Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / ЛИБЕРАЛЫ В ПОГОНАХ

ЛИБЕРАЛЫ В ПОГОНАХ

Из редакционной почты

«Доброхоты либералы, призывающие к состраданию к врагу,суть адвокаты дьявола.»
Илья Эренбург

«Война сама по себе есть явление аморальное.Критерии нравственности здесь неприменимы. 
У войны своя, жестокая правда.»
А.Бугаев. Военный историк

ЛИБЕРАЛЫ В ПОГОНАХЧеловечество воюет всю обозримую историю свою. Кто-то давно подсчитал, что за 4000 лет истории, зафиксированной в памятниках, глине, папирусе, пергаменте и бумаге, на Земле только тридцать лет не воевали, если суммировать все мирные периоды. Войны всегда велись с возможной жестокостью, с колоссальными разрушениями и без всякой жалости к противнику, если он не сдавался. Древний Рим, подводя свои войска к непокорному городу, предлагал на выбор сдачу с обещанием не разрушать города  и оставить жителей невредимыми или штурм с последующим разрушением города и продажей в рабство всех жителей, оставшихся в живых. Судьба Карфагена известна нам с юных лет. Особенно жестокими стали войны с начала 19 века. С появлением мощной дальнобойной артиллерии, автоматического стрелкового оружия, а в 20-м веке самолётов и танков войны стали тотальными. Бои шли не только вдоль линии фронта, но и за линией. Обстрел с моря из гигантских корабельных орудий, снаряды которых достигали целей, находящихся до 40 километров от побережья. Самолёты, доставлявшие свой бомбовый груз за сотни и тысячи километров от фронта, а во Второй мировой войне присоединившиеся к ним ракеты дальнего действия и атомное оружием, сделали всё население воюющих сторон участниками и жертвами войны.

Бои стали требовать такого огромного количества материальных средств, что к их производству привлекалось практически всё гражданское  население. В СССР во время Второй мировой войны был популярен лозунг «Всё для фронта! Всё для победы!» Прекращалось производство товаров мирного потребления. Сырьё, энергия, труд тратились только на производство военных предметов и боеприпасов. Даже одежду и обувь делали только армейскую. Кроме того, 14-миллионная армия требовала хорошего питания. Голодный солдат не сможет хорошо воевать. А это значит, что и крестьяне участвовали в боях, кормя армию и городское население, снабжавшее армию всем необходимым. А врачи в тылу и на фронте. Миллионы раненых бойцов вернулись в строй! Один хирург стоил нескольких генералов. Не стоило, может быть, и доказывать столь подробно, что в современной войне нет разницы между фронтом и тылом. Между воином и гражданским лицом. Всё направлено на достижение победы! Однако, сообщу некоторые факты.

СССР с Союзниками  потому выиграли войну с таким грозным соперником, что с 1943 года английская и американская авиация своими круглосуточными бомбардировками постепенно разрушала немецкие города. 80 больших и средней величины немецких городов, включая Берлин, были буквально стёрты с лица Земли. Аэрофотографии Германии к 1945 году напоминали лунный ландшафт, так была изрыта огромными воронками вся страна. Они походили на кратеры потухших вулканов. За одни только сутки на Германию обрушивались тысячи бомб, иные весом до тонны и более. В каждом налёте участвовало от 800 до 1200 четырёхмоторных гигантских бомбардировщиков, каждый из которых нёс на борту от семи до десяти тонн бомбового груза! Еженощных налётов двухмоторных английских «Москито», обладавших скоростью большей, чем немецкие истребители, было не меньше, и Геббельс в своих дневниках писал, что эти в основном ночные налёты делали жизнь невыносимой. От них не было никакой защиты и никакой передышки. «Бедный» министр пропаганды и нацистский управляющий Берлина лишился даже ночного отдыха. Его подземный бункер содрогался от взрывов фугасов всю ночь! Геббельс был в постоянном стрессе и страхе, начиная с лета 1943 года. Понятно, ведь у него было шестеро маленьких детей.

Немецкая промышленность спряталась под землю, в глубокие шахты и глухую сельскую местность. Постоянно разрушаемые железные дороги не позволяли в срок и в полном объёме перевозить по стране самое необходимое вплоть до доставки на фронт солдат, оружия и боеприпасов. К октябрю 1944 года Германию поразил коллапс. Министр Военной промышленности Шпеер докладывал Гитлеру, что война проиграна. Германии стало нечем воевать, не из чего получать энергию и ей грозили голод и холод предстоящей зимы, которую страна и не выдержала.1200 реактивных самолётов, этой надежды Гитлера, стояли на аэродромах без  горючего и в воздух так и не поднялись! Заводы по производству горючего  сами стали горючим материалом! Одна только бомбёжка небольшого «мирного» города Швайнфурта в 1944 году приостановила производство шарикоподшипников на несколько недель. Вторая бомбёжка навсегда разрушила заводы, производящие шарикоподшипники. Без них война невозможна. Тотальное уничтожение противника считалось обеими сторонами конфликта нормальным явлением. Всё для фронта! Всё для победы!

Мне 80 лет. Я хорошо помню войну и не могу себе представить, чтобы кто-то из советских граждан пожалел бы «мирных немцев», их женщин, стариков и детей. Каждая советская семья потеряла на войне, в тылу или на фронте хотя бы одного человека, включая и детей! Потеряли дома, города и здоровье. Как на сумасшедшего или предателя посмотрели бы на того, кто вслух сказал бы о жалости. Могли бы и избить за это! С другой стороны, каждая семья имела кого-нибудь, кто работал на оборонных предприятиях. Других просто не было! Я, маленький тогда мальчик, сказал своим школьным друзьям-товарищам, что мой папа делает танки и его ценность для страны уж никак не меньше, чем ценность сотен солдат. Ведь солдаты идут в бой на его танках. Я понимал уже тогда, что разбомбить папин завод и КБ было для немцев желаннее, чем крупная победа на фронте. Комплекс уральских танковых заводов производил в год до 25.000 тяжёлых и средних танков. В те времена это понимали все в СССР, в Америке, Англии и захваченных немцами странах. Знаменитый советский писатель и военный журналист Илья Эренбург, написавший за время войны более  2.000 статей, писал о жгучей ненависти, охватившей всё население страны и прежде всего воинов Красной Армии. Он писал, что без этой, испепеляющей ненависти к врагу война становится обычным, банальным и безнравственным человекоубийством. Он подчёркивал в своих статьях, что без ненависти такую войну выиграть невозможно! А маршал Москаленко, героически провоевавший всю войну с 1941 по 1945 год, начавши полковником, писал в воспоминаниях, что это чувство ненависти надо обязательно превратить в чувство превосходства над противником, иначе не поднять воинов в атаку и сражения не выиграть, что ненависть к врагу надо неустанно воспитывать в каждом солдате, что победа возможна только при поддержке всего народа, а не только героизмом солдат.

Я же полагаю, что без ненависти к врагу вообще никакую войну не выиграть и только ненависть является оправданием каждого выстрела по вражескому воину и каждой бомбардировки вражеских городов. Правильно и успешно воевать можно только при наличии очень сильных эмоций, т.к. война дело жестокое, невероятно трудное и кровавое. Люди на войне так устают физически и так морально изнашиваются, что только очень сильный допинг способен поднять их в атаку. Этим допингом и является лютая ненависть к врагу! Спокойно стрелять и бомбить противника просто невозможно в силу природы человеческой. По природе своей человек не убийца! Воины с каждым выстрелом, с каждой бомбой знают, что спасают свою жизнь, жизни родных и всех соотечественников. Спасают свою Родину. Такие стихи, как стихотворение К.Симонова «Убей немца», заканчивающееся фразой: «Сколько раз увидишь его, столько раз и убей», были мощнейшим стимулятором Победы. Уместно вспомнить, что написал своей матери прославленный в войне с Японией  Адмирал Флота Холзи. Войдя 9 декабря со своими авианосцами в разгромленную японцами бухту Пёрл-Харбор, адмирал написал: «Вскоре на японском языке будут разговаривать только в Аду»! Иначе, чем обезьянами, он японцев не называл! Это было нужно солдатам, чтобы они не чувствовали себя убийцами себе подобных. Так поступали веками.

К чему я это всё рассказываю? Прежде всего потому, что в последние два десятилетия на моих глазах в Западном мире произошла резкая и непонятная людям моего поколения, особенно профессиональным военным, перемена отношения к войне, к опасному противнику, с которым Западу теперь постоянно приходится сражаться. Мало того, нам всем постоянно приходится читать и слушать резкие высказывания пацифистов-либералов о том, что Америка напрасно применила атомные бомбы в войне с Японией. Напрасно бомбила немецкие города. Что это противоречит международному праву и неоправданно жестоко. Даже от детей я часто слышу подобную бессмыслицу, усвоенную ими в школе.

Упоминание о международном праве звучит вовсе глупо потому, что никаких законов, запрещающих использование атомного оружия, тогда не было и быть не могло. Этого оружия ещё не было! Когда такое произносят штатские люди, не знающие настоящей войны, то это можно ещё как-то объяснить. Но когда приходится слышать такое от профессиональных военных, от нашего Верховного Главнокомандующего и государственных деятелей, то делается совсем не по себе. Наших солдат связали теперь такими немыслимыми правилами и законами ведения боевых действий, что их нередко отдают под суд как каких-нибудь штатских лиц, превысивших пределы необходимой самообороны в уличной драке. Солдат, боящийся стрелять во врага  на войне! Может ли быть что-нибудь абсурднее и опаснее для солдата и страны? Ведь по существу его оставляют безоружным перед жестоким, умелым и абсолютно аморальным врагом. Я имею в виду, прежде всего, террористов-мусульман, как наших единственных сейчас врагов. Они ещё опаснее гитлеровской армии, они не носят военной формы и их невозможно отличить от так называемых «мирных жителей». Они действуют у нас в городах. Их 8-10-летние дети участвуют в боях, владея настоящим оружием. Даже их женщины стали взрывать себя подобно мужчинам-джихадистам. Они же и воспитывает своих мальчиков таким образом, что они с раннего возраста мечтают убивать всех неверных.

Что же делает наше правительство и наш генералитет, когда запрещают вести боевые действия, навязанные нам в жилых районах, бомбить их  мятежные города и, Боже упаси, нанести какой-нибудь вред ребёнку с камнем или автоматом в руках или даме, может быть спрятавшей под своей нелепой одеждой автомат или динамит! Я не говорю о бомбёжке любых мусульманских городов, как было с Германией и Японией. Нынешняя война иного типа, и многие мусульманские города и даже некоторые страны терроризм не поддерживают. Я говорю о городах, где взрывают и обстреливают наших сограждан, где убивают и захватывают в плен наших солдат. Запрещать обстреливать и бомбить такие города? Не предательство ли это? И с каким настроением идут в бой наши солдаты после того, как им непрерывно внушают любовь и сострадание к своим врагам. Их теперь нельзя ненавидеть, нельзя и учить этому солдата! А если так, то легко и убийцей себя почувствовать! Нельзя же стрелять без злобы и ненависти! Традиционно в любой армии солдат приучают к мысли о том, что их противник существо иной породы! Иначе как же стрелять в своего собрата? Нельзя допускать, чтобы солдат в бою боялся возможного суда больше, чем стреляющего в него противника, чтобы солдат чувствовал себя убийцей.

Да наших солдат и зовут убийцами многие американцы, в жизни не стоявшие в окопе под пулями и снарядами врагов и не терявшие на войне собственных детей и близких. До какой же потери чувства реальности и до какого цинизма и презрения к своей армии и стране надо дойти, чтобы делать подобные заявления! Наши школы должны бы учить детей ненависти к террористам-мусульманам! Ведь они нас смертельно оскорбили 11 сентября 2001 года. Они смертельно оскорбили нас убийством нашего посла и его сотрудников в Бенгази. Они каждый день смертельно оскорбляют нас, посылая своих подрывников убивать наших граждан по всему миру. Во что же превратились наши мужчины, если в ответ на такие оскорбления мы отвечаем врагам тотальной терпимостью, чуть ли не любовью! Куда годится наша армия? Мы вместо ненависти учим всех, что среди мусульман есть хорошие люди. Может быть, и есть, но ведь речь идёт не обо всех, а о конкретных мусульманах. О тех, кто объявил Джихад всему Западу! Разве хорошие люди стали бы безнаказанно плясать на улицах НАШИХ городов от радости по поводу разрушения Trade Center? Попробовали бы сделать это американцы немецкого или итальянского происхождения по поводу атаки Японии на Пёрл-Харбор! Не многие ушли бы с улиц живыми. И полиция бы не вмешалась. Даже свирепый Калигула говорил, что безнравственно любоваться трупами убитых врагов! А Коран вот уже 1400 лет учит мусульман, что совесть не должна сопровождать их поступки. Единственная цель всех правоверных, по Корану, это убийство всех неверных и присвоение их территории и собственности. Ведь и Гитлер всего за десять лет превратил законопослушных и  сентиментальных немцев в банду разбойников именно тем, что освободил их от такого понятия, как  совесть. Он знал, что делал! Понятие о Совести — это единственное, что отличает человека от животного. Какие же они хорошие люди, если их маленькие дети играют в футбол отрубленными в слепой ярости головами пленных американских солдат? Какие же они люди, если взрослые могут наслаждаться таким зрелищем?

А наших детей в школе и университетах буквально учат ненавидеть не врагов и войну, а своих солдат и армию. Им беспрерывно твердят о правах человека применительно к противнику. Их учат сочувствию к злейшим врагам всей западной цивилизации, всего западного мира и его непреходящих христианских ценностей. Вот мы и топчемся в Ираке и Афганистане уже более 20 лет, не в силах выиграть войну у заведомо, во много раз материально слабейшего противника. Да и как её выиграть, если, воюя, всё время думать: «Ах, как бы не убить кого-нибудь невзначай!» Разве это дело, когда армия сверхдержавы, тратя миллиарды долларов и тысячи жизни своих воинов, 10 лет гоняется по горам чуть ли не всей Азии с целью поимки одного их лидера, вместо того, чтобы уничтожить всех, кто прятал и содержал его. Хороши бы мы были, если бы всю войну гонялись за одним Гитлером, щадя всю его разбойничью шайку! Мусульмане же нас смертельно ненавидят и справедливо принимают наше поведение за слабость. Именно ненависть толкает их на такие безумные поступки, как превращение себя в бомбу замедленного действия. Такая ненависть может быть излечена только одним средством — выстрелам в упор или беспрерывной бомбёжкой днём и ночью. Только с убийством последнего террориста и его сторонников можно справиться с такими людьми, ибо для них нужна поддержка всего народа для того, чтобы даже один из них пошёл убивать невинных, превратив себя в бомбу! А Запад даже сомалийских пиратов терпит не одно десятилетие, вместо того, чтобы подогнать к их берегу атомный авианосец, стереть с лица Земли все пиратские деревни и вешать на реях всех захваченных пиратов, как это делали в доброе старое время, когда от одного вида английского флага пираты падали на колени!

Что может быть нелепее и унизительнее случая, когда адмирал, командир американского фрегата ценою в полмиллиарда долларов должен был получать личное разрешение Президента США на отстрел трех пиратов, захвативших капитана американского торгового судна. Абсурд, когда капитану доверен невиданно дорогой корабль и жизни нескольких сот своих моряков, и ему же не доверяют простого и естественного решения избавить человечество от нескольких выродков и спасти жизнь американского гражданина.

Наши извращённые понятия о правах человека требуют, чтобы даже в бою наши солдаты заботились о жизни людей противника вместо того, чтобы, не задумываясь, убивать их. Наш солдат ценою собственной жизни должен стараться притащить их с поля боя в суд, как каких-нибудь уличных хулиганов. Абсурд! Солдат в бою должен, обязан стрелять, не задумываясь, автоматически, мгновенно. Это единственный способ сохранить свою жизнь в боевой обстановке, т.к. его противник и думать-то не умеет, зато умеет стрелять. Армия не должна позволять солдату думать в такой ситуации. Иначе он погиб, и сражение проиграно. Вот мы их и проигрываем, пока солдаты думают — стрелять ли, а генералы думают — бомбить ли? Ведь мы дошли до того, что судим своих воинов, называя их военными преступниками, за нарушение никому не понятных прав противника в войне. У противника в войне есть одно право — сдаться или быть немедленно уничтоженным. Пора распускать такую армию, ибо она превратилась в толпу миролюбцев и либералов от солдата до генерала. Таким генералам надо платить жалованье за чтение либеральных лекций. Это уже не армия! Абсурд, если генерал жалеет врагов. Абсурд, если генерал не любит воевать. Он, по определению, должен ненавидеть врагов и убивать их всеми доступными ему средствами. Ему жалованье платят именно за это.

В войне не может быть деления на мирного противника и не мирного, как показал я в начале статьи. Тем более, что Ислам запрещает мусульманину быть мирным. И если джихаду не жалко своих детей и своих женщин, то почему мы должны их жалеть? Мы должны жалеть своих детей и женщин. Мы должны делать всё возможное, чтобы не сделать их вдовами и сиротами! Если их женщины так воспитывают своих детей, что они с пятилетнего возраста размахивают «Калашниковым», а с восьмилетнего становятся настоящими убийцами, то их не беречь, а убивать надо. Очевидно, их матерям нравится подставлять своих детей под пули, и не наше дело их жалеть. Тем более, что из них вырастут только убийцы! У них просто нет иной дороги с их изуверской религией. Пусть они все и платят за такое извращённое удовольствие. Нет ничего нелепее и позорнее, чем проливать слезы над убитыми врагами. Фундаментальный Ислам открыто требует от своих адептов истребительной войны с неверными. Пусть они и получат эту войну на полное уничтожение такого Ислама. «Сколько раз увидишь его, столько раз и убей!»

Марк Зальцберг,
Хьюстон

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика