Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Коррупция по-европейски

Коррупция по-европейски

Считается, что в Европе, по крайне мере в большинстве её стран, — Германии, Бельгии, Нидерландах, Чехии, Словакии, и уж тем более в Швейцарии, Норвегии, Швеции и Дании коррупции как таковой нет… А вот во Франции, Испании, Португалии, Италии, странах бывшей Югославии, странах Балтии, Венгрии, Румыния, Болгарии, Греция она существует… В различных формах…

Алексей КАЗДЫМ
Автор Алексей КАЗДЫМ

Неправительственная организация «Transparency International» ежегодно представляет так называемый «индекс восприятия коррупции» в разных странах мира. Первые строки в этом перечне занимают государства, в которых, по оценкам экспертов, нет, либо почти нет взяточничества. На последнем месте оказываются в основном развивающиеся страны, где степень коррупции самая высокая.

Но действительно ли в мире есть государства, в которых вообще отсутствует коррупция? Или там существуют такие её формы, которые невозможно обнаружить методами, используемыми «Transparency International»?

В 2010 году Дания, Сингапур и Новая Зеландия поделили между собой первое место в очередном ежегодном рейтинге «Transparency International», как страны, лишенные понятия «коррупция». Однако общая для европейских стран проблема, связанная с коррупцией — это не обязательно взятка наличными или иным способом некому чиновнику за то, что он примет то или иное решение. Главное в европейской коррупции — это непрозрачность отношений между бизнесом и общественными деятелями, а одна из проблем — отсутствие правил при пожертвованиях политическим партиям.

Считается, что в демократических странах нежелательно, чтобы такие пожертвования были анонимными и неограниченными, а также должен существовать «потолок» для таких пожертвований и, прежде всего, «прозрачность отношений», чтобы избегать конфликтов экономических интересов, а впоследствии — «отдача долга», который народные избранники возвращают тем, кто поддерживал их финансово, причем необязательно в денежном эквиваленте.

С этой точки зрения, даже в странах, которые оцениваются как самые «добродетельные»: в скандинавских странах и в Швейцарии — нет верхнего порога пожертвований политическим партиям и нет никакого «обязательства прозрачности» при таких пожертвованиях.

Ещё одна проблема, связанная с коррупцией в Европе — это отсутствие «прозрачности лоббирования». Понятно, что само по себе лоббирование — не предосудительно и не противозаконно, но возникает проблема, когда граждане демократической страны лишены возможности получения информации — кого при принятии решений выслушали руководители общественных структур, и к кому прислушивались парламентарии, принимая тот или иной закон.

В данном случае возникает конфликт экономических интересов — отсутствие или недостаток «прозрачности» в связях между, например, промышленником и депутатом, к которому он обратится в момент принятия закона, который данному промышленнику выгоден.

Хорошо известны также и нашумевшие на весь мир события о «платных завтраках» с премьер-министром Великобритании Дэвидом Камероном, скандалы с бывшим президентом Франции Николя Саркози, связанные и с делом «денег Каддафи», и с финансовым скандалом с самой богатой женщине Франции мадам Бетанкур, главой косметической компании «Л’Ореаль», ну, конечно, скандальные истории с Сильвио Берлускони.

И именно это — главная коррупционная проблема, общая для большинства стран Евросоюза. В результате у граждан европейских стран недостаточно гарантий, что решения, которые должны приниматься во имя всеобщего блага, принимаются действительно ради этого, и что решения приняты беспристрастно, а не ради частных интересов политиков, финансистов или промышленников.

Французское отделение «Transparency International» призвало президента Франсуа Олланда выполнить свои предвыборные обязательства и сделать все возможное, чтобы Франция перешла в список тех стран ЕС, которые представляют лучшие гарантии против коррупции, так как Франция и Словения — единственные в Евросоюзе страны, в которых декларации парламентариев об их состоянии и экономических интересах не предаются гласности.

Представитель «Transparency International» Жюльен Коль (Julien Coll) отмечает, средний уровень коррупции в Европе, конечно, ощутимо ниже, чем в России, но гораздо выше, чем в некоторых из европейских стран, например, Румынии и Болгарии.

Отмечено, что в некоторых странах Евросоюза — в Италии, Испании, Португалии и Греции положение с коррупцией оценивается как не самое лучшее и существует очевидная связь между уровнем коррупции, неспособностью администрации этих стран препятствовать коррупции, и долговым кризисом, с которым сталкиваются многие европейские страны.

Жюльен Коль отметил, что, например, в Греции чиновники налогового ведомства получают взятки в размере от 100 до 26 тысяч евро, и даются эти взятки как раз для того, чтобы не платить налогов.

Коррупция в Греции широко распространена и многие становятся жертвами настоящего рэкета со стороны недобросовестных чиновников. И естественно, когда чиновники, особенно высокопоставленные чиновники и руководители страны, регулярно «попадаются» на взятках, а среднестатистический греческий гражданин наблюдает полное отсутствие «образцового антикоррупционного поведения» чиновников и политиков, он и сам становится небезупречным в смысле сокрытия налогов и участия в общих усилиях нации в противостоянии коррупции. В результате считается, что около 30% богатств, которые производятся в Греции, по меньшей мере, 30% — совершенно не облагаются налогами.

В результате социологического опроса «Евробарометр» в Греции 98% участников опроса одной из главных проблем страны назвали коррупцию, а в благополучной Дании — лишь 19%.

Кроме того, одна из проблем коррупции в ряде стан Европы — это ещё и охрана тех, кто не побоялся вскрыть сами факты коррупции, ведь такие люди часто становятся жертвами мести: им ломают карьеру, на них оказывают исключительное давление, им угрожают, и очень важно, чтобы эти люди были под охраной закона.

Почему весьма низкий уровень коррупции в странах Северной Европы? Обычно приводят понятия «скандинавская добродетель» и «протестантская этика». «Не считай себя важнее других», «сделай что-нибудь на благо всего общества», «не ленись» — эти принципы актуальны в Скандинавии и сегодня, хотя и с некоторыми оговорками. Но есть и ещё один фактор, способствующий низкому уровню коррупции в Северной Европе — это «принцип публичности власти».

В Швеции, Норвегии, Финляндии, Дании — и сотрудники СМИ, и даже рядовые граждане имеют право доступа к документам, которые поступают в государственные учреждения, даже если речь идет о налоговой декларации соседа! И уклонение от уплаты налогов здесь не считают мелочью, которой при случае можно прихвастнуть в кругу друзей, как это бывает в России или Испании! И пусть северные европейцы сетуют на высокие налоги, но всё равно они готовы отдавать часть доходов государству, так как доверяют ему!

А государство соответственно доверяет своим гражданам и делает всё возможное для их социального развития, для их жизни, их блага, даже если они и преступники (снимки комфортабельной тюремной камеры убийцы и террориста Брейвика облетели весь мир, но это нормально для Норвегии, такие уж там тюрьмы!).

Сочетание доверия и контроля присущи всему обществу в североевропейских странах, и поэтому грубые формы коррупции здесь — большое исключение. Понятно, что коррупция, взяточничество встречается и в Северной Европе, но за каждым сомнительным случаем здесь следят особо пристально, будь то спонсированное частной фирмой свадебное путешествие кронпринцессы Виктории и герцога Даниэля, бесплатные билеты на теннисный турнир для председателя партии социал-демократов или оплаченная концерном «Shell» поездка политика, который отвечает за экологию. Ни одно из событий, вызывающих подозрения в корысти и личной выгоде, не проходит мимо внимания общественности.

Но и государства Северной Европы свободны от коррупции не на все 100 процентов, что связано с тем, что некоторые предприятия в этих странах имеют слишком большое значение для национальной экономики. Так, например, правительство Финляндии вряд ли примет решение, способное причинить ущерб концерну «Nokia».

Исландия до 2006 года считалась наименее коррумпированным государством в мире, занимая первую строчку в рейтингах «Transparency International», однако и в этой стране бизнес способен влиять на политику не только с помощью взяток, но и посредством личных контактов. Исландские политические лидеры и представители местного бизнеса находились в приятельских отношениях друг с другом и в «знак особого расположения» порой «награждали» друг друга теми или иными должностями, при этом контроль и надзор были отодвинуты на второй план, что в итоге и привело к коллапсу банковской системы Исландии.

А вот в Греции, Испании, Италии и Португалии взятки, безнаказанность и бесконтрольность бюрократов являются неотъемлемой частью жизни, прямо-таки «национальными традициями». Например, в Греции реальное наказание понесло не более 2% обвиненных в коррупции чиновников, а в Португалии — около 5%.

В Испании, которая по статистике является одной из наиболее коррумпированных стран Западной Европы, не утихает полемика в отношении причин, порождающих это зло.

Конечно, если сравнивать (по данным «Transparency International»), «индекс коррупции» Испании, которая занимает 32-е место в мире, и Россией, занимающей 154-е, то, казалось бы, и говорить-то не о чем. Но для Западной Европы Испания — это скорее исключение, чем правило. Большинство испанских политологов, пытающихся выяснить причины коррупции в Испании, иногда приходят к парадоксальному «обывательскому выводу», что коррупция в Испании — это некая «историческая традиция», часть «политической культуры» и даже «генетическое свойство национального характера».

Можно отметить, что «демократические традиции» в Испании ещё слабы, переход от тоталитарного режима к многопартийной системе был совершен лишь в конце 70-х годов прошлого века, а средства массовой информации зависимы и контролируются теми или иными политическими силами, выполняя чей-то «заказ». И уровень благосостояния населения в Испании по европейским стандартам невысокий, и по уровню образования Испания занимает одно из последних мест в Евросоюзе. Соответственно, как комментируют политологи и эксперты — по уровню гражданской ответственности и общественного сознания людей, как важнейшим факторам в борьбе с коррупцией, Испания намного отстаёт от стран Северной Европы. Кроме того, бесконечные внутренние «политические встряски», связанные с мечтающими отделится Каталонией и «Страной басков», да и Галисией, мало способствуют уменьшению коррупции.

Отметим, что менталитет рядовых испанцев чем-то схож с менталитетом россиян (что также связано с недавним переходом России — всего-то 20 лет, от тоталитарного однопартийного режима к «демократии»), поэтому часто на коррупционеров смотрят с некоторым благодушием, а к людям, которым удается обмануть налоговое ведомство, относятся чуть ли не как героям.

В Испании 70% мэров, попавших под следствие за коррупцию, были всё равно переизбраны на новый срок своими земляками, несмотря на то, что большинство коррупционеров наживаются не за счет государства, а за счет сограждан. Ведь взятки они получают, как правило, от строительных компаний — за предоставление участков под строительство, а деньги идут от спекуляции — слишком высоких цен на жилье, за которые вынуждено платить население.

Кроме того, как считает занимающийся вопросами Испании профессор шведского Университета Гётеборга Виктор Лапуэнте, дело и в «порочной политической системе». В Испании как на уровне региональной, так и центральной власти, все более или менее ответственные административные должности занимают представители партии победившей на выборах (проводимых раз в четыре года), хотя в развитых демократических государствах на подобных должностях работают лишь функционеры-профессионалы.

И профессор В. Лапуэнте утверждает, что партийные деятели Испании, «заполучив» на четыре года ответственную должность (часто даже не соответствующую их уровню подготовки, что характерно и для России), стараются использовать время с пользой для себя, т.е. для личного обогащения.

Кроме того, в Испании сама судебная система зависит от «власть имущих», что позволяет им использовать борьбу с коррупцией, порой мнимую, для сведения счетов с парламентской оппозицией.

Отметим, что в современной Испании, в отличие от других западноевропейских стран со значительно более низким уровнем коррупции, к ответственности никогда не привлекался ни один видный политик, ни один министр — ни действующий, ни отставной, и почти всем крупным коррупционерам, как правило, удается уйти от ответа.

Самая популярная испанская газета «El Mundo», оценивая состояние коррупции в Испании, отмечает, что в стране «не проходит ни дня без коррупционного скандала», а коррупция «подрывает основы испанской демократии и внушает рядовым гражданам апатию и отвращение к политике и политикам». «El Mundo» пишет, что государству следует поощрять в стране свободную и независимую прессу, воспитывать народ в духе демократических ценностей, «…и если мы не сделаем этого, то наша страна превратиться в клептократическое государство, то есть диктатуру воров…».

Тем не менее, эксперты «Transparency International» отметили, что в 2011 году «недостатки в системе управления привели к финансовым и политическим скандалам почти в каждой стране Европы». Эксперты подчеркивают, что в последнее время в европейских государствах в борьбе с коррупцией и политические партии, и бизнес-структуры, и чиновники проявляют слабость и непоследовательность, и в основном борьба с коррупцией в странах Европы ведётся неправительственными организациями, уполномоченными по правам человека и независимыми общественными структурами.

Ни одна из стран Евросоюза в прошлом году, по большому счету, не стала образцом в сфере борьбы с коррупцией, при этом в всё больше жителей Евросоюза считают, что уровень коррупции растет.

Для ряда стран ЕС все еще характерна недостаточная прозрачность органов власти и управления, а сращивание властных институтов и бизнеса, в свою очередь, подрывает экономическую стабильность в Европе.

В некоторых государствах, недавно принятых в Европейский союз, за последний год-два произошел значительный спад в борьбе с коррупцией — в том числе в Чехии, Словакии и Венгрии.

В Венгрии это наблюдается в сфере функционирования отдельных ветвей власти, в Чехии — в первую очередь при оформлении государственных заказов, то же самое — и в Словакии. Во всех трех упомянутых странах очень серьезные вопросы вызывает и организация системы финансирования разных политических партий.

Страны Балтии (Латвия, Литва, Эстония) демонстрируют впечатляющие успехи в борьбе с коррупцией, не только по меркам Восточной Европы, но и для всего Европейского союза. Например, в Латвии сейчас действуют самые совершенные в Европе законы в сфере регулирования политико-экономических отношений. Тем не менее, и в этих странах сохраняются существенные проблемы, связанные с государственными заказами, отсутствием доступа к закрытой информации и защиты общественных активистов.

«Коррупционное беспокойство» вызывают также Румыния и Болгария, так как в антикоррупционном законодательстве этих стран существуют огромные пробелы.

Обеспечение выполнения антикоррупционных законов и подзаконных актов является важнейшим условием снижения уровня коррупции, а случаи взяточничества сокращаются именно в тех странах, которые добиваются наиболее эффективного соблюдения требований законов и правил, таких, например, как Польша.

Но принятие антикоррупционного законодательства — это лишь первый шаг, вслед за которым необходимы конкретные усилия по обеспечению его исполнения.

Таким образом, по мнению экспертов «Transparency International», несмотря на торжество демократии, закона и порядка, на традиции уважения закона и т.д., серьезная, масштабная коррупция в странах Западной Европы существует и процветает, причем на самом высоком уровне. И чем выше должность чиновника, тем больше шансов, что он вовлечен в ту или иную коррупционную схему. Ведущие политические партии, лоббистские организации и крупные правительственные чиновники совместными усилиями, помогая друг другу, «пилят бюджеты» и пользуются своим положением, причём в Италии, Испании, Португалии, Франции и Бельгии — особенно масштабно.

С другой стороны, борьба с коррупцией на Западе всё же ведется и очень важную роль здесь играет не полиция и власть, а журналисты, общественные организации и сам народ. По причине злоупотреблений в «деле Дютру» в Бельгии (Марк Дютру обвинялся в похищении, изнасиловании и убийстве несовершеннолетних девочек, и вероятно был связан с мафией или кем-то из «высшей власти») на улицы Бельгии вышли 600 000 человек — 6 процентов населения страны!

Кроме того, не будем забывать и про «европейский менталитет» — как бы там ни было, «среднему европейцу» психологически сложно пойти на обман, подлог, аферу, нарушение закона и прочее, хотя в связи с кризисом и падением морали, уровнем воспитания молодёжи, притоком большого количества мигрантов из арабских стран, стран Азии и Африки, менталитет европейцев всё же меняется и что будет через 20-30 лет — вполне можно представить!

 

А.А. Каздым

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика