Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter

Козел

Однажды мы с друзьями поехали в одно из охотничьих хозяйств, расположенных в предгорьях Кавказа. Они – охотиться, а я, который никогда в руках не держал ружье, просто так, развеяться. За рулем машины находился егерь, который достаточно долго проработал там и знал все местные порядки.

КозелОхотохозяйство было необычное. Когда-то в былые времена туда приезжали разного рода начальники отдохнуть от праведных трудов, а заодно и поохотиться. Сейчас доступ открыт для широкого круга любителей охоты, однако, в отличие от прошлых лет, «пропуском» являлось наличие достаточного количества денег. Ранее кто-то «наверху» решал, кому и сколько можно было убивать дичь. Сейчас же все решает размер кошелька. Хотя по большому счету – это одно и то же.

Нас же пригласили по старой дружбе, на которую ни что не действует, ни политическое положение в стране, и тем более – «золотой телец». Однако в нашем рассказе речь пойдет не об охоте, а о козле, который благодаря охотникам пристрастился к алкоголю.

Дорога петляла по лесу, и мы, как мячики, прыгали внутри газика. В былые времена ее содержали в должном порядке, а сейчас все пришло в запустение.

Наконец, вдали показалась территория хозяйства, вернее ее самый внешний кордон. Посреди леса стояла покосившаяся будка, а рядом – шлагбаум. Когда-то в ней находился смотритель и лихо козырял проезжающим машинам больших начальников. Он знал всех водителей в лицо, поэтому в проверке пропусков не было смысла. Так что машины проходили кордон без задержки.

Сейчас механизм шлагбаума заржавел, а он сам искривился, и всем своим видом напоминал коромысло колодезного «журавля». Находящаяся рядом будка покосилась, и весь пост «номер один» сильно зарос бурьяном.

Мы подъехали к будке. Посреди дороги стоял козел с огромными, закрученными где-то на спине рогами и седой бородой. Голова была немного запрокинута назад, а взгляд устремлен куда-то в даль. Козел был неподвижен и чем-то напоминал величественного сфинкса. Только, развевающаяся на ветру борода выдавала его. Ни один мускул не дрогнул на его теле (так и хочется сказать – на его лице), несмотря на рев и грохот машины, которая неслась по разбитой дороге.

Газик остановился буквально в нескольких метрах от животного. Водитель вылез из машины, и мы первым делом подумали, что он хочет хворостиной отогнать этого рогатого сфинкса. Однако не тут-то было. Водитель постоял несколько минут возле козла и направился к багажнику. Вскоре он вернулся, в одной руке была бутылка вина, в другой – стакан. Затем ловким движением откупорил бутылку, наполнил стакан и протянул его козлу. Мы молча наблюдали.

Козел выдвинул вперед нижнюю челюсть, сделал ложечкой язык и зашлепал губами. Вино так и потекло козлу в рот. Ни одна капля не упала на землю. Водитель налил второй стакан, и его содержимое так же оказалось в сычуге у этого травоядного. Только после второго стакана козел издал звук, похожий на «эх…», когда «профи» очередной выпитый стакан «закусывают» мануфактурой.

Затем водитель протянул козлу сухую воблу, которую тот стал аккуратно жевать. На землю посыпалась чешуя, косточки, а все остальное поступило вслед за вином.

Мы стояли, раскрыв рты. Было от чего. Козел выпил два стакана вина и закусил воблой. Козлу налили третий стакан, однако тот сердито затряс бородой и отошел в сторону.

Дорога была свободна, машина поехали дальше. Мы начали приставать к водителю с расспросами, ведь не часто такое увидишь. Вот что мы услышали.

Козел когда-то принадлежал смотрителю этой будки. Был он тогда совсем еще маленьким сереньким козликом и резво скакал рядом, когда его хозяин выполнял служебный долг. Смотритель должен был открывать ворота, то есть поднимать шлагбаум для машин начальников. Они без остановки проносились мимо, обдавая грязью или пылью (в зависимости от погоды или времени года). Начальники «привратника» охотохозяйства чаще всего не замечали. Только иногда какой-нибудь добродушный (или же демократичный) начальник благосклонно кивал смотрителю головой, когда тот стоял навытяжку, приложив руку к егерской фуражке.

Смотритель расстраивался. Егерям после успешной охоты перепадало несколько рюмочек от щедрот барского стола, а смотрителю – ничего, какой с него прок. Надо отметить, в те «застойные» времена вымогать выпивку у начальников было не положено. Так можно и должности лишиться.

Вот он и приспособил для этого своего козлика. Козлик стоял посреди дороги и требовал «плату» за проезд. Ему наливали, а заодно – хозяину, смотрителю будки.

Вскоре молва о необычном козле облетела всех начальников. Каждый хотел лицезреть его необычные таланты. Для этого всегда держали про запас бутылку вина. Смотритель пил только портвейн, любил воблу, вот он и диктовал условия. Козел, якобы, пьет только крепленое вино.

Оказывается, козел (тогда пока еще козлик) выпивал в день не более двух стаканов вина и никакие уговоры на него не действовали. Первый начальник мог лицезреть процедуру пития, а последующие – довольствовались обществом смотрителя.

Козел после двух выпитых стаканов все также продолжал стоять посреди дороги. По-видимому, ему нравилось, когда самые большие начальники выходили из машины и своими ноженьками топали к нему на поклон: «Испей, дружище, винца». Козел (если успевал принять свою норму) гордо отворачивался от налитого стакана. Зато его хозяин лихо выпивал стакан и услужливо говорил: – «Премного благодарен. Козел – животное с понятием, он свою норму знает».

К вечеру хозяин козла пьяно бормотал одну и ту же фразу, в которой с большим трудом можно было разобрать ее смысл: «Козел – животное с понятием…».

Начальство охотохозяйства смотрело сквозь пальцы на проделки своего сотрудника. Ведь ему рюмку подносили большие начальники, что на это скажешь.

Гостей, которые приезжали пострелять дичь, было много, так что сторож быстро спился, заболел и умер. А козел остался на посту. Вот что значит «иметь понятие» и знать меру в выпивке. Кроме того, он выпитое закусывал не только воблой, но и травой.

* * *

Совсем недавно я побывал в тех краях и услышал продолжение этой истории. Оказывается, козел дожил до преклонных лет и только совсем недавно умер естественной смертью. Козел стал местной легендой и знаменитостью. Когда начальники распекали своих подчиненных за неумеренное питие, им в качестве примера приводили козла. Жены мужей-выпивох опять же ссылались на умеренный образ жизни козла. Легенда утверждала, что козел имел последователей; он своим примером отучил некоторых людей от пьянства. Козла похоронили в лесу с почестями. На могиле выбили эпитафию: «Он знал свою норму…». По-видимому, это большое дело знать свою норму, да и не только в питие.

Завершая историю о жизненных принципах мудрого парнокопытного, приведу слова, услышанные в глубокой юности: «Если «сбрасываешься» на вечеринку, никогда не старайся выпить на всю вложенную сумму».

 

Автор Анатолий САДЧИКОВ

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика