Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Америка. Выборы-2016 / Королева умерла? Да здравствует новый король?

Королева умерла? Да здравствует новый король?

К выборам президента США в 2016

29735197902_c6299abf6f_z

Всё будет хорошо!
Еврейская поговорка

До сих пор я не комментировал выборы в США, не пытался предсказать их трудно предсказуемый исход. Лишь изредка, на полях чужих писаний возражал, когда необъективность становилась уж совсем непристойной. Не комментировал, во-первых, потому, что считаю эти выборы делом американцев. А во-вторых, давно не проводя в США сколько-нибудь длительного отрезка времени, я просто не знаю в должной мере тамошнюю ситуацию. Это и не позволяло мне высказывать своё мнение. На подсознательном уровне я симпатизировал скорее Клинтон, хотя взгляды и политика республиканцев мне традиционно гораздо ближе.

Результаты выборов я рассматриваю как проявление завидной зрелости американского избирателя, торжество, буквально на зависть многим странам и народам, американской демократии, способной без баррикад и гражданской войны осуществить полную смену руководства страны. Воистину, справедливо сказал предшественник нового, 45-го президента США: «Да, мы можем!». В ничто обратились расхожие разговоры о том, что выборами в США управляет некая «закулиса» и послушные, нанятые ей СМИ, «оболванивающие рядового избирателя». Я всегда считал и считаю, что не болвана не оболванишь.

Ошибаются люди, при каждом удобном случае говорящие о том, что демократия себя изжила, поскольку она приравнивает как избирателей водопроводчика и действующего президента, наделяя каждого одним, одинаковым голосом. А «простым людям», мол, не до голосования, и избирательное право надо как-то ограничить, чтобы достойные и успешные имели права, а тем, кто, по мнению СМИ и прочих культуртрегеров, образуют плебс, оставались лишь обязанности. Этот плебс не заслуживает равных прав с интеллектуалами.

Не были прошедшие выборы в США скучными. Без особых потасовок и беспорядков, без применения аналога ОМОНа и давно имеющейся в США национальной гвардии, эти выборы приковали внимание, судя по сообщениям СМИ, всего мира. Что касается России, то страна эта, едва заметившая свои выборы, уже месяцами живёт только американскими. И они оправдали надежды – интрига держалась долго, и развязка стала для многих неожиданной, как и должно быть в хорошей драме. Теперь есть особый интерес смотреть за тем, как будут в США и мире развиваться события дальше, заглянуть за «ближайший поворот».

Примечательно, что, как показали эти выборы, граждане США явно верят в их силу, поэтому в огромном числе во вторник, т.е. в рабочий день, пошли и проголосовали, вместо того, чтобы по-российски остаться дома, вполне возможно, и держа при этом фигу в кармане. Граждане США, прекрасно знают не только силу разрешённого им огнестрельного оружия, но и мощь избирательного бюллетеня. Однако из 231.6 млн. избирателей в выборах приняли участие далеко не все, а именно 132 млн. или 56.8%, что несколько меньше, чем в 2008 с его рекордом в 58.3%. Замечу, что это меньше, чем в Израиле, где также, увы, множество людей собственную обыкновенную лень прикрывают многозначительными разговорами о предопределённости выборов происками неких «воротил».

Американский избиратель, отдавший предпочтение Трампу, поддержал республиканцев и в Конгрессе, в его обеих палатах – Сенате и Палате представителей. Этот избиратель может позволить себе и ошибку, которую при необходимости исправит через четыре года на следующих выборах, или ещё раньше, в крайнем случае – путём импичмента. Ведь он, этот избиратель знает, что члены Конгресса – не пешки какие-то, не марионетки, кормящиеся с президентских рук, а активные и энергичные политики, заинтересованные едва ли не в первую очередь именно в своём успехе в занимаемой должности.

Я хорошо помню, как при желании обеспечить государственную поддержку науки в США, мои коллеги считали и возможным, и нужным обращаться к своим членам конгрессменам или сенаторам, понимая, что именно от них только может и идти поддержка крупного дорогостоящего научного начинания.

Известен теперь портрет того, кто привёл Трампа победе. Слово «привёл» здесь не призвано унизить личных усилий и достижений избранного президента США. У него было, что сказать обществу. Но особо важен тот, кто его послание услышал и воспринял, как подходящую и уместную программу для себя и страны. Можно, вероятно, сказать, что Трамп артикулировал то, что для более чем 60 миллионов человек было их мнением. Таким человеком оказался среднего возраста или пожилой, белый христианин, мужчина средне образованный, но с хорошим доходом – т.е. тот, кто составляет основную производительную силу в США. Видно, как рост средней продолжительности жизни и периода активности человека сказывается на взглядах всего общества. С поддержкой такого избирателя можно довольно уверенно начинать преобразования, однако для нового президента полезно, что он победил с относительно небольшим перевесом, и, при ошибке, сразу почувствует на себе зубы сегодня побеждённых. Это приведёт его к осторожности – в словах и действиях.

Я всюду в заметке говорю о победе Трампа, поскольку считаю, на основании сведений из истории и поведения противников, что и коллегия выборщиков, которая 19 декабря должна выбрать президента США в соответствии с волей избирателей, окажется на высоте положения, и никаких оснований для «теории конспирации» не возникнет.

Второй раз в 2016 избиратели идут против того, что некоторая часть элиты считает «мейнстримом» – сначала в Великобритании, затем в США. Совершают ли избиратели это по неразумию? Возможно, будущее покажет. А вот то, что они ощущают себя не только в праве менять, но и в обязанности, при наличии желания это делать – несомненно. Сколь глубокими окажутся последствия этих выборов, как и летнего референдума в Великобритании – покажет время. Пока что, абсолютно ничего отталкивающего не произошло, места старых заняли новые, вполне вменяемые лидеры, а желание и готовность избирателя этих стран взять будущее в свои руки показывает ещё раз огромные возможности, заложенные в демократии как системе управления обществом.

Израильская демократия впервые продемонстрировала подобную силу ещё в 1977, когда к власти пришёл лидер блока Ликуд М. Бегин. С его именем связаны важнейшие шаги нового израильского руководства, хотя и не во всём такие, которые ожидали от него некоторые особенно близкие адепты, да и радикально настроенная часть правых сегодня. Однако именно с избрания Бегина начался новый этап истории Израиля, сопровождающийся медленным, но верным удалением леваков от власти. В экономике этот период сопровождался наступлением капитализма, т.е. либерализацией экономики, успехи в которой и привели Израиль к столь впечатляющему уверенному развитию в течение последних десятилетий. В результате, страна вышла на уровень самых передовых стран мира.

Как получилось, что в обоих случаях – Великобритании и США – всезнающие и всевидящие прогнозисты и опросники грядущих событий не предсказали подобных крутых поворотов? Их данные были противоположны происшедшему. Известная журналистка Ю. Латынина в статье «Брекзит2.0, или победа здравого смысла?» пишет: «значительная часть избирателей Трампа не хотела говорить, что они будут голосовать за Трампа. Они были запуганы общепринятым мнением, согласно которому голосовать за Трампа – это моветон. Ибо каждый, кто голосует за Трампа, – фашист, расист, сексист, не верит в глобальное потепление и – подумать только – враг мирной религии ислам».

Судя по портрету сторонника Трампа, слово «запуганность» здесь явно неуместно. Скорее, в выборе так называемых респондентов допускается систематическая ошибка, игнорируются какие-то важные слои общества. Кроме того, думаю, что погрешность, возникающая при экстраполяции мнения с тысяч респондентов на десятки миллионов избирателей, приводят к погрешности гораздо выше той, которую дают специалисты в области изучения общественного мнения. Я здесь не имею в виду опросов в тоталитарных странах, где помимо статистической, есть и систематическая ошибка, связанная со страхом при опросе сказать неугодную власти правду.

Если в американском обществе в целом существовало явно два мнения, в пользу республиканцев и в пользу демократов, то иной оказалась ситуация в русскоязычной среде, точнее, в русскоязычной прессе. Там давно превалирует стиль поношения и демократии, и либерализма. Демократию считают отжившей (см., например, писания г-на Гулько, его же откровения «Какое счастье, что я не родился либералом»), обзывают «дерьмократией». Политкорректность у русско-пишущих авторов есть ругательное слово. И забыли люди, что именно усилиями либералов и принадлежащей «вашингтонскому обкому» прессы они смогли уехать из СССР, а слово kike (жид в русском, не польском его смысле) и nigger (негр) исчезли из обращения приличных людей между собой. Иное дело, что каждая разумная идея на некотором этапе своего развития из полезной может стать и вредной, и тогда её стоит ограничить. Ничто, на мой взгляд, такому ограничению не способствует лучше, чем свобода слова.

Моё личное предпочтение Клинтон определялось духом противоречия по отношению к давившим в пользу Трампа потоком посланий, и манерами последнего, делавшими его неким подобием российского Жириновского. Но оказалось, что и «Жириновский» made in USA совсем иного качества человек – не услужливый и верный холоп царя, не марионетка в его руках, а человек грубый, но вполне нормальный, с объявленной вполне серьёзной программой, включающей изменения во всех областях жизни США.

В печати на русском языке ходили незабываемые истории про то, как Трампа убьют по заданию всемогущих «их», как массово сфальсифицируют результаты голосования, как Клинтон победит, опираясь на «негров, китайцев и прочий народ», включая «понаехавших» мусульман, подзаборных мексиканцев и остальной сброд. Обозреватель Э. Шифрина, без тени смущения обсуждала, как президент Обама захватит власть, отбросит «Клинтоншу» как временное прикрытие и станет диктатором. Спутали при этом историю и географию. Поражает, как вбитые с детства политические матрицы заставляют людей смотреть на факты и говорить: «Такого большого с двумя горбами не бывает!». Замечу, апостериори, что всё эти страхи оказались безосновательными.

Пока все участники признали выборы, 44-й и 45-й президенты встретились, и поговорили весьма долго и вполне спокойно. Обама заверил, что всё необходимое для передачи власти сделает быстро, т.е. поступит так, как Дж. Буш в начале 2009-го поступил по отношению к нему. Чушью, уверен, окажется и упорно пересылаемое столь многими статья о том, что, если проиграют, Клинтоны, Керри, Обамы, Буши, и «прочие» сбегут из США, предварительно переводя «наворованные у народа» деньги, в разные страны с медицинскими названиями, вроде Катара.

Трудно забыть постоянно циркулировавшее письмо «Американским евреям от израильских», замечу, неподписанное, где сообщалось, будто над Израилем «нависла угроза тотального уничтожения», со многими другими передёргиваниями, искажающими реальное положение нашей страны в сегодняшнем мире. Трудно забыть и лексикон русскоязычных СМИ, их комментариев, где не было буквально ни одного послания без слов брани, которые использовались против Клинтон, ни одной выдумки, которую бы не тиражировали, несмотря на непристойность. Не думаю, однако, что это существенно повлияло на исход выборов.

После-выборный стиль не улучшился по сравнению с довыборным. Вот часто пишущий и рассылаемый Олег Векслер делится сокровенным: «Его победа – это смачный плевок в лицо республиканского истеблишмента, семейки Бушей, подложившей Трампу самую большую свинью в виде полулегальной видеозаписи 11-летней давности, которую зомбодятлы потом неделями обсасывали на все лады в каждом тостере и пылесосе, против Райана, Кейсика, Маккейна и прочей (мало)честной компашки». Немеешь, читая.

Что можно ждать в США при новом президенте? Не мне предсказывать, но судя по обещаниям Трампа в его выступлении 22 октября в Геттисберге, вперёд двинется процесс либерализации экономики, освобождения её от регулирования и пристального контроля со стороны государственного аппарата. Есть обещание снять ограничения на добычу нефти, в том числе – сланцевой, в США. Это скорее всего приведёт к уменьшению цен на нефть и газ, что во всех отношениях хорошо.

Есть обещание прекратить борьбу с глобальным потеплением, которого нет. Для меня лично это особый пункт, поскольку лет десять уже говорю, пусть и в малом масштабе, что деятельность человека не оказывает влияния на климат, которым управляют значительно более мощные природные процессы, а не человечья промышленность. Замечу, что в борьбу с аферой «глобального потепления» очень большой вклад внёс профессор Еврейского Университета Н. Шавив, физик, занявшийся проблемой профессионально. Он один из первых чётко отметил, что цена вопроса здесь не миллиарды долларов, а триллионы.

Можно лишь одобрять желание развивать производство в США, а не передавать его в другие страны, и освободить всех его участников от излишней государственной опеки.

В сегодняшней международной обстановке обещание укрепить вооружённые силы США явно уместно. Первой экономике мира должна соответствовать армия, чья мощь и готовность её использовать быстро успокоят распоясавшихся хулиганов. Трудно не обратить внимания на фразу «Вооруженные силы сейчас нужны нам как никогда. Мы не хотим их применять, но именно сила обеспечивает мир – и поэтому нам нужна сильная армия». Очевидно, что вероятным противником США при этом считается отнюдь не, к примеру, Гондурас.

Я лично сторонник того, чтобы для выборных политических должностей – депутатов, президентов, избираемых премьер-министров существовали предельные количества сроков пребывания. Это обеспечивало бы регулярную смену кадров. Кстати, она полезна и в академических учреждениях. На мой взгляд, регулярная смена президентов университета, ректоров, деканов, директоров институтов только улучшает работу Еврейского университета и его научных подразделений.

Особым вопросом является европейская политика нового президента – будет ли он поддерживать НАТО, гарантировать безопасность Европейского Союза, продолжать линию бойкотов в адрес России или нет. Разумеется, ответов на подобные вопросы у меня нет, но ситуацию, когда безопасность ЕС целиком опирается на силу заокеанского дядюшки нельзя считать нормальной и справедливой. Экономическая, научно-техническая мощь ЕС огромна, очень велико его народонаселение. Использование США для экономии на своих военных расходах неоправданно. Уверен, что в ЕС достаточно людей, для которых свобода не пустое слово. Но это лишь значит, что ЕС должен быть готов взять на себя соответствующее экономической мощи военное бремя, притом не меньшее, чем США, а равное, и не как в старинном анекдоте «один к одному – на одного коня один рябчик». ЕС давно не нужен новый «план Маршалла», в том числе и в области вооружений – он способен решить проблему сам. Это ненормально, когда, к примеру, танковый парк большой европейской страны не дотягивает до сотни единиц. Значит, такая страна в лихую минуту готова положиться на помощь США. А она может и должна обеспечивать свою оборону сама.

Отношение к ООН со стороны многих американцев определяется тем, что США, платя очень много в бюджет этой организации, не имеют в ней соответствующей финансовому вкладу власти. Если страны Совета Безопасности равны в правах, им бы следовало выровняться и во взносе. Такое было невозможно при зарождении этой организации из-за кричаще неравного тогдашнего экономического положения членов СБ. Сейчас ситуация изменилась, и уместно потребовать от других платить больше, а, тем самым, взнос США сократить.

Невероятно, чтобы любой президент США уменьшил военную помощь Израилю, или отказался от использования вето в СБ в его поддержку. Всего США было отбито примерно 40 антиизраильских резолюций, половина из общего числа «нет» США в СБ. Но эта поддержка не личностная, она определяется не прихотью того или иного президента или даже партии – она глубоко укоренилась во всём американском обществе. Приход к власти людей консервативных убеждений эту поддержку может только усилить.

В период избирательной кампании определённые сомнения и подозрения у меня вызывали нередкие странные высказывания Трампа по проблемам европейской безопасности, а также откровения о его личных преференциях и симпатиях. Настораживали также сообщения о том, что он «замечен в связях, его порочащих». В ходе избирательной кампании он становился в своих высказываниях всё более осторожен и аккуратен. Что касается упомянутых «связей», то после победы на выборах эти соображения стали просто несущественны. Поясню сказанное совсем далёким примером. Сразу после революции было известно, что В. Ленин с коллегами ехал в Россию из Швейцарии на немецкие деньги, под задание вывести Россию из войны. Как писал Маяковский в поэме «Владимир Ильич Ленин»: «в немецком вагоне, немецкая пломба». Но там были ещё слова «О, если бы знал тогда Гогенцоллерн, что Ленин. и в их монархию бомба!». Т.е. Россию Ленин из войны вывел, но немало способствовал таким драматическим изменениям в Германии, после которых она очнулась, полностью разгромленная, лишь через 28 лет.

Амбиции нового президента очевидны и велики. Он год вёл изнурительную борьбу не на жизнь, а на смерть не для того, чтобы делиться влиянием, столь важным в современном мире, со многими другими, теми, кто представляют гораздо более слабые страны, «соображать на двоих», а, тем более, на троих. Здесь уместно вспомнить слова из рассказа «Мексиканец», про одного из тех, от кого Трамп намерен отделиться стеной. Так этот мексиканец, ведомый великой для него целью, провозглашает в борьбе с кажущимся гораздо более сильным соперником принцип: «Победитель получает всё!». А в данном случае, на международной арене, когда ты самый сильный, следование такому принципу просто самоочевидно.

Мне кажется, что нового президента США, новичка в сложнейшем деле управления огромной страной, можно обвести, надуть. Ему придётся учиться быстро отличать пораженья от побед. Надеюсь, простые и однообразные трюки с ним просто так не пройдут.

И ещё один далёкий пример, отмечающий динамику перехода «казаться – быть», который описан в «Борисе Годунове» А. С. Пушкиным, приходит на память:

Царевич я. Довольно, стыдно мне
Пред гордою полячкой унижаться. –
Прощай навек. Игра войны кровавой,
Судьбы моей обширные заботы
Тоску любви, надеюсь, заглушат.

Я это к тому, что любые разоблачения, реальные или фиктивные, не способны отменить появление Трампа в качестве 45 президента США самый мощной державы мира. Он уже там, наверху, и его этим не спихнуть с высоты.

Мирон Я. Амусья, профессор физики
Санкт-Петербург

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика