Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Камни за телепазухой

Камни за телепазухой

Порою нам, израильтянам, кажется, что пропалестинская пропаганда за пределами нашей страны воспринимается как истина в последней инстанции. Однако многие знают ей цену. Но увы, немногие решаются сказать правду — как это сделала московская тележурналистка и продюсер Екатерина ПОПОВА.

Екатерина на своей странице в Фэйcбуке сделала заметку под названием “Арабо-израильский конфликт в сердце Европы”. С ее любезного разрешения приводим этот текст, написанный под впечатлением от просмотра на проходящем в Берлине кинофестивале Prix Europa норвежского псевдодокументального фильма: “Не могу молчать от впечатлений второго дня фестиваля Prix Europa. Они настолько сильны, что даже о нашем дорогом “Кустурице” — после.

Екатерина Попова — живой и весьма очаровательный пример журналистской честности. Фото Иван Кузьмин
Екатерина Попова — живой и весьма очаровательный пример журналистской честности. Фото Иван Кузьмин

Итак, в фестивальной программе сегодня Норвегия представила фильм “Когда мальчики возвращаются”.

Начальный титр фильма типа: “каждый день израильские солдаты хватают десятки 15-16-летних мальчиков за швыряние камней”. Дальше мы видим мальчиков с пращами, которые массово кидаются камнями по машинам и солдатам израильской полиции. Видим, как полиция ловит пацанов. Видим женщин, кричащих:

— ОН ЖЕ СОВСЕМ РЕБЕНОК!

Кричащих истошно, пронзительно. Дальше видим дядечку с добрыми глазами, который сидит на диване с мальчиком и задает ему вопросы.

“Твоя жизнь полностью изменилась после тюрьмы, да?”

“Да”, — улыбается мальчик.

“Тебе никогда не было так страшно, да?”

“Да”, — говорит мальчик.

Дальше мы узнаем, что добрый дядечка приехал от YMCA организовать курсы реабилитации для тех юнцов, кто провел за камни по три месяца в тюрьме. Выясняем, что у каждого из них либо брат, либо друг сейчас сидит у израильтян, и все испытывают на этот счет моральные страдания. После занятий они опять идут тренироваться кидать камни. Освобожденного из тюрьмы мальчика встречает дома мама, плачет, что заставил ее волноваться, но принимает, как героя.

За весь фильм, кстати, мы так и не увидим ни одного папу. Зато мамы будут безрезультатно робко просить сыновей не заставлять их так нервничать. И рассказывать, что после тюрьмы у них пропадает сон. Ни следов пыток, ни рассказов о зверствах в тюрьме ребята не предъявляют. Но страдают потому, что были схвачены. И потому, что Палестина не свободна.

Израильтяне представлены в фильме в виде тяжелых бездушных полицейских вездеходов — и все.

К концу фильма ребят из группы реабилитации вывозят в бассейн, им дают рисовать картинки, на которых они изображают израильтян, топчущих палестинские деревья. В конце учитель рассказывает им притчу и взывает к тому, чтобы они успокаивались и отпускали свои страхи.

Выйдя после этого фильма, я решила, что это будет самое крутое обсуждение, ибо такая дешевая пропаганда — это ни разу не документалистика, а жюри здесь очень толковое, поэтому такую агитку съедят с дерьмом.

Начинается обсуждение, я потираю руки в предвкушении, и вдруг слышу:

— Это невероятно тонкая работа!

— Как фантастически интересно смотреть в глаза этому учителю!

— Это прекрасный пример, какой документалистика должна быть!

— Бедные дети…

У Наташи Гугуевой, режиссера “Кустурицы”, и у меня отпадают челюсти. Отставим мое личное мнение, что дети те ни фига не бедные, у них вполне наглые и уверенные лица. Но я не член жюри, голоса не имею, перевожу Наташу.

Наташа говорит:

— У меня ощущение, что коллеги знают об этой ситуации больше, чем я увидела в фильме. В нем и близко нет того, о чем здесь говорят. Если убрать политику Палестины и Израиля, то я увидела группу хулиганов, кидающихся камнями в людей. Что, этим подросткам нужно за это конфеты давать? К тому же нет свидетельств, что их замучили в тюрьме. Зачем им реабилитация? Я могу принять, понять и посочувствовать людям той страны, с политикой которой я не согласна, если я вижу, что они пережили трагедию в политическом конфликте. Здесь буду политически нейтральной, я не увидела трагедии подростков.

Что тут началось!

— Да вы ничего не понимаете! Господи, неужели вы не видели ни один фильм про этот сложнейший конфликт? Да все же понятно, что Израиль жестко их прессует!

На этом постановочном снимке фотомастеров Американской колонии в Иерусалиме, который в числе прочих экспонировался в тель-авивском музее Эрец-Исраэль при содействии Еврейского Исторического музея в Амстердаме, арабский подросток изображает еврейского царя Давида. Сегодняшние юные соплеменники этого камнеметателя тоже очень любят попозировать. А иногда и просто “тренируются”, забрасывая камнями солдат и гражданских, метая их в машины и радуясь, если кого-то из евреев удается убить или хотя бы изувечить.
На этом постановочном снимке фотомастеров Американской колонии в Иерусалиме, который в числе прочих экспонировался в тель-авивском музее Эрец-Исраэль при содействии Еврейского Исторического музея в Амстердаме, арабский подросток изображает еврейского царя Давида. Сегодняшние юные соплеменники этого камнеметателя тоже очень любят попозировать. А иногда и просто “тренируются”, забрасывая камнями солдат и гражданских, метая их в машины и радуясь, если кого-то из евреев удается убить или хотя бы изувечить.

Наталья спрашивает:

— Если такие же подростки будут закидывать полицейских во Франции или в Германии, интересно, какая у вас будет реакция?

Гробовая тишина в ответ.

— Они кидают камни не в людей, а в солдат! — заявляет член жюри из Англии.

Чтобы загладить неловкость, члены жюри переводят тему на то, что “Аль-Джазира” была копродюсером проекта, “но она не вмешивалась вообще!” — сообщает режиссер.

В этот момент я понимаю, что мне никогда не понять многих вещей. 40 человек со всей Европы плачут над фильмом, который не снился по наивности посыла Аркадию Мамонтову.

Выходим в курилку. Подходят полька и португалец.

— Вы смелая женщина. Мы так же думаем, как вы, — говорят они Наташе.

Подходит болгарка, которая очень хвалила этот фильм и сообщает: — У вас правильный посыл, всё так, как вы сказали.

И тут прорывает меня.

— Вашу европейскую маму! — говорю я, — я два раза была в Израиле, в том числе в секторе Газа и на Западном берегу. Я попадала в уличный бой, который устраивали эти пацаны. Они жгли мусорки и кидались “коктейлями Молотова”. На этой улице не было ни одного взрослого. Более того, ни одного солдата. Эти дети тупо жестоко развлекаются, а вы закручиваете на них политику, называете борцами за свободу! Почему каталонцы борются за свободу на уровне закона, установления культурных границ и экономической независимости, а не швыряются камнями? Почему сербы на севере Косово, возводящие мирные баррикады, являются для вас мировым злом? ПОЧЕМУ Вы забываете о сепаратизме в своих странах, называя борцов за свободу террористами? Почему вашим героям никто не рассказывает, что кидаться камнями в людей нехорошо? Почему фильм о Кустурице, который очень хорошо приняли, все же критиковали за то, что в нем не сказано, что он сотрудничал с Милошевичем и что не показана его политическая жизнь, и не дана позиция с “другой стороны” (наш фильм — о творчестве Кустурицы, откуда берутся его фантастические образы). И почему, когда мы видим голую спекуляцию на палестинских детях и их плачущих мамах, мы не видим ни одного израильтянина? И почему, если у некоторых из вас есть свое мнение, за круглым столом вы говорите другое. Что вы делаете?”

* * *

От редакции “Исрагео”

Мы благодарны Екатерине за честность и отвагу, которых так опасаются в обезумевшем от политкорректности мире. Ее эмоциональная публикация, этот крик души дорогого стоит.

А нам, израильтянам, есть еще что добавить.

Во-первых, камень, выпущенный по едущей на высокой скорости машине, способен убить — и, увы, не раз уже убивал.

Во-вторых, нередко для этого используются фабричные рогатки и пращи — значит, кто-то привозит их в палестинскую автономию, возможно, в качестве гуманитарной помощи.

И, в-третьих, это не только “интифада”, это еще и бизнес.

Приведем конкретный пример.

Дело было в Хевроне. Приняв одного из сотрудников нашей редакции за иностранного журналиста, арабский подросток на ломанном английском предложил, показывая на пограничников:

— Если дадите пятьдесят долларов, я сейчас буду бросать в них камни, а вы сможете фотографировать, как они погонятся за мной.

— Пятьдесят долларов — это слишком дорого, — решил подыграть журналист.

— Ладно, пятьдесят шекелей.

— Больше пяти не дам.

В конце концов, сошлись на десяти шекелях — как потом пояснили люди знающие, это минимальный тариф, за который взрослые дяди и тети нанимают пацанов. Впрочем, порою детишки занимаются камнеметанием и из “спортивного интереса”.

И вот тут журналист показал всю степень сионистского коварства. На иврите он сообщил пограничникам о поступившем предложении. Подросток тут же словно испарился. А солдаты дружно рассмеялись, мол, великое открытие — мы каждый день с этим сталкиваемся…

 

“Исрагео” — «Континент»

.
.
.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика