Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Когда в генералах согласия нет

Когда в генералах согласия нет

На днях стало известно, что глава аналитического департамент разведывательного управления генштаба (АМАНа) бригадный генерал (тат-алуф) Йоси Бен-Меир добровольно подал прошение об увольнении, пробыв на данной должности всего около года. Просьба была удовлетворена.

wq4tgesryhstfjДанное событие беспрецедентно в истории АМАНа и относится к разряду отнюдь не рядовых в масштабах не только военной разведки, но и всего ЦАХАЛа. Несмотря на то, что глава аналитического департамента имеет звание «всего лишь» бригадного генерала, то есть даже не состоит в форуме генштаба, не будет преувеличением утверждать, что его фактическая значимость в армейской верхушке выше, чем у большинства офицеров, имеющих более высокое звание генерал-майор (алуф).

Начать стоит с того, что в иерархии израильских спецслужб АМАН занимает первое место, и именно военная разведка ответственна за глобальную оценку ситуации и угроз, на постоянной основе предоставляемую правительству. Небольшой пример: в США Агентство национальной безопасности (АНБ), отвечающее за радиотехническую и электронную разведку, является важнейшим самостоятельным разведорганом. А вот его примерный израильский аналог – подразделение 8200, имеющее просто неоценимое значение для безопасности страны и боеспособности армии, – входит в структуру АМАНа. Естественно, одним лишь этим состав Разведывательного управления генштаба не ограничивается. Аналитический департамент занимается изучением и систематизацией собранной всеми структурами АМАНа информации и рисует итоговую картину, которую военная разведка передает политическому руководству – в первую очередь, премьеру и министру обороны, а также узкому кабинету министров по вопросам безопасности и внешней политики. Если здесь мы говорим об информации самого высокого стратегического уровня, то далее она постепенно «понижается» до оперативно-тактической и тактической. Вследствие этого, несмотря на огромную значимость других отделов и подразделений в структуре АМАНа, именно глава аналитического департамента занимает второе место в иерархии Разведывательного управления после его главы, которым сейчас является генерал-майор Герци а-Леви.

Часто глава АМАНа фактически озвучивает позицию аналитического департамента перед вышестоящими инстанциями. И если сам начальник военной разведки имеет особый статус в ЦАХАЛе и прямой выход на министра обороны и премьера, то нечто похожее можно сказать и про начальника аналитического департамента, который обязан действовать относительно независимо и не поддаваться давлению сверху по профессиональным вопросам. При этом он, несмотря на, казалось бы, относительно невысокий чин, имеет возможность выхода на самый верх.

Эта система сложилась на основе уроков Войны Судного дня с целью не допустить провала в оценке намерений противника, как это получилось в 1973 году. Тогда глава АМАНа Эли Зеира, вопреки огромному потоку информации противоположного характера, в результате пресловутой «концепции» упорно, практически до последнего момента, считал, что Египет и Сирия не намерены начать войну. Своего рода следствием такого статуса начальников аналитического департамента является то, что на протяжении последних десятилетий между ними и руководителями АМАНа не раз возникали разногласия и напряженность. Однако это в заметной степени считается здоровым явлением, и до эксцессов, подобных добровольному уходу в отставку, да еще и фактически в начале каденции, дело до сих пор не доходило.

Бригадный генерал Эли Бен-Меир находится на военной службе уже около трех десятилетий, и вся она проходила в разведке. Среди прочего, он был начальником разведки бригады и дивизии, занимал несколько ответственных должностей в аналитическом департаменте, в частности, работал в его отделе, который специализируется на террористических организациях, был заместителем руководителя департамента, атташе по делам разведки в США и главным офицером разведки ЦАХАЛа. В общем, назначение Бен-Меира на должность главы аналитического департамента, вместо ушедшего в отставку Итая Брюна в январе 2015 выглядело естественным.

Кстати, пример Брюна очень показателен именно в плане значимости поста главы аналитического департамента. В свое время именно его публичное заявление о неоднократном и масштабном применении режимом Асада химического оружия стало первым такого рода подтверждением из серьезного официального источника. В свою очередь, это очень быстро привело к резкой смене курса американской администрации по данному вопросу, а затем и к далеко идущим последствиям. До заявления Итая Брюна Белый дом продолжал не замечать травлю сирийцев газами, т. к. президенту Бараку Обаме очень не хотелось отвечать за свои слова о том, что применение Асадом химического оружия будет означать переход «красной черты». Попытки американцев загнать джина в бутылку продолжились даже после высказывания Брюна, но очень скоро в Вашингтоне поняли, что непризнание очевидного и нападки на более чем компетентное в сирийских делах руководство АМАНа ставят США в крайне неловкое положение. Тем более что американское разведсообщество также располагало информацией о применении Асадом «химии». Последовали угрозы Обамы Асаду, в итоге оставшиеся всего лишь словами. Снова имело место фактическое невыполнение обещаний президентом США, но итоговый результат, вопреки пагубности такой необязательности Белого дома, парадоксальным образом оказался, по крайней мере, для Израиля, чуть ли не идеальным. Опасаясь за судьбу Асада вследствие близящегося американского удара, в игру активно вступила Москва, надавив на сирийского диктатора. В итоге американский удар не состоялся, но сирийский химический арсенал и средства его производства были уничтожены. По крайней мере, львиная их доля. В результате одна из серьезнейших угроз безопасности Израиля оказалась на многие годы, если не навсегда, фактически снята…

Карьера Бен-Меира проходила в классической, если можно так выразиться, разведке, а вот нынешний глава АМАНа гораздо более близок к сфере в первую очередь спецопераций. Собственно, вряд ли можно найти большего специалиста в них (такой вот каламбур), чем Герци а-Леви. Начинал он в десантной бригаде, где дослужился до должности командира противотанковой роты, затем перешел в спецподразделение генштаба «сайерет МАТКАЛ». Несмотря на название, относится оно именно к АМАНу. Согласно иностранным источникам, основная его задача – проведение разведывательных операций стратегической значимости на территории противника как в военное, так в и мирное время. Более известная широкой публике антитеррористическая специализация «сайерет МАТКАЛ», в частности, освобождение заложников, относится к второстепенным функциям.

С 2001 по 2004 годы Герци а-Леви командовал «сайерет МАТКАЛ», а затем вернулся из мира тайных спецопераций в «большой» ЦАХАЛ. В его послужном списке командование десантной бригадой во время операции «Литой свинец» в Газе на стыке 2008-2009 годов. В 2009-м он получает бригадного генерала и возвращается в АМАН, где в 2009-2011 годах возглавляет оперативный департамент. Среди прочего, эта структура отвечает за разработку и осуществление операций, проводимых относящимися к АМАНу спецподразделениями. Затем было командование территориальной 91-й дивизией «Галилея», отвечающей за ливанскую границу, и руководство Командно-штабным колледжем. В последней должности он пробыл считанные месяцы, получив в сентябре 2014 года назначение на пост главы АМАНа параллельно с произведением в звание генерал-майора.

Таким образом, а-Леви оказался на своем посту всего лишь за несколько месяцев до назначения Бен-Меира, которого источники в ЦАХАЛе характеризуют как профессионала высокого уровня, не стесняющегося высказывать собственное мнение, даже если оно не по нраву начальству. Собственно, такой подход и должен быть у главы аналитического департамента. Согласно тем же источникам, после недолгой совместной работы между Бен-Меиром с одной стороны, и а-Леви совместно с несколькими высокопоставленными офицерами АМАНа – с другой начались трения и разногласия. Опять-таки, если опираться на озвученную в открытых источниках информацию, разногласия эти не касались профессиональной оценки информации, ее трактовки и составления общей стратегической картины, предоставляемой АМАНом генштабу и политическому руководству страны. Корень проблемы лежал в отсутствии консенсуса касательно полномочий главы аналитического департамента и его коллег. Ситуация якобы дошла до того, что помирить главу АМАНа с его подчиненным №1 пытался сам начальник генштаба Гади Айзенкот. Однако в течение последних недель создалось твердое впечатление, что все попытки успеха не принесли и сработаться Бен-Меиру с его начальником и другими коллегами, превратившимися в оппонентов, не удастся. Глава аналитического департамента подал прошение об отставке, и Айзенкот его удовлетворил.

В связи с тем, что речь идет о по-настоящему ключевой должности, выбор достойного, максимально подготовленного к ней преемника Бен-Меира является важнейшей задачей. В нынешней военно-политической обстановке в регионе поспешность в данном вопросе совершенно неуместна. В связи с этим, возможно, на поиск и утверждение кандидатуры потребуется время, и до тех пор, пока замена Бен-Меиру не буде найдена, он останется на посту. Пока неизвестно, продолжит он свою службу в ЦАХАЛе или уйдет в запас, однако более вероятным выглядит второй сценарий.

Что касается разногласий в верхушке АМАНа, приведшим к столь серьезному потрясению, дополнительные подробности происшедшего, думаю, станут известны в ближайшее время. Очень хочется надеяться, что ничего по-настоящему скандального не произошло и случившееся не скажется на степени эффективности работы военной разведки.

Давид Шарп
«Новости недели»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика