Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Новости / «Кровавый оскал Чебурашки»

«Кровавый оскал Чебурашки»

Уже с 1 сентября государство, а не родители, будет решать, что должны или не должны смотреть дети. Под запретом могут оказаться не только Том и Джерри, Волк и Крокодил Гена, но и герои «Простоквашино» с Ромео и Джульеттой.

"Кровавый оскал Чебурашки"

Герои сказок и мультиков, клоуны и персонажи классической детской литературы срочно бросают курить, прекращают драться, показывать язык и обзываться «дураками». Не говоря уж о том, что зарекутся ездить на крышах поездов и петь про что-либо голубое (в том числе и вагоны). Окажутся вырезанными из архивов Гостелерадио Юрий Никулин (в знаменитых репризах он бьет надувным молотком по голове напарника), Шерлок Холмс вместо классической трубки будет затягиваться чупа-чупсом (что, впрочем, тоже небезопасно), а принц будет не целовать Спящую Красавицу, а дружески пожимать ей руку. Канут в Лету пираты-алкоголики из мультика «Остров сокровищ», лишатся родительских прав папа и мама Дяди Федора (они малолетку одного на даче в Простоквашино бросили жить с животными), а о мрачноватых героях русских и немецких сказок и вовсе подумать страшно. В «Ослиной шкуре», например, отец склоняет к сожительству собственную дочь, а Колобок врет напропалую и дразнится. Если читатель думает, что журналисты утрируют — отнюдь. Практика последнего времени показывает, что идиотизм наших депутатов и чиновников поистине не знает границ.

После того как телевизионщики, ошалев от переписывания программ и проставления крестиков «6+» или «18+», пошли на вынужденную провокацию и во всеуслышание пригрозили лишить детей «Ну, погоди!», даже непробиваемый Роскомнадзор решился прокомментировать ситуацию. Сегодня представители Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций на экстренном совещании сообщили, что Волка и Зайца не тронут, поскольку они — «художественная ценность», но в целом позиций не сдали и отказались отложить введение в действия закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».  Правда, согласились все-таки внести в него поправки. И пообещали, что будут давать онлайн-рекомендации по практической реализации закона. При этом, следуя непостижимой российской логике, только в октябре (то есть уже после принятия закона) будет понятно, как, собственно, на практике разграничивать, что есть добро, а что — зло. Замглавы ведомства Максим Ксензов пообещал, что в октябре Роскомнадзор совместно с депутатами, Генпрокуратурой, ФАС и представителями СМИ проведут расширенное заседание экспертного совета по этой проблеме.

Таким образом, отбив хотя бы Волка с Зайцем, телевизионщики и печатники уныло вернулись к наитупейшему занятию: маркировке передач, книг и дисков плюсиками с возрастными ограничениями или, того хуже, вырезанием всяких подозрительных сцен. Пока это делается на глазок, то есть вырезаются бранные слова, сцены пития или курения, поцелуйчики и прочие ужасные вещи, ранящие, по мнению авторов закона, детское сознание.

«Это не только бессмысленно, но и противозаконно. Какие-то госчиновники будут решать, что можно, а что нельзя, не прислушиваясь ни к общественному мнению, ни к авторам, — сообщил «Росбалту» автор идеи и проекта «Смешарики» Анатолий Прохоров. — Все знают про американские возрастные рейтинги «+», но мало кто знает, как это было в Америке еще полвека назад. Там это делалось на общественном поле совместно с актерской ассоциацией Джона Валенси. Эта организация добилась, чтобы рынок согласился с ориентацией на общественное мнение добровольно (замечу, добровольно!) придерживаться рейтинга «+». Эта тема обсуждалась всем американским обществом, а не прописывалась в законах. Наша Госдума здесь подставила саму себя и нарушила сами принципы законодательства, расценивая некоторые общественные вложения как принципы государства. Получилась дискредитация законодательства. В США, например, существуют специальные комиссии, которые обсуждают: да, здесь молотком бабахать и смотреть на это можно, потому что здесь — клоунада, а здесь детям смотреть нельзя, потому что здесь уже — кровавый взрослый триллер. Тут не делается просто так, одним движением депутатского пера. Должна быть большая общественная работа, должен быть задействован главный институт общества — родительство».

По мнению «папы» Нюши, Кроша и Лосяша, именно с этим в России все крайне сложно. «У нас громадные проблемы в воспитании детей, непонятно, что сейчас являет собой семья по отношению к детям. Этим надо заниматься, поскольку это сейчас очень сложный вопрос. А мы выносим проблему в ранг не родительства, а госрегулирования. У нас и с государством все не очень ладно, и с родительством, и с семьей. И тут еще такое законотворчество… Это очередная бессмыслица», — заявил Анатолий Прохоров. При этом он заметил, что самим Смешарикам нечего опасаться, поскольку круглая страна круглых добрых героев изначально была задумана как мир без насилия.

Вопрос «Росбалта», как пострадают герои его произведений, озадачил классика российской детской литературы Эдуарда Успенского. Сначала он довольно уверенно заявил, что его «детям» бояться нечего, поскольку даже Крокодил Гена у него не курит трубку, а пускает из нее пузыри. Однако дальнейшие предположения корреспондента «Росбалта» относительно «сомнительной» дружбы мальчиков Чебурашки и Гены или очевидно хулиганского поведения Старухи Шапокляк заставили писателя задуматься. «А ведь Шерлок Холмс, например, действительно курит трубку, — рассуждает Успенский. — Но, я уверен, все эти запреты — это идиотизм, который должен скоро закончиться. Такие запреты аналогичны тому, что в России водку запретить», — сообщил Эдуард Успенский. Писатель также подчеркнул, что если уж и запрещать на законодательном уровне, — то передачи «Дом-2» или «Камеди клаб». «Все это выглядит очень карикатурно, но мы прорвемся», — заявил Успенский.

Примечательно, что и сами родители убеждены, что власть в очередной раз понесло вовсе не туда, куда надо. Так, на известном петербургском родительском портале мамы и папы активно обсуждают, что опасней для детской психики — круглосуточные кровавые «стрелялки» на большинстве каналов, пошлые низкопробные шоу или мультики. «Мне иногда кажется, что наших детей за каких-то идиотов держат. «Ну, погоди» дети в возрасте лет до 8-9, наверное, смотрят, потом не интересно (я по своей сужу). Так ей и в голову не придет мысли про гопника-волка, и что волк пристает к зайцу-мальчику… По себе судят?» — пишет один из родителей.

Писатель, философ, психолог Александр Мелихов, долгие годы работающий с детьми, убежден, что ребенок (в отличие, кстати, от взрослых) прекрасно может отличить реальный мир от сказочного и отлично дифференцирует добро от зла. «В 20-е годы большевики тоже боролись со сказками, считая их слишком… добрыми, — рассказывает Мелихов. — Так, они думали, что если у ребенка возникнет симпатия или жалость к зайчику или лисичке, то потом этот человек не сможет стать охотником или воином. Корней Чуковский бился за детскую литературу, доказывая, что сказки тут не при чем, и что ребенок с самого раннего возраста умеет отличать сказку от жизни, добро от зла. Можно запретить и Ромео с Джульеттой — за тему расширенного подросткового суицида».

По мнению Мелихова, настоящие жестокие сцены можно с большей вероятностью встретить в реальной жизни, и опасаться стоит именно этого. «Человек с пробитой головой на мостовой — вот это реально может травмировать. Труп в каком-нибудь боевике и труп на железнодорожных путях — это даже не две, а две тысячи две большие разницы», — считает писатель. Он объясняет разное восприятие взрослыми и детьми даже действительно жутковатых, на первый взгляд, произведений искусства. «Почему то, что пугает взрослого, не пугает ребенка? Потому что дети защищены больше нас, у них нет таких жизненных уроков, которые мы прошли. Поэтому их травмирует не искусство, а жизнь», — считает писатель.

Есть еще один момент, о котором говорят представители литературы и искусства. «У каждого человека — в том числе, и ребенка — есть право на информацию. Если кому-то надо большего, есть такой жанр — трагедия. Это как бы ужас, и гораздо больший, нежели в жизни, но он преподносится в высоком контексте. Если надо, то трагические ощущения человека, присутствующие в трагедии, он всегда найдет и в жизни», — считают специалисты.

И еще, кстати, один любопытный факт, почти оставшийся без внимания. Получается, что до 18 лет мы детей оградим от курящих волков и отвязных старушек с таксами, а как только им можно будет на такое смотреть, мы их р-раз — и в большую жизнь. То есть до 18 — никаких «Ну, погоди!». А в 18 — ты уже в армии, сынок…

По мнению экспертов «Росбалта», всегда найдутся дураки, которые любую «стрелялку» воспримут буквально. Но о том, как может влиять искусственный мир на реальность, ученые, социологи, психологи и психиатры спорят уже несколько десятилетий. И при этом очевидны факты: в странах, где нет насилия на ТВ и в литературе, бывает очень много преступлений. А где его много в искусстве, почти нет в жизни.

«Яркий пример — например, Япония. Там жесткое ТВ, мультипликация, литература, — но чрезвычайно низок уровень преступности. И возьмите страны с серьезными ограничениями — часто все будет наоборот. Эти связи очень непредсказуемы и зависят от множества факторов. Но, очевидно, не от воли законодателей», — считают специалисты.

Марина Бойцова
rosbalt.ru

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика