Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Культура | Как музыкальное дело стало самым главным антагонистом музыки

Как музыкальное дело стало самым главным антагонистом музыки

«Музыкальный бизнес — это индустрия, основанная на извлечении прибыли при производстве музыки».

Такова краткая формулировка этого явления эксплуатации искусства музыки в современном мире. Уже из этой формулировки совершенно очевидно явное противоречие задач классической музыки и музыкальной индустрии.

Photo copyright: pixabay.com. CC0

Любой бизнес, вкладывая капитал, ищет максимальной выгоды при минимальных рисках, Искусство, особенно исполнительское музыкальное искусство, сопряжено с постоянным риском и не может «гарантировать» никакой уверенности бизнесу в прибылях. Искусство это живая и хрупкая, постоянно изменяющаяся материя.

Человек, занимающийся подлинным искусством, не может дать никаких гарантий своего развития. Поэтому любая гарантия отдачи материальных вложений автоматически прекращает творческий поиск, сопряженный с постоянными рисками, а значит – убивает искусство. Музыкант, вовлеченный в финансовую зависимость от вложений в него финансовых средств фирмами и агентами, автоматически становится ремесленником, а его «дело» автоматически превращаются из живого искусства в мертвое ремесло.

Любой бизнес ищет связей и контактов для укрепления финансовых гарантий. Так музыкальное дело обрастает коррупционными связями, делающими его не только мертвым ремеслом, но и провоцирующими к укреплению своих позиций методами, не имеющими ничего общего с живым искусством, музыкой в особенности. Достигшие, в рамках музыкального дела, определенного финансового благополучия люди, ищут путей упрочнения своего положения, и эти пути, как правило, не совпадают с целями творческого развития личности. Наоборот – они провоцируют стагнацию. Развивают стремление музыкантов к власти и еще большей финансовой независимости, что приводит к самым патологическим формам кумовства, клановости, мафиозности в деле, не терпящем подобного подхода – живой классической музыки.

Классическая музыка представляет собой сложнейшую форму философии в звуках, базирующейся на большом жизненном опыте и глубоком знании культуры. Тогда как музыкальный бизнес любит делать ставки на новые молодежные силы. Их легче продавать, придавая молодым людям всё новые формы упаковки, привлекательные имиджевые формы продажи – от эротического содержания, особенно среди женского состава исполнителей, до самых нелепых имиджевых форм, привлекающих внимание внешним видом. Всё это уводит искусство музыки совершенно в другую плоскость. В сторону интертейнмента, лишая классическую музыку ее изначальной роли – воспитания хорошего вкуса и высокого уровня культуры публики.

Любая структура, не имеющая живых, постоянно меняющихся форм и богатого содержания, имеет тенденцию к стагнации и отделению от контроля общества. Поэтому все силы, которые по идее должны контролировать качество, становятся коррумпированной частью любой омертвевшей структуры, которая заботится о своем сохранении и финансовом благополучии.

С появлением в музыкальном деле представителей коммунистического мирa при расцвете СССР, музыка, как и спорт, сталa ареной политической игры, где музыканты стали использоваться, как «мягкая сила» для «доказательства» преимуществ того или иного социального строка. Стали орудиями пропаганды. В глобализированном мире музыкальный бизнес превратился в самодостаточную и самовоспроизводящуюся, бессмысленную, в эстетическом и культурном плане, машину использования выносливости огромного количества «дешевой рабочей силы» – представителей молодежи культурно отсталых стран, как Корея, КНР, бывшие страны СССР. Путем бесконечных конкурсных отборов молодежи он подпитывается свежими силами, изобилующими физической выносливостью, беспрекословным подчинением, стандартам, диктуемым модой, внешней привлекательностью музыкальных кукол для привлечения новых масс публики, желающих развлечения с культурно-эстетической «составляющей» – классикой.

Всё это превратило классический бизнес, музыкальную индустрию классической музыки в огромную раковую опухоль, убивающую культуру и музыку. Сделало музыкальное дело самым главным антагонистом музыки.

Реформированию такое образование не подлежит. Оно может быть лишь демонтировано. Давно наступило время, когда люди должны понять, что классическая музыка это живая хрупкая ткань лучшей и просвещеннейшей части мирового сообщества, требующей «штучного товара». Настало время переформатирования музыкальной жизни, когда первейшей и единственной ценностью и критерием будут определяющие классическую музыку качества – глубокая культура, богатый жизненный опыт, высокий вкус, мощный интеллект исполнителей, доказавших своей жизнью свою культурную состоятельность. С богатым опытом культурных знаний, багажом литературно-философских публикаций, открывающих новые пути развития музыкального дела, демонстрирующих, что они могут быть мэтрами культуры, развивающими уровень культуры общества. Что и является первейшей задачей классической серьезной музыки.

Андрей Гаврилов
FB

Яндекс.Метрика