Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Кремль выдвинул миру ядерный ультиматум

Кремль выдвинул миру ядерный ультиматум

Актуальна ли угроза Третьей мировой войны?

4714423742_63e572756f_o

На прошлой неделе в эфир росТВ вышел фильм пропагандиста Владимира Соловьева «Миропорядок» с Владимиром Путиным в «главной роли». Зачем это властям РФ, почему угроза Третьей мировой войны все еще актуальна, и причем здесь российское ядерное оружие — мнение Юрия Фельштинского для «Апострофа».

Фильм Владимира Соловьева «Миропорядок» — безумно скучный, с отсутствующей динамикой, присущей любому хорошему документальному фильму. Иными словами, с художественной точки зрения он получился плохим. Досмотреть его до конца — абсолютная пытка, и это главное ощущение, которое испытывает зритель, смотрящий в экран компьютера или телевизора. Фильм конъюнктурный. В камеру Соловьева напросился пресс-секретарь Путина Песков, которому сказать было нечего, и несет он полную ерунду. Но и Путину, на интервью с которым построен фильм, сказать, на самом деле, нечего. За весь фильм он произносит одну живую фразу, причем, как всегда, из уголовной серии «в сортире замочим» и «захлебнетесь пыль глотать»: «Еще 50 лет назад ленинградская улица меня научила одному правилу: если драка неизбежна, бить надо первым». Этот принцип Путин теперь использует как руководитель супердержавы. Вторая чеченская война, война с Грузией, нападение на Украину — всё это подпадает под правило «бить надо первым». В военной стратегии это называется «превентивный удар» или «превентивная война». Проблема в том, что неизбежность «драки» определяет сам Путин.

Как соавтор книги «ФСБ взрывает Россию» (в которой спецслужбы РФ обвиняются в терактах в этой стране, — «Апостроф»), я не мог не обратить внимание также на то, что на траурном заседании правительства после подрыва российского самолета над Египтом (эти кадры использованы в фильме) Путин, вспоминая о прошлых терактах, называет не сентябрьские взрывы домов 1999 года, где погибли 300 человек, а теракт на вокзале в Волгограде в декабре 2013 года, жертвами которого стали 18 человек. Про сентябрьские взрывы даже Путин не в состоянии выдавить из себя, что это были «теракты».

Все подобранные Соловьевым участники фильма тенденциозны. Про многих иностранцев, критикующих западную политику на Ближнем Востоке, зритель впервые слышит. Внук Молотова и сын многолетнего секретаря партийной организации КГБ Никонов представлен «политологом». Какой же он политолог, когда он высокопоставленный сотрудник ФСБ, работающий под прикрытием «политолога»? О чем Соловьев, тоже являющийся сотрудником ФСБ, работающим под прикрытием «тележурналиста», прекрасно знает.

Сам Путин вещает как плохой кремлевский пропагандист. Разумеется, в ближневосточной политике Запада всё всегда настолько неочевидно, что не критиковать ее невозможно. Там ошибка на ошибке. Но Путин при этом, мягко выражаясь, необъективен. Про зло, творимое Советским Союзом, он заявляет: это не мы. Мы не СССР, мы — Россия. И за весь период до августа 1991 года ответственности на себя не берет никакой, в том числе и за Афганистан. При этом он нагло лжет, что в Афганистан советские войска двинулись по приглашению правительства этой страны: «Мы были в Афганистане всё-таки по просьбе действующего афганского правительства и президента». «Все-таки» не «по просьбе». «Все-таки» ввод советских войск был начат 25 декабря 1979 года, а уже 27 декабря спецподразделения КГБ и ГРУ провели операцию под кодовым названием «Шторм-333», захватили резиденцию президента Афганистана Амина, убили его и двух его сыновей, ранили дочь, в завязавшемся бою перебили несколько сот человек президентской охраны, сами при этом потеряли какое-то количество людей, затем доставили в Кабул из СССР нового лидера Афганистана Кармаля. Но откуда всё это знать президенту Путину, работавшему в КГБ СССР?

Путин много говорит о вреде переноса собственных ценностей на территории других государств и народов, но при этом не вспоминает (и Соловьев — ах какая неожиданность! — не задает ему наводящих вопросов) о двух чеченских войнах, о войне с Грузией, о российских войсках в Приднестровье, о захвате Крыма и вторжении в континентальную Украину. Лишь в самом конце Путин упоминает, что не может «отдать на съедение националистам» русских и русскоговорящих людей. «Нет ничего избыточного в этой политике», — говорит Путин, но не указывает, что имеет в виду под «политикой» военную оккупацию Россией соседних территорий, принадлежащих другим странам, кстати, в прямое нарушение всех норм и правил ООН, к уставу которой Путин неоднократно апеллирует в интервью Соловьеву, когда вспоминает о вторжении США в Ирак и военных действиях против Сирии и Ливии. Как в примитивном пропагандистском фильме, каковым и является «Миропорядок», Россия выглядит миролюбивым государством, дающим остальным правильные и своевременные советы, которых никто не слушает. Впрочем, на фоне ковровых бомбардировок российскими самолетами сирийской территории, обвинений в массовых убийствах гражданских лиц и военных преступлениях, разглагольствования про миролюбие РФ выглядят сомнительно. К тому же Соловьев просто не мог отказать себе в удовольствии показать российское оружие в действии (с разрешения Кремля, разумеется). В итоге поставленных пропагандистских целей касательно миролюбия России фильм не достиг.

Самый интригующий вопрос был, с разрешения Путина, задан Соловьевым президенту России в начале фильма: будет ли Третья мировая война. Напомню, что когда в марте 2014 года, в ответ на оккупацию Крыма, я опубликовал статью «Третья мировая», Соловьев не поспешил брать у меня интервью. Наверное, он подумал, что это гипербола. В декабре 2015 года гиперболой вопрос о Третьей мировой войне уже не кажется. И это главный результат проводимой российским правительством внешней политики. Более того, уже во втором фильме подряд — первый был о Крыме — главнокомандующий российскими войсками, президент Путин угрожает «миропорядку» не обычной войной, а термоядерной.

Весь 109-минутный фильм Соловьева ради этого и был заказан Кремлем. По существу, Путин лично (потому что от лица российского руководства в фильме говорит только он) предъявляет мировому сообществу очередной ультиматум: если России будут мешать создавать «новый мировой порядок», она не остановится перед применением ядерного оружия. На этом кончается фильм. Дальше идут титры. В сочетании с фразой президента «бить надо первым» мы обязаны сделать вывод: так как обычный блеф не сработал, и «на съедение националистам» России Европа и США Украину не отдали, Путин в грядущем 2016 году будет использовать ядерный шантаж. С наступающим всех нас Новым годом!

Юрий Фельштинский, российско-американский историк специально для «Апострофа»
Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика