Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Кровопийцы против ворюг

Кровопийцы против ворюг

Кровопийцы против ворюг

«Но ворюга мне милей, чем кровопийца», — эта строчка из «Писем римскому другу», написанная Бродским 43 года назад, все четыре последующих десятилетия вызывала яростные споры, пожалуй, более яростные, чем споры между физиками и лириками, разгоравшиеся в 60-е.

В путинское правление спор этот приобрел весьма практический характер, поскольку, как отметил Андрей Колесников (не тот, который «Путина видел», а тот, который, наоборот, из «Новой газеты») – правящий путинский клан раскололся на «партию крови» и «партию бабла».  Причем, Колесников  явно симпатизирует «партии бабла», что вполне соответствует  выбору Бродского.

Между путинскими ворюгами и путинскими же кровопийцами никогда не было любви, а была всегда взаимная подозрительность и соперничество. Но в  то же время и своеобразный симбиоз, поскольку ворюги без кровопийц не смогли бы удержать наворованное, а кровопийцы нуждались в ворюгах, чтобы те хотя бы пересчитали добычу от кровавого разбоя, поскольку сами кровопийцы ни грамоте, ни счету не обучены.

Петербургский международный экономический форум – 2015 стал той площадкой, где путинские ворюги оказались на сцене, просто в силу должностного функционала, а путинские кровопийцы  остались несколько в тени и вынуждены были их слушать. Услышанное их привело в крайнее раздражение, что выплеснулось в истерический вой медийной обслуги кровопийц на федеральных телеканалах.

Впрочем, вся медийная обслуга и та, что за кровопийц, и та, что за ворюг, выла вполне симфонично про грандиозный успех форума, на котором триумфатор-Путин одолел гидру кризиса и самолично открутил ей все сто голов в виде изоляции,  санкций, инфляции, дефицита инвестиций и пр. Все телеканалы рассказывали о том, как много народу приехало из стран, общее число которых даже несколько превышает численность стран – членов ООН. Самая громкая цифра – 10 тысяч гостей форума должна была убедительно свидетельствовать о провале международной изоляции.

Немного цифр. Сначала об эффективности форумов за последние три года.

2013 год. Подписано соглашений на сумму 9,6 триллионов рублей. Доллар стоит 32 рубля.

2014 год. Подписано соглашений на 401,4 миллиарда рублей. Доллар стоит 33 рубля.

2015 год. Подписано соглашений на 293,4 миллиарда рублей. Доллар стоит 53 рубля.

Если считать в валюте, то победоносный Путинский форум-2015 оказался примерно в 50 (!) раз менее эффективным, чем тот же форум в 2013 году, и в 2 с лишним раза менее эффективным по сравнению с 2014 годом. Это, если считать в цифрах, такова получается цена «крымнаша» и «Новороссии».

Если считать репутационные потери в персоналиях, то из глав государств на форуме-2015 я смог зафиксировать троих: Ципраса (Греция), Атамбаева (Киргизия) и Сайханбилэга (Монголия). Это, конечно, мощные экономические державы, но, например, в 2011 году на питерском форуме были главы таких государств как Китай, Финляндия, Казахстан и Индонезия.

Если держать перед глазами приведенные выше цифры и персоналии, то смотреть аналитику федеральных каналов и информагентств, заливающихся о триумфе экономического форума и о том, как там Путин в очередной раз всех победил, бывает особенно забавно.

«КУДРИНА – РАССТРЕЛЯТЬ!»

В «Воскресном вечере» от 21.06.2015 года Владимир Соловьев, наконец, довольно развернуто объяснил, какие у него претензии к Владимиру Путину, и за что он его критикует. Претензий оказалось две. Во-первых, Путин «медленно выгоняет некоторых министров», а во-вторых, он напрасно признал выборы в Украине.

Чувствовалось, что Путин его уже достал своим либерализмом и мягкотелостью. То ли дело Рогозин, или Шойгу, да хоть тот же Лавров. Им тоже далеко до того кумира, которого Соловьев изображает, когда периодически наряжается во френч цвета хаки, обувается во что-то, напоминающее мягкие сапоги, и с характерным акцентом рассказывает как наши танки за несколько часов дойдут до Киева в случае чего. Это он так фиглярствует на своих концертах, на которые приходят какие-то люди, которым, видимо, недостаточно видеть его практически каждый день по телевизору.

Впрочем, про танки на Киев Соловьев и в программе постоянно говорит, правда без сталинского акцента, зато регулярно. Вот и в этот раз он сообщил, что если войска «ДНР» и «ЛНР» войдут в Киев, то все киевляне на следующий день будут рассказывать, что они всегда боролись против преступной хунты. Причем, мне показалось, что он сам в это верит. Видимо, таким людям как Соловьев трудно представить, что не все устроены, так как они. Судят по себе, получается глуповато.

Вернемся к соловьевской критике Путина. Она была вызвана невыносимым зрелищем либерального шабаша в самом центре святого места – Петербургского экономического форума. «Небольшая группа проливающих слезы либералов, в том числе и выпавший из гнезда Кудрин». Это Соловьев про центральную дискуссию на форуме, где Греф, Шувалов, Силуанов и Кудрин пытались обсудить экономику России.  Получалось у них плохо, поскольку про главную проблему экономики России, а именно про «крымнаш» и «Новороссию» им говорить нельзя, а без этого все остальное обсуждать бессмысленно.

Четче других изложил претензии «партии кровопийц» к «партии ворюг» патриотический депутат Вячеслав Никонов. Он был возмущен тем, что «на форуме был яркий контраст между яркой повесткой президента и беспомощностью экономического блока правительства». Депутат Никонов объяснил, что «экономика страдает не от санкций, не от падения нефти, а от той экономической политики, которую проводит правительство».

Приглашенный для битья оппонент, президент фонда независимых СМИ Дмитрий Некрасов высказал предположение, что у нас такая блеклая экономическая политика именно потому, что такая яркая внешняя политика. Этот возмутительный тезис вызвал немедленный отпор со стороны  патриотического депутата Никонова: «Эта точка зрения, что у нас во всем виновата внешняя политика, несовместима с пребыванием в правительстве. Вместо того, чтобы запустить мотор экономического  развития, они сваливают все на внешнюю политику».

О том, как именно надобно запустить мотор экономического развития, сообщил член Зиновьевского клуба Дмитрий Куликов. Оказывается, все дело в свободном хождении иноземной валюты. Ходит эта зараза по стране как у себя дома, через границу шастает туда-сюда, а на этом некоторые наживаются и жируют, от чего державе убыток. Ввести жесткий валютный контроль, вот такой рецепт выдал Дмитрий Куликов из Зиновьевского клуба.

Все время, пока он говорил, на лице Дмитрия Некрасова изображалось такое страдание, что Соловьев сжалился и дал ему слово. И Некрасов излил ему  свою либеральную душу, страдающую от несовместимости советской и рыночной экономических моделей, которые в студии пытался объединить зиновьевец Куликов, а за пределами студии, в российской политике такой гибрид пытается вырастить Путин, соединяя советский империализм с элементами рынка.

«Не построим мы такую экономику», — пожаловался либерал Некрасов. «Тогда, что – СМЕРШ?», — тихо спросил Соловьев. И видя, что либерал Некрасов уже раздавлен и готов давать показания, Соловьев нанес добивающий удар: «Вы, либералы, ничего не можете построить!».  «И еще надо как можно меньше слушать либеральные бредни», — на этом Соловьев посчитал разгром либерала Некрасова завершенным, и было повернулся к более достойному собеседнику, но недобитому Некрасову, видимо, мало досталось.

«Так, вы что, за валютный контроль?!», — с ужасом спросил он Соловьева. И тут на какую-то долю секунды в глазах Соловьева плеснулась растерянность. Дело в том, что Соловьев при каждом удобном и не очень удобном случае рассказывает в студии, что он кандидат экономических наук и преподавал экономику в США. Короче, учил этих пиндосов правильному ведению бизнеса. Об этом замечательном факте своей биографии Соловьев упоминает почти так же часто, как и о том, что он еврей. Ему, видимо, кажется, что россиянам это очень важно знать. Так вот, несмотря на свои заслуги в становлении американской экономики, Соловьев, когда в его передаче заходит речь об экономике, всегда предпочитает, следуя формуле классика, углядеть в ней политику и про эту политику и поговорить. И в этот раз, на прямой вопрос об отношении к валютному контролю, Соловьев отчеканил: «Я за то, чтобы уделять внимание экономике и принимать конкретные решения». – Студия откликнулась на такой ответ долгими и продолжительными аплодисментами.

Прилив ненависти к партии «путинских ворюг» со стороны партии «путинских кровопийц» вызвала хулиганская выходка Кудрина, который вышел с предложением перенести выборы президента России на 2016 год. Именно она переполнила чашу терпения Никонова и Соловьева и заставила их наброситься на правительство, а заодно и Путина обвинить в мягкотелости и попустительстве вредителям.

Но наиболее откровенно и точно позицию «партии кровопийц» высказал Сергей Доренко в своей программе «Реплика», которую он вывешивает на ютубе. Вообще, вот этих двоих, Соловьева и Доренко, видимо, в  школе по какой-то причине не взяли в кружок самодеятельности и не дали в школьном театре какой-нибудь завалящей роли. И вот теперь они мучают всех своим пошлым фиглярством: Соловьев входит в образ Сталина, а Доренко косит то ли под графа Калиостро, пытаясь проткнуть зрителя своими вытаращенными глазами, то ли под авторитетного урку, раскидывающего пальцы веером, то ли под прокурора Вышинского.

«Кудрин хочет досрочных выборов президента», — читает обвинительный приговор Доренко. – «Кудрин – друг Америки», — а значит, — «Америка меняет нам нашего президента», — это Доренко уже «шьет Кудрину политическую статью». – «А Крым нам оставят? Мы ведь Крым не отдадим, ведь, правда же?», — тут по сценарию, зритель должен поставить недопитое пиво на стол и рвануть на себе майку с криком: «Да, ни в жисть!».

Тем временем,  Доренко переходит к мотивирующей, а затем  и к обвинительной части приговора. «А почему поганому Кудрину рот его поганый не заткнули?», — задает риторический вопрос Доренко. – «Нам-то как жить?», — спрашивает пожилой телекиллер свою обалдевшую от несвежего пива и просроченных макарон аудиторию. – «Моя душа просит завоевательной стабильности. Мне хочется стабильной экспансии. Чтоб нас уважали и боялись!», — нараспев, с приблатненной интонацией выводит формулу национальной идеи Доренко.

«Чертов Кудрин расшатывает трон империи… Хочется взять и по сопатке врезать такому Кудрину… После слов Кудрина, каждая минута жизни все еще не расстрелянного Кудрина придает всем нам чувство обосранности». Конец цитаты.

Понятно,  что когда и если пожилого телекиллера будут допрашивать по статье 119 УК РФ в связи с публичным призывом к убийству, он, несомненно, заявит, что это все было понарошку, что это все вообще, телевидение, политика и вообще все то, что говорят и изображают на экране и по радио, это все игра, все ненастоящее. Поэтому  все это не надо принимать всерьез, а с Кудриным они вообще давние друзья и вот как раз сейчас планировали собраться и выпить по рюмке чаю.

СЕЛФИ С ТЕРРОРИСТОМ

Радио Свобода опубликовало на своем сайте групповое фото, на котором изображены московский политтехнолог Александр Бородай и известные московские журналисты, в том числе Павел Каныгин, Илья Барабанов и Максим Авдеев. Все улыбаются, лица довольные, все хорошо, солнышко светит. Встретились случайно в известном месте, в баре «Редакция» известные друг другу (и не только друг другу) молодые симпатичные люди, пообщались, поулыбались, сфотографировались на память…

И все бы ничего, только московский улыбчивый политтехнолог Александр Бородай по совместительству в недавнем прошлом глава правительства «ДНР», он же – объявленный в розыск Украиной подозреваемый в терроризме преступник. Он же – соратник Стрелкова-Гиркина, с которым начинал в Крыму, а затем вместе с ним переместился в «Новороссию», поскольку считал, что это все один, «продолженный проект».

На сайте Радио Свободы приводится обмен репликами в социальных сетях по поводу этой фотографии, из которого ясно, что большинство тех, кого принято считать молодыми, но уже состоявшимися журналистами, на самом деле еще находятся на подступах к профессии.

Илья Азар (реплика в адрес осудившего данное фото Аркадия Бабченко): я с Бородаем не пил, но если бы представился случай, не отказался бы, поскольку так можно узнать инсайды для работы и понимания. Аркаш, ты просто не журналист, а поэт и писатель.

Олег Кашин: «Это герои (про тех, кто сфотографировался с Бородаем). Героям позволено чуть больше, чем обычным людям. Если они считают допустимым сфотографироваться с Бородаем, осуждать их за это могут только другие герои, или даже нет, другие герои тоже не могут, только Бог».

Илья Барабанов: «ушли короче из «Редакции», пришли в «Маяк», а тут уже Ольшанский сидит. Но с ним, наверное, не будем фотографироваться».

И, наконец, главная реплика – практически отповедь-исповедь того самого журналиста «Новой» Павла Каныгина, которого только  что задержали и избили в «ДНР» и чьи репортажи стали важной частью информационной картины о войне в Украине. Впрочем, как и репортажи Ильи Барабанова.

Павел Каныгин: «Кто хочет поучить, как вести себя с ньюсмейкером и каких ньюсмейкеров выбирать, что ад, а что не ад – предлагаю для начала так же лихо отправиться куда-нибудь в Донецк или Краматорск с Мариуполем, на базу «Азова», а потом к «Востоковцам»». И поездить по ямам-убежищам, где тиф и чумазые дети, которые просят пожрать, а рядом грохает миномет. А потом и про ад можем поговорить. Дальше — про фото. Если оно кого-то задело, я искренне сожалею. Допускаю некоторую неуместность и приношу извинения. Но если кому-то показалось, что мы как-то по-дружески милы с «мучителем», не перекручивайте. Мы лишь соблюли приличия после тяжелого разговора». Конец цитаты.

Так получилось, что я сначала прочитал эту реплику Павла Каныгина, а потом посмотрел «Воскресный вечер» Соловьева. И там, у Соловьева, в той части, где был крик про Украину (не стал включать этот крик в обзор, поскольку кричат сплошь одни и те же про одно и то же), так вот, там громче всех кричала некая дама из Донецка. Она все время молчала, но как только начинал говорить очередной украинский политолог, которого Соловьев привел на заклание, эта дама тут же начинала кричать на него, спрашивая, убивали ли когда-либо  его детей? Видел ли он хоть одного мертвого ребенка, которого разорвало на его глазах? А когда украинский политолог пытался что-то сказать про статистику обстрелов и соблюдение Минских соглашений, дама тут же затыкала его вопросом:  «сидел ли он в подвале под бомбежкой?». И после того как политолог вынужден был сознаться, что нет, не сидел, дама торжествующе лишала его права дальнейшего участия в дискуссии.

Никоим образом не ставя знака равенства между той дамой от Соловьева и Павлом Каныгиным,  провожу параллель не между личностями, а между их аргументами. И там и там есть попытка подавить оппонента «грузом виденных и пережитых страданий». С таким настроем  и с такой риторикой возвращались опаленные ребята с Афгана и из Чечни. С ощущением, что  им все должны, а им, наоборот, теперь все можно. Афганский и чеченский синдром называется. Судя по реплике Павла Каныгина, у него что-то вроде «донецкого синдрома». Понимаю, что такие корреспонденты как Каныгин и тот же Барабанов, практически не заменимы, но может быть редакции «Новой» стоит подумать о временной смене тематики для Павла Каныгина…

Что же касается фото с террористом, то здесь все становится очень просто, если в дискуссию включить два слова: «читатель» (зритель, слушатель) и «репутация». И все встанет на свои места. Читатель, который видит, что тот самый журналист, который ему только что рассказывал про преступления террористов, тут же на фото улыбается рядом с главарем террористов, будет иметь полное право считать, что его просто дурачат. Что все эти журналюги-политиканы-террористы это все одна тусовка, одна шайка-лейка, которая играет в  свои игры против народа. И вернуть доверие читателя после такого фото будет непросто.

А что касается репутации, то шесть лет назад, работая тогда в Праге, я получил неплохой урок. Американский предприниматель предложил поддержку в реализации одного очень важного для меня проекта. Но средства хотел внести в авторитетный международный фонд. Я попросил своего друга, чешского дипломата, который как раз курировал такой фонд, встретиться втроем и обсудить проект. Реакция была такая, будто я предложил нечто непристойное. «Ты предлагаешь мне, чешскому дипломату, частную встречу с иностранным предпринимателем? И что будет после этого с моей репутацией?».

Возможно, в таком соблюдении неких правил, из которых не бывает исключений, и в том, что репутация там не пустой звук, и кроется одна из причин, почему россияне тысячами стремятся на ПМЖ в Чехию и другие европейские страны, а обратного потока как-то не наблюдается? Поскольку там не возникают условия ни для партии ворюг, ни для партии кровопийц.

Игорь Яковенко
Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика