Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Коалиция против Асада

Коалиция против Асада

В прошлом выпуске, делая обзор ситуации на сирийско-израильской границе, я написал, что в свете непрекращающихся случайных и якобы случайных обстрелов израильской территории серьезный вооруженный инцидент на Голанах является вопросом времени. К сожалению, время это оказалось очень непродолжительным…

Коалиция против АсадаОчередной «залет» сирийских минометных мин в Израиль произошел 11 ноября, результатом чего стало историческое событие: впервые с 1974 года (именно тогда на Голанских высотах закончилась Война на истощение, продолжавшаяся после Войны Судного дня) сухопутные войска ЦАХАЛа нанесли предупредительный удар по сирийской территории. Еще недавно совершенно секретная, состоящая на вооружении артиллерийских войск ракета с телевизионным наведением «тамуз», была выпущена так, чтобы сирийцы поняли намек. Тот факт, что ракета «тамуз» очень точна и на протяжении всего полета контролируется оператором, позволил «положить» ее возле самого объекта (в данном случае сирийской батареи), не причинив ему вреда.

Уже на следующий день стало ясно, что намек понят не был. Сирийские артиллеристы, обстреливавшие контролируемую повстанцами деревню Бир-Аджам, находящуюся поблизости от израильской территории, в центральном секторе демилитаризованной зоны (ДМЗ), допустили очередной промах. В этом случае, по всей видимости, злого умысла не было, похоже, сыграла свою роль недостаточная выучка. Снаряд разорвался на территории опорного пункта ЦАХАЛа на холме Тель-Хазека. Согласно принятому ранее израильским руководством решению, обстрелы не должны оставаться безответными.

Ход дальнейших событий (в определенной степени по вине пресс-службы ЦАХАЛа) различные СМИ излагали довольно путано. Согласно первой официальной информации, находившиеся на месте танки открыли ответный огонь, в результате чего были «зафиксированы точные попадания в сирийские самоходные орудия». В дальнейших сообщениях СМИ говорили о двух танковых выстрелах с дистанции 6 километров, а пораженные объекты называли то самоходками, то обычными гаубицами, то минометами. Относительную ясность внес репортаж Второго канала ИТВ, оператор которого, находившийся на месте событий, снял на видео сирийскую батарею, обстрелявшую Израиль, «в процессе работы». Картинка не оставила места для сомнений: это были несамоходные 122-мм орудия Д-30 советского производства. Как было сказано, по сирийцам выпустили 1 танковый снаряд. Были продемонстрированы по ТВ и кадры, на которых запечатлено прибытие на место машины скорой помощи, откуда она забрала пострадавших от израильского обстрела солдат (судя по всему, двух). Стрелял по сирийцам танк типа «меркава Мк-4». Стрельба была точной, причем сирийская батарея была поражена первым же снарядом и с такого расстояния, что не может не радовать. Несмотря на то, что тактико-технические характеристики танка великолепны, для осуществления столь безукоризненного удара на практике необходима весьма неплохая подготовка экипажа…

По сведениям из армейских источников, интенсивность стрельбы сирийской батареи после этого существенно снизилась и ее снаряды в Израиль больше не прилетали. Позднее сирийские власти передали Израилю через командование сил ООН, расположенных в ДМЗ, что намерены принять действенные меры во избежание обстрелов израильской территории. Что примечательно — официальные СМИ Сирии не упоминали ни о первом израильском обстреле, ни о втором. Реакция Сирии показала, что по уши занятому гражданской войной Асаду проблемы с Израилем ни к чему. С другой стороны, пока непонятно, насколько обещанные меры сработают. Способность сирийского командования полностью контролировать военнослужащих на местах очень сомнительна, равно как и выучка многих тамошних артиллеристов и танкистов. Не говорю уже о повстанцах, всерьез обосновавшихся в районе ДМЗ. Умышленно они делают это или случайно, но вероятность повторения подобных инцидентов остается весьма высокой, несмотря на нанесенные ЦАХАЛом удары.

Тем временем вдали от Дамаска, в столице Катара Дохе, в начале недели произошло событие, которое может оказать очень серьезное влияние на будущее Сирии: подавляющее большинство оппозиционных группировок после долгих препирательств объединились в единую Сирийскую национальную коалицию (СНК).

Вообще прогнозирование ситуации в этой стране, даже основанное на серьезной информации и знании сирийских реалий, дело достаточно неблагодарное. Чего стоит одно то, что Башар Асад, имеющий в своем распоряжении многочисленные, весьма эффективные и хорошо осведомленные службы безопасности, перед самым началом волнений с полной уверенностью заявлял, что тунисский, ливийский и египетский сценарии в его стране невозможны. Более того, даже когда начались первые волнения в городе Дераа, власти совершенно неверно оценили их потенциал и своими брутальными действиями в заметной степени стимулировали вспышку пожара, потушить который так и не смогли.

Когда беспорядки обрели характер двусторонней вооруженной борьбы, Сирия оказалась в международной изоляции, а дезертирство из силовых структур приняло серьезные масштабы, многие аналитики поспешили «похоронить» Асада. Им казалось, и не без оснований, что режим, базирующийся на поддержке алавитского меньшинства, вот-вот рухнет как карточный домик. Среди тех, кто был относительно уверен в быстром падении режима Асада, оказался и министр обороны Израиля, Эхуд Барак. Еще прошлым летом он озвучил мнение о том, что сирийскому режиму отмеряны считанные месяцы. Однако жизнь рассудила иначе. Несмотря на продолжающееся дезертирство из армии, Асад по-прежнему располагает значительными военными силами, включая собранную из его сторонников милицию «шабиха». Нет свидетельств и того, что представители других религиозных меньшинств (вместе с алавитами их примерно 30-35% от всего населения страны) в массе своей поддерживают повстанцев. Во время правления Асада друзы, христиане и шииты, в отличие от большинства суннитов, находились в весьма привилегированном положении. Этот факт, а также опасения за свое будущее при новом режиме, каким бы он ни был, и сомнение в том, что дело Асада проиграно, заставляет их воздерживаться от участия в восстании или хранить верность президенту. Отдельную (и далеко не пропрезидентскую) от большинства повстанческих группировок линию гнут сирийские курды. Они являются суннитами, составляют 10% населения страны и по большей части сконцентрированы на востоке Сирии, там, где она граничит с Ираком и Турцией.

В том, что явное большинство арабов-суннитов не поддерживают Асада, сомневаться не приходиться, но и утверждать, что речь идет чуть ли не о поголовной действенной поддержке повстанцев, нельзя. В Сирии имеются суннитские кланы, «прикормленные» Асадом, и представители госслужащих и среднего класса из среды суннитов, которым неплохо жилось при нынешнем режиме и которые боятся возможной новой власти.

Вообще будущее Сирии выглядит очень туманным. Рано или поздно Асад падет, а вот кто придет на смену БААСистскому режиму, непонятно. Возможных сценариев немало, начиная от кантонизации страны по религиозным, национальным и клановым признакам (возникновение самостоятельных алавитских, курдских, друзских и т.п. территорий) и заканчивая возникновением здесь исламистского суннитского государства либо военным путем, либо в результате выборов, как это произошло в Египте.

Исключать последний сценарий нельзя, но надо помнить что Сирия — отнюдь не Египет. Доля национальных и религиозных меньшинств здесь значительно выше, а сами арабы-сунниты в среднем менее религиозны, чем египтяне. С другой стороны, и в Сирии местные исламистские организации, а также довольно многочисленные добровольцы, прибывшие повоевать с Асадом чуть ли не со всего суннитского мира, проявляют серьезную активность…

Но вернемся к причинам продолжающегося существования режима Асада. Благодаря политической поддержке диктатора Россией и Китаем, СБ ООН не может предпринять против него какие-либо действенные шаги, к тому же огромную роль здесь играет финансовая помощь Ирана. Не будет преувеличением утверждать, что без нее Асада постиг бы полный экономический крах, да и оплачивать поставки российского оружия оказалось бы нечем. Само собой, Тегеран поставляет Асаду и вооружения. Мало того, в гражданской войне в Сирии принимают непосредственное участие бойцы иранского КСИРа и ливанской «Хизбаллы», хотя это как раз решающего значения не имеет.

Имея в своих руках костяк армии, режим сохраняет два основных преимущества перед повстанцами: тотальный перевес в огневой мощи и тяжелой технике (хотя им далеко не всегда можно сполна воспользоваться) и преимущество в организации. Такие объективные обстоятельства как разобщенность повстанцев, отсутствие у них единого командования, плана действий и нормального снабжения не позволяют им серьезно развить успех. Несмотря на финансовую и логистическую помощь повстанцам странами Запада, Персидского залива и Турцией, поставки вооружений для них носят весьма ограниченный характер. Как правило, речь идет о стрелковом и другом оружии, не слишком уж значимом. В итоге повстанцам приходится в основном довольствоваться трофеями…

Дабы изменить сложившееся положение — правда, не без серьезнейшего давления со стороны стран Персидского залива и США, — и состоялось создание СНК. Теперь у желающих помочь повстанцам есть к кому обращаться. Председателем СНК стал Ахмед Муаз Аль-Хабиб, до недавних пор служивший имамом одной из главных дамаскских мечетей и немало времени проведший в сирийских тюрьмах. У него инженерное образование, он слывет крайне умеренным политиком, выступающим за мирное сосуществование всех общин. Озвученная СНК цель — свержение режима Асада с последующим проведением свободных выборов. Для ее как можно более быстрого достижения необходимо признание мирового сообщества, а главное, гораздо большая, чем сейчас, иностранная поддержка. Первые шаги в этом направлении уже сделаны: 6 арабских стран Персидского залива признали СНК единственным легитимным представителем сирийского народа. 12 ноября по тому же пути пошла Франция. Великобритания и США на данный момент признали СНК таковым лишь частично, заявив, что для полного признания новая структура должна доказать свою состоятельность.

Сможет ли СНК объединить все без исключения оппозиционные группы, включая, например, курдов, пока оставшихся в стороне, а главное, поставить под свое командование многочисленные вооруженные группировки? Если на данном поприще СНК будет сопутствовать даже не полный, а хотя бы значимый успех, это станет серьезным шагом на пути к свержению режима. В этом случае увеличение экономической и военной помощи сирийским повстанцам будет обеспечено.

 

 Давид ШАРП,
«Новости недели» — «Континент»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика