Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Аналитика | Кто на самом деле стоял за организацией марша «школьников» на Вашингтон?

Кто на самом деле стоял за организацией марша «школьников» на Вашингтон?

Заметки колумниста «Континента» Григория Гуревича о «марше за наши жизни»

В субботу 24 марта в Вашингтоне, округ Колумбия, состоялись массовые протесты под общим лозунгом «Марш за наши жизни» (March for Our Lives). «Марш» явился ответом на массовый расстрел детей и сотрудников школы Марджори Стоунман Дугласс в Паркленде (штат Флорида). Это кровавое преступление произошло 14 февраля.

Протестующие требовали немедленного запрета продажи полуавтоматической винтовки AR-15, усиления системы проверок покупателей оружия, ужесточения правил владения огнестрельным оружием и увеличения до 21 года возраста их покупателей. Одним из популярных лозунгов протестующих был: «Вырвать оружие из опасных рук». По убеждению участников «Марша», более жёсткий контроль над приобретением огнестрельного оружия и его владением, а также запрет AR-15 предотвратит нападения на школы и спасёт жизни школьников.

Заместитель пресс-секретаря Белого дома Линдси Уолтер сказала, что администрация Трампа поддерживает требование о проведении реформы системы общенациональной проверки покупателей огнестрельного оружия (National Insnant Criminal Backgraund Check System – NICS) и повышения до 21 года возраста покупателей оружия. По словам Уолтер, «сохранение безопасности наших детей – один из главных приоритетов президента». Вот почему Трамп призвал Конгресс принять закон об «Исправлении NICS и предотвращении насилия в школах» (Fix NICS and Stop School Violence Act). Этот законопроект был принят Палатой представителей 14 марта 2018 г. Теперь слово за Сенатом.

Трамп поддержал также предложение департамента юстиции о запрете устройств, обеспечивающих быстрый темп стрельбы винтовок. В своём твиттере президент напомнил о том, что администрация Обамы легализовала эти устройства.

В новом федеральном бюджете заложены средства на модернизацию системы NICS и на расширение возможностей проведения федеральных расследований вооружённого насилия как одной из проблем общественного здравоохранения.

Об этих инициативах администрации Трампа участники «Марша» молчали. Но они постоянно говорили о том, что «взрослые ничего не делают» и поэтому они, подростки, берут решение борьбы с вооружёнными преступлениями «в свои руки».

Активное участие в «Марше» приняли профсоюзы учителей, Planned Parenthood, а также различные левые группы. Отделения Демократической партии в штатах Вирджиния, Мэриленд, Нью-Джерси, Нью-Йорк и Пенсильвания помогли с организацией «Марша». Его поддержали также ряд кандидатов Демократической партии на предстоящих выборах 2018 г. Мэр Балтимора предоставила школьникам города автобусы для поездки в Вашингтон. Эта поездка была оплачена казной города, т.е. налогоплательщиками. Авиакомпания Delta предложила активистам «Марша» бесплатные билеты.

Левые СМИ утверждают, что «Марш» был организован студенческими и школьными группами. Но у подростков нет ни ресурсов, ни опыта организации крупного движения протеста. Очевидно, что за спиной школьников стояли опытные активисты.

Проведение «Марша» взяла на себя организация Everytown for Gun Safety. Она была основана в 2014 г. и финансирует её бывший мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг. Другой организацией, принявшей участие в координации деятельности «Марша», была ActBlue – ответвление Национального Комитета Демократической партии. Эта информация приводится в «Figures. March for Our Lives Protests were Funded and Organized by Democratic National Committee» by Jim Hoft, Gateway Pundit, March 25, 2018.

У организаторов «Марша» было два финансовых фонда. Один был зарегистрирован в IRS как некоммерческая организация и имел код 501(с)(4). Пожертвование в такую организацию не освобождаются от уплаты налогов. Поэтому имена доноров в эту организацию раскрывать не нужно. Пожертвования во второй фонд «Марша» исключаются из налогообложения. В этом случае имена тех, кто сделал пожертвование в этот фонд, известны. Таким образом, для финансирования «Марша» было создано два фонда. Почему? Зачем нужно скрывать имена доноров первого фонда? Никто из руководителей «Марша» и левых журналистов этого не объясняют. Оказывается, фонды «Марша» контролируются шестью директорами из различных штатов, но не Флориды.

Информацию о финансовых источниках «Марша» не опубликовало ни одно левое издание.

Левые СМИ утверждают, что «Марш» – это протест учащихся школы в Паркленде. Они «ведут восстание школьников, требующих того, чего не смогли добиться взрослые в течение десятков лет». Но это утверждение противоречит реальным фактам.

Оказывается, что только 10% участников «Марша» были моложе 18 лет, т.е. школьниками. Средний возраст протестующих 49 лет. Около 70% участников «Марша» – женщины. Почти 72% протестующих имеют степень бакалавра. Таким образом, это был марш женщин среднего возраста, имеющих высшее образование. Эти женщины причислили себя к школьниками, вероятно, потому, что им хотелось забыть о своём возрасте.

Только 12% протестовавших в Вашингтоне сообщили, что они присоединились к «Маршу» из-за того, что не довольны действующими правилами владения огнестрельным оружием. Более 42% сказали, что участвуют в «Марше», чтобы выразить своё несогласие с деятельностью президента Трампа. Почти 79% определили себя как левые, а 89% сообщили, что голосовали в 2016 г. за Хиллари Клинтон. Таким образом, это был обычный марш левых, а не «восстание школьников».

Анализ состава участников, протестовавших 24 марта в Вашингтоне, был выполнен Вэлери Ричардсон. Результаты его приведены в статье «Only 10% of ‘March for Our Lives’ Attendees were Teenagers», Washington Times, March 29, 2018.

Руководители «Марша» сообщили, что протестующих в Вашингтоне было более 850 тыс. человек. Кто и как проводил эти подсчеты, организаторы держат в секрете.

CBS News опубликовала результаты оценок числа протестующих, выполненные службой Digital Design & Imaging Service. Она находится в Фолс Черч, штат Вирджиния. По оценкам этой службы, число участников «Марша» было чуть меньше 203 тыс. человек. Погрешность оценки равна 15%.

Группа исследователей во главе с Китом Стиллом, профессором Манчестерского Столичного университета в Англии, оценила число участников «Марша» в 180 тыс. человек. Эта оценка была получена в результате анализа аэрофотосъёмки и фотографий с места проведения «Марша». Оценки профессора Стилла были опубликованы в New York Times.

Марши протеста прошли также и в других городах США. В Чикаго протестующие несли плакаты с призывами остановить вооружённые преступления и принять более жесткие законы, огранивающие возможности владеть и носить оружие. Когда такие требования звучат в Чикаго, то видно, что протестующие оторваны от реальности и не понимают, что требуют. В Чикаго давно действуют самые строгие антиоружейные законы. Легально купить огнестрельное оружие очень сложно. Переносить его практически невозможно. И тем не менее Чикаго уверенно занимает первые места среди городов Америки по числу убийств. Левые не в состоянии понять, что оружейные законы распространяются только на законопослушных граждан. Борцы с огнестрельным оружием делают вид, что не знают того, что более 90% всех убийств в Чикаго с применением огнестрельного оружия совершают те, кто не знает, а точнее, не хочет знать об антиоружейных законах. Фактически эти законы на них не распространяются. Эти люди покупают оружие на чёрном рынке.

Безоружный законопослушный гражданин не может оказать сопротивление вооружённому преступнику и поэтому легко становится его жертвой. Как раз это и происходит в школах и в других «Зонах без оружия».

Если запретить AR-15, то преступник будет использовать пистолет и сможет убить до прибытия полиции от трёх до шести человек. Разве смерть меньшего числа людей и есть повышение безопасности школьников? Убийство даже одного учащегося на территории школы – трагедия. Вряд ли левые смогут убедить родителей убитого сына или дочери, что они могут гордиться тем, что число убийств уменьшилось.

Вооружённого преступника может остановить только вооружённый законопослушный гражданин. В школе такого преступника может остановить вооружённый охранник или вооружённый учитель, добровольно взваливший на себя эту тяжёлую и ответственную обязанность – защищать жизнь и здоровье школьников от нападения вооружённого маньяка.

20 марта один из учеников школы Грейт Миллс в графстве Святая Мария, штат Мэриленд, принёс в школу пистолет и открыл огонь. Он ранил двоих. Вооружённый охранник быстро появился и застрелил нападавшего. Вся перестрелка заняла около трёх минут. Полиция прибыла в школу примерно через восемь минут. Вооружённый охранник спас жизнь других школьников. Но об этом происшествии левые СМИ не сообщили.

Один из участников «Марша» в Чикаго, учитель девятого класса, сказал журналисту, освещающему ход этих протестов: «Мы пытаемся научить детей быть гражданами. Факт того, что учителя вооружены, полностью противоречит тому, чему мы учим».

Это заявление учителя – типичный пример левой бесполезной риторики, уводящей в сторону от решения вопроса о повышении безопасности в школах. Что означает «быть гражданином»? Хорошо знать Конституцию США и строго следовать законам страны? Кстати, в большинстве случаев преступники тоже являются гражданами Америки. Учитель не сказал, что он учит своих школьников уважать и ценить жизнь других людей и уважать общечеловеческие ценности. Похоже, что учителю из Чикаго всё это неизвестно. И наконец, почему вооружённый охранник или учитель, защищающий жизнь школьников, «противоречит тому, что мы учим»?

CNN организовало встречу с пятью школьникам из Марджори Стоунман Дуглас, переживших трагедию 14 февраля. В последний момент интервью с одним из приглашённых, Кайлом Кашувом, было отменено. Оказалось, что его точка зрения не совпадает с мнением левых в отношении оружия. В интервью Fox News Кашув сказал, что он не согласен с запретом AR-15, так как такой запрет не обеспечит безопасность школьников. Он напомнил о том, что не законопослушные граждане с оружием, а халатность и не выполнение местными ФБР и правоохранительными органами своих прямых обязанностей помогли совершить массовое убийство в школе. Кашув сказал также, что обвинения в адрес Национальной стрелковой ассоциации в поощрении убийств являются надуманными и не решают проблему усиления безопасности в школах.

С точки зрения левых, такие высказывания – непростительный грех. Если подростки следуют курсу левых, то их приглашают участвовать в программах CNN. Они красуются на обложке Times, их прославляют как героев. Тех, кто не следует этому курсу, осуждают и не замечают.

Отмена интервью с Кашувом на CNN ещё раз показывает, что сегодня левые СМИ не намерены уважать другое мнение и вести честные дискуссии. Цель левых – идеологическая обработка американцев, а не выяснение причин обсуждаемых событий. Левые единодушны в своём стремлении разоружить законопослушных граждан. Безопасность школьников их не интересует.

Чтобы предотвратить кровавые трагедии в школах, следует в первую очередь вооружить их охранников и учителей добровольцев, установить металлодетекторы при входе на школьную территорию и потребовать от ФБР и правоохранительных органов безоговорочного выполнения уже существующих законов, препятствующих приобретению оружия теми, кто не имеет на это право.

Григорий Гуревич

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика