Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Кто на новенького?

Кто на новенького?

В январе 2016 года истекает каденция Тамира Пардо на посту главы «Моссада», и хотя до этого времени еще далеко, уже сейчас встает вопрос о том, кто станет его преемником.

Кто на новенького?Разумеется, ответ на него во многом зависит от исхода грядущих выборов – ведь в итоге главу «Моссада» назначает лично премьер-министр, и тут между нынешними кандидатами в главы правительства существуют большие разногласия. Тем не менее, список претендентов на третью по значимости должность в государстве известен, и в него стоит вглядеться пристальнее.

Разумеется, первым в этом списке значится нынешний гендиректор министерства по делам разведки и стратегии Рами Бен-Барак, в послужном списке которого значится пост заместителя начальника «Моссада» – в период, когда внешнюю разведку страны возглавлял Меир Даган. Армейскую службу Бен-Барак проходил в подразделении генштаба «Сайерет маткаль» и не раз участвовал в операциях, связанных со смертельным риском. Разработанные им новые приемы использования пистолета пополнили золотую копилку боевого опыта ЦАХАЛа.

В 1984 году, спустя 3 года после демобилизации, Бен-Барак поступил на службу в «Моссад» и вскоре стал одной из самых заметных фигур в оперативном подразделении «Кешет». Первый прокол в его карьере разведчика произошел в 1991 году, когда Бен-Барак и еще три агента «Моссада» были уличены в попытке установить подслушивающие устройства в посольстве Ирана в Никосии. Виновником провала стал некий не в меру ретивый израильский журналист, но это уже не так важно. Бен-Бараку и его товарищам были предъявлены обвинения в шпионаже, незаконном проникновении на территорию страны и в частное владение. Ценой неимоверных усилий израильской дипломатии вся четверка спустя короткое время без излишнего шума была освобождена, но эта история, несомненно, нанесла немалый ущерб имиджу как «Моссада», так и Израиля в целом.

Тем не менее, Бен-Барак продолжил службу в «Моссаде», и в 2004 году его назначили начальником оперативного отдела. С 2009-го по 2011 год он был заместителем Меира Дагана. Среди прочего, на нем лежит ответственность за относительный провал операции по ликвидации «министра обороны ХАМАСа» Аль-Мабхуха в Дубае.

Еще один кандидат в начальники Службы внешней разведки – Йоси Коэн, нынешний глава Совета национальной безопасности, в прошлом заместитель Тамира Пардо, получивший у сослуживцев прозвище Дугман (Манекенщик) за пристрастие к дорогой и элегантной одежде.

Свою службу в «Моссаде» Коэн начал в 1982 году – его приняли на курс вербовки иностранных агентов. Одним из его сокурсников, кстати, был Виктор Островский. Коэн вербовал агентов, в основном, в странах Европы и, как говорят, проявил на этом поприще поистине выдающиеся способности. Правда, когда он был назначен руководителем агентурного отдела «Цомет», выяснилось, что у него весьма нелегкий характер и как начальник он ведет себя предельно жестко.

В 2000 году Коэн взял бессрочный отпуск за свой счет в связи с рождением у него тяжелобольного сына, объяснив, что хочет больше времени уделять семье. Тем не менее, через 2 года он вернулся на службу и занял пост начальника оперативного подразделения «Цомета». Йоси Коэн разработал новые методологические установки по деятельности этого подразделения и, как говорят, внес выдающийся вклад в обеспечение безопасности страны. Разумеется, то, в чем заключался этот вклад, не подлежит оглашению, но достаточно сказать, что Коэн и его подразделение 5 лет подряд получали премию «За особые заслуги в области национальной безопасности», а эта награда никогда не дается просто так.

После прихода Меира Дагана на пост начальника «Моссада» Коэн был назначен главой «Цомета», а затем, после ухода Дагана, заместителем начальника «Моссада». Причем это назначение провел лично Биньямин Нетаниягу, хотя у Пардо было право самому выбрать себе заместителя.

Решение Нетаниягу породило слухи о том, что между премьером и Йоси Коэном существуют некие особые дружественные и даже семейные связи, начавшиеся еще в их юности. Отчасти эти слухи получили подтверждение, когда в 2013 году Нетаниягу назначил Коэна главой Совета национальной безопасности. По поводу того, что это было удачное назначение, сейчас, похоже, никто не спорит, но особая близость Коэна к нынешнему премьеру, вне сомнения, создает ему некоторые проблемы при общении с главами силовых структур: все они понимают, что любой, даже самый конфиденциальный разговор с Коэном в итоге станет известен главе правительства.

Третьим кандидатом на роль главы начальника «Моссада» называют 60-летнего Давида Мейдана. Сын репатриантов из Египта, приехавший в Израиль ребенком, он начал свою армейскую службу в разведывательном подразделении 8200, откуда, благодаря знанию арабского языка на уровне родного, в 1977 году плавно перекочевал в «Моссад» – сначала в подразделение по прослушиванию, а затем в тот же отдел по вербовке иностранных агентов «Цомет». Как нетрудно догадаться, Мейдан вербовал агентов в арабских странах, причем, как говорят, весьма успешно.

Но и в его карьере все было отнюдь не безоблачно. В начале 2000-х годов на Мейдана возложили ответственность за некие провалы «Моссада», и из «Цомета» он был переведен в отдел физической охраны секретных объектов. Это было весьма ощутимое понижение, но Мейдан не подал в отставку, а дождался лучших времен и в итоге получил пост главы отделения «Моссада» на Дальнем Востоке. Здесь он опять прекрасно зарекомендовал себя, так что Даган вначале подумывал назначить его начальником отдела «Цомет», но в итоге, как уже сказано выше, этим начальником стал Йоси Коэн, а Мейдан получил пост начальника отдела «Тевель» («Космос»), ответственного за связи с зарубежными спецслужбами.

Думается, теперь читателю понятно, почему Нетаниягу назначил своим личным представителем на переговорах по обмену Гилада Шалита именно Давида Мейдана. В итоге он и заключил «сделку Шалита» при посредничестве Египта. Говорят, тогда Нетаниягу пообещал Мейдану назначить его главой «Моссада», но это, подчеркнем, не более чем слухи.

Есть еще два кандидата в начальники «Моссада» – главы оперативных отделов «Кейсария» и «Кешет», имена которых по понятным причинам запрещены к публикации. И у того, и у другого за плечами героическая биография, десятки операций, большая часть которых неизвестна широкой публике, но которые подчас меняли даже не тактическую, а стратегическую расстановку сил в регионе.

Повторим, у каждого из кандидатов на столь важный государственный пост есть свои достоинства и недостатки, за каждым числятся не только победы, но и провалы, но окончательный выбор нового главы внешней разведки в любом случае останется за премьером.

Как отмечают аналитики, нынешнему руководителю «Моссада» Тамиру Пардо пришлось нелегко на этом посту. Появление на арене такого нового игрока как «Исламское государство», резкое повышение бдительности спецслужбами Ирана, «Хизбаллы» и ХАМАСа (как ответ на целый ряд успешных операций «Моссада»), фактический разрыв с Турцией, сближение Ирана и США – все это сильно осложнило работу нашей внешней разведки. При этом все понимают, что преемнику Пардо легче не будет. Скорее, даже наоборот…

Ян Смилянский
«
Новости недели«

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика