Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Новости / Кондолиза Райс собирается в Белый дом?

Кондолиза Райс собирается в Белый дом?

Кондолиза Райс собирается в Белый дом?

После зажигательного выступления бывшего государственного секретаря на съезде республиканской партии Кондолизу Райс прочат в президенты. Но хочет ли этой должности она, политик крайне непубличный?

В политических кругах Вашингтона уже давно принято считать, что Кондолиза Райс не хочет в будущем занимать высокую политическую должность. Проработав советником по национальной безопасности президента Джорджа Буша-младшего, а затем — его государственным секретарем, она могла бы довольствоваться лучами славы, исходящими от карьеры, которая прошла в самой гуще глобальной геополитики.

Личная лояльность Райс клану Буша так велика, что считалось, что она уйдет со сцены вместе с ним. Она бы с радостью отдалась двум своим увлечениям — научной работе и спорту — в качестве преподавателя престижного Стэнфордского университета и, с недавних пор, одной из первых женщин, вступивших в Национальный гольф-клуб Огасты.

Поэтому, когда Райс вышла на сцену на съезде республиканцев в Тампе, никто не предвидел восторгов. Но когда 20 или 30 минут спустя она сошла с нее, в политическом мире произошел переворот. Мало того, что обычно спокойная и педантичная Райс выступила с эмоциональной, зажигательной речью, которая воодушевила тысячи делегатов съезда — она довольно определенно намекнула, что у нее есть виды на Белый дом.

Свой первый удар она нанесла как бывалый политический активист. Поддержав кандидатуру Митта Ромни, готовящегося побороться за президентское кресло с Бараком Обамой, она сказала: «Немного о себе» и тем самым возбудила всеобщее любопытство. «Девочка растет в Бирмингеме Джима Кроу, самом сегрегированном большом городе Америки. Родители не могут взять ее в кино или ресторан, но заставляют поверить в то, что если она не может позволить себе гамбургер в закусочной Woolworths, то может стать президентом Соединенных Штатов», — заявила Райс.

Похожие слова она говорила и раньше. Но, как хорошо знает Райс, в американской политике контекст значит все, а контекст общенационального съезда республиканцев невозможно перепутать ни с чем. Внезапно Райс вновь оказалась в самой гуще событий, а ее амбиции стали в Тампе горячей темой сплетен. Бурно обсуждавшаяся еще несколько месяцев назад идея о том, что Ромни мог бы взять ее в качестве кандидата в вице-президенты, была отвергнута большинством как позерство, призванное показать, что в шорт-листе бывшего губернатора Массачусетса есть женщина.

Теперь кажется, что все было всерьез. Если Ромни проиграет в 2012 году, будет ли Райс баллотироваться в 2016-м? Или, поскольку она никогда не выдвигалась на выборные должности, может быть, ей лучше начать с малого и попробовать себя в роли, скажем, сенатора от Калифорнии, а затем пойти на выборы в 2020 г.? Благодаря хорошо подобранным словам и способности зажигать публику, о которой многие не знали, Райс открыла поразительный новый мир возможностей: следующий чернокожий президент Америки может быть женщиной и республиканцем. В этом проблема расхожих мнений: реальные события слишком легко могут перевернуть их с ног на голову.

Кондолиза Райс, говоря о невзгодах своего детства, не преувеличивала ни на йоту. Райс родилась 14 ноября 1954 года, и ее детство прошло на сегрегированном Крайнем Юге, где межрасовые границы были проведены четко и за их соблюдением тщательно следили, не гнушаясь насилием. В ее семье об этом знали все. Отец Райс, Джон Уэсли Райс, был министром, но, тем не менее, обзавелся ружьем — так же как и его соседи-чернокожие — когда в начале 1960-х белые расисты начали выступать с угрозами. (Райс говорит, что с тех пор она твердо верит в необходимость контроля над оружием).

В тревожные 1950-е и 1960-е, когда чернокожие боролись за свои гражданские права, мало где им приходилось так тяжело, как в Бирмингеме. В 1963 году страну потряс страшный взрыв в церкви (после этого случая город стали называть «Бомбингемом»), в результате которого погибли четыре чернокожие девочки, в том числе 11-летняя Дениз Макнэр (Denise McNair), одна из подруг детства Райс.

«Я имею представление о том, каково это, когда твою общину пытаются терроризировать. Эти девочки никому не хотели причинить зла. У них не было политической власти», — говорила она в одном из интервью.

Однако вовсе не травма определила детство Райс. Ее семья была сплоченной, у нее были тесные отношения с матерью Анджелиной, школьной учительницей; она была единственным ребенком, сосредоточением любви и амбиций своих родителей. Кроме того, Райсы принадлежали к небольшому сегменту негритянской общины Бирмингема, сформировавшему крепкий средний класс. Изумительные таланты, проявленные Райс в детстве, бережно пестовались. Она была талантливой пианисткой (и по сей день играет почти на профессиональном уровне). Ее необычное имя происходит от итальянского музыкального термина “con dolcezza”, означающего «с нежностью». Она с ранних лет учила иностранные языки, ходила на балет и фигурное катание. В 1967 году семья переехала в Денвер, и в 1971 году Райс поступила на факультет политологии Денверского университета.

С точки зрения демократов, эта история удовлетворяет целому ряду либеральных требований — так же, как и биография Барака Обамы, ребенка из расово смешанной семьи, воспитанного белой матерью-одиночкой из Канзаса. Но Райс, талантливое дитя проповедника с Юга, своими глазами видевшее насилие на расовой почве, вынесла из жизни уроки консерватизма. Семья привила ей этику среднего класса: браться за дело всерьез, добиваться от системы всего, чего тебе позволяют способности, и верить, что в конечном итоге Америка все сделает правильно. По крайней мере, в случае Райс так оно и было.

Райс работала во время учебы, получила степень магистра в Университете Нотр-Дам, недолго работала в государственном департаменте при президенте Джимми Картере, а затем защитила докторскую диссертацию в Денверском университете. Она специализировалась по Советскому Союзу, ее консервативные внешнеполитические воззрения становились все жестче, и в конечном итоге ее пригласили в Стэнфорд. Именно там на нее впервые обратил внимание политический клан, ставший ее второй семьей: Буши.

Их познакомил семейный советник Бушей Брент Скоукрофт. Вскоре Райс стала доверенным лицом семьи. Она работала у президента Джорджа Буша-старшего, а затем — у его сына, став во время предвыборной кампании 2000 года советником Джорджа Буша-младшего по внешней политике. После победы он назначил ее своим советником по национальной безопасности, а затем, во время его второго срока, она стала государственным секретарем. Они очень сблизились, объединенные любовью к американскому футболу и молитвой, довольные своим статусом в отношениях президент-советник (однажды она даже по ошибке назвала Буша «мой муж»). Конечно, то, что Райс не распространяется о своей личной жизни, было очень кстати. Это породило множество сплетен о ее сексуальности. В конце 1970-х она была недолго помолвлена с футболистом. Сама же она объясняет свое одиночество тем, что всецело поглощена работой.

Но мнение о Райс определяется мнением о бушевской эпохе. Для многих демократов и еще большего числа людей за рубежом это означает непосредственное отношение к неспособности предотвратить теракты 11 сентября, чудовищным последствиям вторжения в Ирак и доминированию неоконов в 2000-е годы. Поэтому, пока республиканцы чествовали Райс после ее выступления в Тампе, не все были рады ее видеть. За день до ее выхода на подиум группа левых демонстрантов попыталась проникнуть в центр искусств Тампы, где должна была появиться Райс, с намерением «арестовать» ее за военные преступления.

Однако, даже если многие республиканцы вовсе не скучают по Бушу, похоже, что Райс развеяла сомнения базового электората партии, связанные с ее ролью в его администрациях. Возможно, это отчасти объясняется ее цветом кожи. Чиновники республиканской партии четко сознают, что значительная часть их избирателей — самые настоящие белые расисты, и, когда она пытается провести «диверсификацию», обычно речь идет об испаноязычных. Недавний опрос общественного мнения показал, что уровень поддержки Ромни среди чернокожих американцев составляет 0% — да, ноль процентов.

В Тампе двух зрителей съезда изгнали за то, что они забрасывали орехами чернокожего журналиста CNN. Райс — эффективное противоядие от всех подобных уродств. Она подчеркивает, что никогда не делала цвет кожи козырем в политической игре. Она убеждена, что оценивать ее надлежит по способностям. Однажды она заявила интервьюеру, который завел разговор об этом: «Позвольте объясниться: я говорю по-французски, я играю Баха, я разбираюсь в вашей культуре лучше, чем вы».

По-видимому, в Республиканской партии на пути Райс не так много препятствий. Когда шли разговоры о кандидатуре вице-президента, один опрос общественного мнения показал, что наилучшим вариантом стала бы Райс, опередившая конгрессмена Пола Райна, который, в конечном итоге, баллотируется вместе с Ромни. Очевидно, что, если Райс хочет участвовать в партийной политике, то в рядах республиканцев у нее найдется благодарная аудитория. Решение за ней. Если она не захочет быть в центре внимания, то сможет продолжить научную карьеру и разъезжать с лекциями, неплохо зарабатывая. Ее выступление в Тампе запомнится как блестящая заявка на карьеру публичного политика.

Но если она все-таки пойдет на риск, то прошлая неделя будет знаменовать собой начало чего-то совершенно нового и неожиданного.

 

rus.ruvr.ru

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика