Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / ЛИВАНСКИЙ СЕРПЕНТАРИЙ

ЛИВАНСКИЙ СЕРПЕНТАРИЙ

Целая серия событий, произошедших в последние дни в Ливане, а также в районе ливано-израильской границы, еще раз напомнила всем нам, насколько хрупка ситуация в этом государстве, и насколько велика вероятность того, что эскалация напряженности буквально в любую минуту может выплеснуться за пределы Страны кедров.

ЛИВАНСКИЙ СЕРПЕНТАРИЙВ пятницу утром, 27 декабря в центре Бейрута, в непосредственной близости от резиденции главы ливанского правительства и здания парламента, раздался мощный взрыв. 8 человек (включая одного скончавшегося позднее) были убиты и более 70 получили ранения. Целью покушения был Мохаммед Шатех, бывший министр финансов страны, в прошлом также занимавший должность посла Ливана в США. Будучи суннитом, Шатех являлся одним из ближайших советников Саада аль-Харири, бывшего премьера, возглавляющего движение «14 марта», которое объединяет противников «Хизбаллы» и влияния режима Башара Асада на Ливан. Именно на встречу с ведущими членами движения в своего рода семейную штаб-квартиру клана Харири, находящуюся поблизости, и направлялся покойный. Символично, что утром того дня, перед самой гибелью, Шатех написал в своем «Твиттере», что «Хизбалла» пытается заполучить те же рычаги влияния на сферы внешней политики и безопасности страны, что были у Дамаска во времена нахождения сирийских войск в Ливане.

Взрывное устройство (40-60 кг в тротиловом эквиваленте) было заложено в автомобиле, припаркованном на пути машины Шатеха. Как показало расследование, водитель, поставивший здесь автомобиль, нафаршированный взрывчаткой, сумел не засветиться на установленных в округе камерах наблюдения. Собственно, этим известные СМИ результаты расследования, в котором приняла участие прибывшая в Бейрут группа экспертов ФБР, на данный момент и ограничиваются (не считая версии о том, что взорвавшаяся машина вроде была замечена ранее в одном из лагерей палестинских беженцев на юге страны). Но если с фактическими уликами дело обстоит проблематично, то с обоснованными подозрениями насчет виновных в убийстве Шатеха все выглядит как раз наоборот. Личность и политическая принадлежность убитого, а также хорошо знакомый по многочисленным ливанским покушениям такого рода профессиональный и очень брутальный почерк однозначно указывают на «Хизбаллу». Правда, нельзя исключать, что ту или иную роль в покушении сыграла сирийская агентура в стране. Не менее символично и то, что в непосредственной близости, только при помощи гораздо большего количества взрывчатки и террориста-самоубийцы, в 2005 году был убит бывший премьер Рафик аль-Харири, отец Саада. Буквально через несколько недель в Гааге должен наконец-то начаться судебный процесс над обвиняемыми в том убийстве. Суд будет проходить заочно, т.к. подозреваемых членов «Хизбаллы» арестовать до сих пор не удалось. Примечательно, что во главе списка подсудимых стоит нынешний глава боевого крыла организации Мустафа Бадр а-Дин, на тот момент занимавший в его иерархии второе место после ныне покойного Имада Мурние.

Участники движения «14 марта» не сомневаются в том, что убийство Шатеха осуществила «Хизбалла». Пребывающий за границей Саад аль-Харири (именно из-за опасения ликвидации он воздерживается от постоянного проживания в Ливане) заявил, что убийцы Шатеха — это те же, кто убил его отца и избежал международного суда. В таком же духе высказались и другие ведущие политики его лагеря, включая бывшего премьера Фуада Синьору. В свою очередь, официальные лица, например, глава переходного правительства Раджиб Микати, в прошлом ставленник «Хизбаллы» и Дамаска, с началом гражданской войны в Сирии, сместившийся к центру, заявил, что сейчас не время для обвинений, а время для диалога, задача которого — положить конец перманентному политическому кризису в стране.

Почему же мишенью был избран именно Шатех и почему это произошло именно сейчас? Погибший не был ярким политиком, представляющим некую серьезную силу, он являлся интеллектуалом-технократом, принадлежащим к верхушке оппозиции «Хизбалле», объединяющей в первую очередь суннитов и значительную часть христианских движений. Именно эта принадлежность сыграла решающую роль. После довольно долгого перерыва в политических убийствах, по всей видимости, настало время напомнить врагу, кто самая серьезная сила в Ливане. Для показательной акции нужна была фигура достаточно значимая, и Мохаммед Шатех, бывший министр, интеллектуал с экономическим образованием, вполне сгодился на эту роль. Тем более что у «Хизбаллы» имелся «должок» перед противниками за недавний взрыв возле иранского посольства в Южном Бейруте, унесший жизни 23 человек, включая дипломатов. И не столь важно, что лагерь «14 марта» почти наверняка не имел к этому взрыву никакого отношения, а ответственность за теракт взяла на себя организация «Батальоны Абдаллы Аззама», своего рода ливанский филиал суннитской «Аль-Каиды», возглавляемый саудовцем Салахом аль-Карауи. Собственно, его гражданство является одной из «зацепок», из-за которой руководство «Хизбаллы» обвиняет во взрыве Саудовскую Аравию, якобы поддерживающую эту организацию.

Тот факт, что саудовцы оказывают ту или иную поддержку различным исламистским группам в Сирии, ни для кого не секрет, но в случае с «Аль-Каидой» речь идет об одном из главных врагов режима в Эр-Рияде, а аль-Карауи входит именно в Саудовской Аравии в список самых разыскиваемых террористов. Если обвинения во взрыве посольства в адрес саудовцев не обязательно искренни, то в том, что именно Эр-Рияд является главной опорой Саада аль-Харири, никто не сомневается. Таким образом, убийство человека, подобного Шатеху, стало и своего рода ударом по ненавистным саудовцам.

Кстати, враждебное отношение Эр-Рияда к «Хизбалле» и режиму Асада вышло на качественно новый уровень именно в 2005 году, после убийства Рафика аль-Харири, бывшего близким союзником и протеже саудовского королевского дома.

На этой же неделе пресловутые «Батальоны Абдаллы Аззама» взяли на себя ответственность и за ликвидацию высокопоставленного члена боевого крыла «Хизбаллы» Хасана а-Лакиса в начале декабря в Южном Бейруте, сделав это с непонятной задержкой и без ссылки на какие-либо доказательства. Правда, в этом случае, в отличие от взрыва посольства, и личность убитого (почти полная анонимность до гибели) и почерк исполнителей убийства ну уж совсем не говорят в пользу авторства этой джихадистской группировки.

Зато уже 29 декабря то ли она, то ли другая подобная ей организация (впрочем, нельзя исключать и чисто палестинский след), на самом деле проявила себя, но уже значительно южнее Бейрута. Ранним утром под прикрытием тумана с ливанской территории была осуществлена попытка обстрелять Кирьят-Шмону при помощи пяти 122-мм реактивных снарядов. К счастью, в данном случае то ли сыграл роль вопиющий непрофессионализм стрелявших, то ли они уж очень торопились не попасть в руки ливанских военных, сил ЮНИФИЛ или «Хизбаллы, но 4 из 5 ракет разорвались вообще на ливанской территории. Пятая упала на безлюдной местности западнее Кирьят-Шмоны, не причинив ущерба.

«Хизбалла» была упомянута чуть выше не случайно. Согласно всем оценкам, последнее, чего желает сейчас шиитская организация, по горло увязшая в сирийских событиях (как сказал на днях высокопоставленный источник в АМАНе, ее потери за время боевых действий превысили 300 человек, а число перманентно задействованных там боевиков оценивается тысячами), это столкновения с Израилем. А именно такие обстрелы теоретически являются поводом для столкновения и в случае резкой реакции ЦАХАЛа как раз приближают его. Более чем вероятно, что именно желанием стравить Израиль с «Хизбаллой» руководствовались стрелявшие, скорее всего, принадлежащие к одной из радикальных суннитских группировок, поддерживающих противников Асада в Сирии. Вместе с тем надо помнить, что и без гражданской войны в Сирии желание «стрельнуть» по Израилю у таких организаций присутствует всегда, и они неоднократно доказывали это в прошлом. Причем обстрелы случались не только из Ливана, но также из Египта и даже Иордании. Собственно, всем этим и объясняется крайне сдержанная реакция Израиля, в рамках которой место, откуда вылетели ракеты, через некоторое время было обстреляно артиллерией ЦАХАЛа. Удар по ливанской армии или по «Хизбалле» стал бы почти наверняка ударом по непричастным лицам, к тому же желающим в данный момент времени пресекать подобные акции. Он никак не устрашил бы, а скорее наоборот, обрадовал бы террористов, стоявших за обстрелом, да еще и мог привести к никому не нужной эскалации. Тем более что в результате падения ракеты никто не пострадал.

Ответная артиллерийская стрельба, по большому счету, носила сугубо символический характер и была призвана напомнить, что такого рода теракты не останутся без израильской реакции. Принцип, конечно, очень важный и правильный, но когда за объективным отсутствием адресата реакция априори адресуется чистому полю, выглядит это как-то не слишком впечатляюще.

Но вернемся с юга Ливана на его восток. Прилегающий к сирийской границе суннитский анклав с центром в городке Арсаль является своего рода тыловой базой действующих по другую сторону границы повстанцев. Именно поэтому сюда уже неоднократно наведывалась сирийская авиация. Однако принципиально новым стало то, что на сей раз два сирийских самолета, нанесших удар по городу (согласно неподтвержденным данным ливанских источников, погибли 6 человек, а незадолго до налета в Арсале побывала делегация сирийской оппозиции), были встречены огнем с земли, причем стреляли не повстанцы и не местные жители, а ливанская армия.

Ну и наконец, нельзя не упомянуть об еще одном, пока «словесном» событии, значение которого в случае его претворения в жизнь будет сложно переоценить. 29 декабря президент страны Мишель Сулейман поведал миру, что Саудовская Аравия окажет Ливану военную помощь на беспрецедентную сумму в размере 3 (!) миллиардов долларов. Эти деньги должны быть потрачены на закупку вооружения и боевую подготовку, причем продавцом и «тренером», согласно договоренностям, станет Франция. Судя по всему, данный шаг является проявлением сближения Эр-Рияда и Парижа в пику Вашингтону, отношения с которым у саудовцев в последнее время охладились.

Но если здесь все достаточно ясно, то в остальном подход Эр-Рияда вызывает недоумение. Безусловно, саудовцы желают укрепить силы, противостоящие «Хизбалле», однако ливанская армия до сих пор никак к таковым не относилась. Дело в том, что состоит она из членов самых разных религиозных общин, и именно шиитов в ней очень большое количество, включая высокопоставленных офицеров. Рассчитывать на то, что в случае вспышки гражданской войны армия выступит против «Хизбаллы», весьма и весьма наивно. Гораздо более вероятно, что произойдет ее частичный или полный распад, а оружие в тех или иных пропорциях попадет в руки противоборствующих сторон, в первую очередь как раз «Хизбалле», а также другим террористическим организациям. Чего и сколько французы собираются продать в Ливан на саудовские деньги, пока неизвестно, но если речь пойдет о таких видах вооружения как противотанковые ракетные комплексы (ПТРК) или, например, зенитные ракеты, эта «сделка века» станет для Израиля настоящей головной болью…

Давид Шарп, «Новости недели» — «Континент»

.
.
.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика