои войска в Южную и Восточную Украину, если репрессивные меры будут использованы против русскоговорящего населения, или если произойдет военное вмешательство. Россия не будет аннексировать Крым. У нее уже достаточно территории. Однако она не будет пассивно стоять в стороне, когда русофобские и неонацистские банды держат в своей власти народ Крыма, Харькова и Донецка.

Сергей Марков, директор Института политических исследований.

Why There Will Be War in Ukraine

By Sergei Markov
Mar. 06 2014

The current crisis is not about Crimea. It is about the rights of Russian-speakers throughout Ukraine whom the Kremlin wants to protect from violence and discrimination. Russia does not want a military intervention in Crimea and does not want to take Crimea from Ukraine.

There is a political solution to this crisis. First, create a coalition government in Kiev composed of all parties, including those from the east and south of the country. The current government is dominated by anti-Russian extremists from western Ukraine.

If the extremists who seized power in Kiev do not accept Russia’s democratic proposals, Russia will likely be forced to revert to military means to solve the crisis in Ukraine.

Second, Ukraine needs to draft a democratic constitution that has guarantees for Ukraine’s Russian-speaking population that would grant official status to the Russian language and establish the principle of federalism.

Third, presidential and parliamentary elections must be held soon. Independent election observers must play an active role in ensuring that the elections are free and fair. There is a real danger that they will be manipulated by the neo-Nazi militants who de facto seized power in a coup.

If these democratic and peaceful solutions to the crisis in Ukraine are rejected by the opposition forces that have seized power in Kiev, I am afraid that Russia will have no other choice but to revert to military means. If the junta leaders want to avoid war, they need to adopt Moscow’s peaceful and democratic proposals and adhere to them.

Those currently in power in Kiev are carrying out a political strategy that is not so much pro-European as it is anti-Russian, as evidenced by the surprisingly heavy-handed tactics the U.S. and European Union  have employed in Ukraine. In the end, a minority executed a violent coup that removed the democratically elected and legitimate president of Ukraine.

The Kremlin believes that the current Ukrainian leadership will manipulate the elections planned for May 25 to install a single leader or coalition government functioning much as former Georgian President Mikheil Saakashvili did in Tbilisi. A «Ukrainian Saakashvili» will unleash an even more repressive campaign of intimidation against Russian-speakers, one that over several years would stoke anti-Russia hysteria among the general population.

After that, Kiev may evict Russia’s Black Sea Fleet from Sevastopol and purge Crimea of any Russian influence. Ukraine could easily become a radicalized, anti-Russian state, at which point Kiev will fabricate a pretext to justify taking subversive action against Moscow. This looks especially likely considering that ruling coalition members from the neo-fascist Svoboda and Right Sector parties have already made territorial claims against Russia. They could easily send their army of activists to Russia to join local separatists and foment rebellion in the North Caucasus and other unstable regions in Russia. In addition, Russia’s opposition movement will surely want to use the successful experience and technology of the Euromaidan protests and, with the help and financial support of the West, try to carry out their own revolution in Moscow. The goal: to remove President Vladimir Putin from power and install a puppet leadership that will sell Russia’s strategic interests out to the West in the same way former President Boris Yeltsin did in the 1990s.

The official census puts the Russian minority in Ukraine at 16 percent of the total population, although that number was falsified. The actual number is closer to 25 percent. Surveys indicate that 45 percent of the country’s population speak Russian at home, 45 percent speak Ukrainian and 10 percent speak both languages. In the most recent Gallup survey, when asked in which language they would like to be polled, 83 percent of respondents chose Russian. Taking into account the rural population in western and central Ukraine, about 75 percent of the people, probably speak Russian. Of that 75 percent, only about 10 percent are those in Kiev and a few other major cities who supported the protests. This means that only 35 percent of the population are attempting to impose its will on the remaining 65 percent, using a violent coup to achieve their goals.

Putin made the right decision: He did not to wait for that attack and took preventative measures. Many in the West say the Kremlin’s reactions were paranoiac, but Germany’s Jews also thought the same of leaving the country in 1934. Most of them chose to believe they were safe and remained in Germany even after Hitler came to power. The infamous Kristallnacht took place five years later, one of the first early chapters in the «Final Solution.» Similarly, just four years remain until Russia’s presidential election in 2018, and there is a strong risk that subversive forces within and outside Russia will try to overthrow Putin, in part using their new foothold in Ukraine.

Will there be war in Ukraine? I am afraid so. After all, the extremists who seized power in Kiev want to see a bloodbath. Only fear for their own lives might stop them from inciting such a conflict. Russia is prepared to move its forces into southern and eastern Ukraine if repressive measures are used against the Russian-speaking population or if a military intervention occurs. Russia will not annex Crimea. It has enough territory already. At the same time, however, it will also not stand by passively while Russophobic and neo-Nazi gangs hold the people of Crimea, Kharkiv and Donetsk at their mercy.

Sergei Markov is director of the Institute of Political Studies.

http://www.themoscowtimes.com/opinion/article/newsletter/495740.html

Андрей Илларионов
kasparov.ru

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика