Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Новости / К вопросу о полевых (экспедиционных) сортирах

К вопросу о полевых (экспедиционных) сортирах

Прочитал я как-то весьма занимательную книгу А. Липкова «Толчок к размышлению или все о сортирах». И понял — что не всё! Кое-что всё же автором книги было упущено, например о сортирах «полевых», т.е. экспедиционных…

Алексей Каздым
Автор Алексей Каздым

О них я немного и расскажу… Не всё, конечно… Как человек интеллигентный, а точнее, таковым себя считающий, буду щадить нервы и обоняние читателей…

Работая в геологии, а потом и с археологами, и поездив по разным местам и республикам СССР, а затем и по Российской федерации, в экспедиции, в «поле» (т.е. на полевые работы) я «испытал» (лично на себе) различные типы отхожих мест… Более 25 лет всё-таки ездил, не всё ещё забыл..

Но по порядку… Далёкий 1982 год, поле в Хакасию… Ох, уж и 30 лет прошло! Сначала небольшой лагерь (6  человека) на берегу ручья в Сорской долине, км в 10 (кажется) от г. Сорска. Все было просто – ходили в кусты… Стояли пару недель… Шесть человек, в среднем по 1 кг дерьма в сутки – это 6 кг, умножим на 14, получаем около 100 отборного дерьма… Ну может чуть меньше… А ещё я периодически кашеварил… Не умея тогда ещё готовить в принципе… Нет, макароны я сварить еще мог… Но вот гречка и рис всегда превращались в «нечто», что можно было отколупывать только ножом… За что получал от начальника по шее…

Потом переезд на север Хакасии, в район Белого Июса, неподалеку (км в 5) от деревни с впечатляющим названием – Сарала. Все аналогично – за ручей и в кусты… Ну и загадили тайгу, так, слегка… За пару недель…

Поле в Казахстане… Северный Казахстан, берег реки Тобол, километрах в 2 от д. Новоильиновка (Кустанайская обл.)… Там месяц стояли на одном месте…

Начальница экспедиции вырыла себе персональный нужник в зарослях тальника.

А мы с «водилой» (шофёром) бегали по тем же зарослям… Собака там к нам приблудилась, так, дворняга… Шлялся постоянно по этим кустам, а потом пытался в палатку влезть… Приходилось в него сапогами бросать… Кирзовыми… Попытки прекратил, но вонял отвратно…

Центральный Казахстан… Там работа была разъездная – дня три, неделя там, две здесь… Переезды были дальние, бездорожье было полное, иногда ехали по двое суток от «точки» до «точки»,  «степь да степь кругом», с ночевкой прямо в степи…  Звёзды, небо и кусты, где были, а где не были — ложбинка какая-нибудь. А потом ночью темно, не видно – что, где и как, главное — в чужое не вляпаться…

Потом я работал (точнее, «мы работали»), в Казахском мелкосопочнике, в горах Кызыл-Тау — гранитные массивы, голые гранитные сопки, но по долинкам много «вади» (сухих русел)… Всё в них… Ну очень удобно, в теньке, мух почти нет, комаров (днем, на жарком солнце) тоже нет, ветерок обдувает! Дамы налево, джентльмены направо… Я при необходимости и возможности старался уходить подальше метров за 500-600… Люблю уединение….

С водителем был хороший случай… Пойдя но нужде и удобно устроившись на корточках на дне сухого русла (глубиной метра 2.5 – 3), он вдруг почувствовал, чей-то взгляд, и повернув голову, как раз на уровне головы (хорошо не задницы), увидел в полутора метрах от себя (так он говорил, хотя у страха и глаза велики, но все-таки рядышком) …здоровенного щитомордника, довольно ядовитую (но вообщем-то не агрессивную и видимо сытую змею), греющуюся на камне под ярким солнышком (кстати, вырастает эта бяка до 2 метров, а толщиной с мою руку). С диким криком, бедный московский городской шоферюга, впервые поехавший в поле, и смертельно боявшийся всех земноводных и пресмыкающихся, с места, т.е. с корточек, в прыжке выскочил наверх (2.5 метра!!!) и на ходу застегивая штаны, побежал к находящемуся метрах в 100 лагерю с криком «Змея!!!». Как ещё ноги поломал в своих тапочках с массажем стопы. Спросите — а чем пользовались для подтирки? Странный вопрос, если тогда, в середине 80-х годов туалетной бумаги не было в Москве, то в уж Джезказганской области Казахстана… Газеты, и хорошо, ну очень хорошо промятая крафт-бумага (очень плотная бумага, применяемая для заворачивания геологических образцов)… Их неё же делали и мешки для цемента…

Озеро Балхаш, берег, обрыв метров пять, но спуститься легко, на базаре — арбузы, дыни размером с помидор, и помидоры размером с хорошую дыню и … темное бархатное пиво! Чудо это продавалось (!!!) в г. Балхаш в разлив из бочки в свою тару, ну и взяли мы на 7 человек молочную флягу (40 литров!), сколько смогли, выпили, остальное потом скисло, естественно.

Как пел Юрий Визбор — «…и ошский базар взял нас в плен…, салол с беладонной, пурген…». Вместо пургена «водила» «с бодуна» испил водички из оз. Балхаш (хорошо еще из его якобы «пресной» половины)… «…Не пей Иванушка — козленочком станешь…»… Нежный московский желудок, хотя и закаленный 5-месячным полем, все-таки не выдержал… Бегал он под обрыв раз по 20-30 на дню и ночью не меньше… Думали, что уж всё, кранты – дизентерия… Но слава богу – обошлось… Просто обожрался фруктов и овощей со спиртом и темным пивом после макарон с тушенкой и сайгачьего мяса и с непривычки ээээ… как бы сказать попроще, дристал…

Я тоже, но гораздо меньше… Но что приятно, сидишь себе под обрывом (лейкократовые трахилипариты, светлые, светло-серые, в заходящих лучах солнца – розовые), смотришь на озеро, волны, ветер… Хорошо… Мухи только…. Но мало, ветер сильный – отгоняет мух… И запах тоже…

Колесили мы Центральному Казахстану много… И где-то на одном из переездов забрался я на сопку, осмотреть степные дали… И тут приспичило, капитально, внизу лагерь, машина да 2 палатки, вокруг степь и ветер, а ветер такой на вершине, что сдувает. Куда бежать, ну некуда, но вроде от лагеря далеко, авось не разберутся, чем я тут занимаюсь, а и разберутся – что ж, дело-то житейское. Ну посидел, а дальше — по карманам роюсь, шарю — ан бумаги ни клочка…  Из полевого дневника не вырвешь, это грех большой. Пришлось разуваться, резать кусок портянки… Не кайф конечно, но ведь задницу на вершине подтереть было совсем нечем, только колючки какие-то, даже полынь не росла… А грязную задницу потом и помыть негде, ни реки, ни озера, ни лужи, вода питьевая в 40-литровых флягах, и той мало уже… Да и пока с сопки спустишься, пока дойдешь, всю задницу обдерешь и все замараешь. А стирать где? А негде… А там дамы…

Полыни не было, вся высохла, август, а ей, кстати хорошо и, прошу прощения,  задницу вытирать (когда пучки большие и не сухие ещё), и потом ещё и руки вытирать… Другим пучком, естественно! И гигиенично и запах хороший… Я всегда пучки полыни в палатке вешал… От мух, да и от запаха… Молодой был, наглый, портянки менял редко, а ходил по геологическому снобизму в «кирзачах»…

Далее — горы Кент, Карагандинская область… Заброшенный геологический поселок… Из-за выпавшего утром снега (в начале сентября, точнее 4 сентября) решили не «стоять лагерем», а поселиться в более или менее пригодном доме… В поселке только сторож-казах с семьей, домов, вполне пригодных — море, живи где хочешь… Ну а деревянные нужники — сохранились, и так как ими года три, а то и больше никто не пользовался – ни вони, ни грязи, — выбирай любой на свой «вкус» (прошу прощения) и цвет… Чисто, не воняет, мух почти нет, ветерок в щели задувает… Идиллия….

А на геологической базе в поселке Боровое – там «общага», туалеты, унитазы «почти белые» и почти чистые (!!!!!), за 5 месяцев поля отвыкаешь от благ цивилизации…

Опять Казахстан, но западный, полуостров Мангышлак… Как до него добирались, — это отдельный рассказ – из Москвы на ГАЗ-66, трасса Москва – Ростов, далее везде… Через Кавказ (Крестовый перевал), Тифлис, через весь Азербайджан до Баку, там паром до Красноводска (это где утопили 26 бакинских комиссаров)… А дальше вверх (т.е. на север)… Пустыня… Кара-Богаз-Гол… Сухая-сухая степь…. Ровная как стол… «…Вышел в поле, начал ср… – далеко тебя видать…».

Нас было четверо мужиков…. Работали  — не более суток на одном месте… Какие уж тут стационарные сортиры… Где приспичит, там и сядешь… Главное не против ветра, ветер там такой бывает, что зазеваешься — с ног свалит… Ну и не только с ног, а главное чтобы «продукты жизнедеятельности» на сапоги или в штаны не улетели… А вода на Мангышлаке плохая, солоноватая, сульфата магния десятиводного (иначе глауберовой соли, да и других солей тоже) хватает… Ох, и слабило!

У кого запоры хронические, советую туда ехать, лечить. Там и в советское-то время половина поселков на привозной из Шевченко (ныне Ак-тау) опресненной воде сидела (как сейчас не знаю, не думаю, что лучше стало), колодцы на всякий случай держали, мало ли, пожар, постирать, или воду не завезли…. А вода в колодцах – мало что грязная, ещё и солоноватая.

Да и жили там казахи, а они люди привычные… Кумысом лечатся…. Так что есть шанс ещё запоры вылечить раз и навсегда..

Магадан…. Район реки Армань… Километров 30 от Колымской трассы на запад через горы, сопки и тайгу… Ехали верх по ручью на «Урале»… Заброшенный геологический поселок, но уже совсем ничего от него не осталось, только мусор.

На берегу ручья Утесный — банька не банька, избушка — не избушка, для бродячего люда оставлена. Но жить можно… Нары, печка…

Начальник с женой в палатке, а мы три мужика на нарах в данном строении…. И что у начальников за манера своих жен в поле брать – неужели дома не надоели, я понимаю ещё — любовниц, да опаска была в те времена — кто-нибудь из отряда стуканёт, и все прощай карьера, могли за аморалку и из КПСС выгнать. А это всё… Докторскую диссертацию не защитишь, за границу не пустят, да и с работы могут погнать… Хотя у каждого уважающего себя (т.е. плюющего на вышестоящее начальство и всё остальное) начальника отряда или партии старше 50 лет была любовница лет 35, обычно оформленная поварихой, или лаборанткой…  Не считая аспиранток, студенток и «прочих случайных связей»…

А вот на другом берегу ручья (по камушкам прыгаешь аккуратно и переберешься), метрах в 200 от избушки, о радость!  Забытый, перекошенный, но еще сохранившийся чудом деревянный сортир, уцелевший и от пожаров лесных, и бурь зимних и дождей осенних, и людей лихих (почему-то народ русский обожает ломать именно старые деревянные сортиры, а ведь это памятник человеческой нужде!). Судя по всему (т.е. следам), только я его посещал из всего отряда, остальные по лени, или почему ещё не знаю, ходили по нужде под сопку в заросли кедрового стланика…

Но в тех краях долго не посидишь, и никакие дымокуры тут не помогут… Как у Ильфа и Петрова – «…Сделал свое дело – уходи…». Здесь не то что уйдешь — убежишь… И потом еще долго будет задница зудеть и чесаться… Можно конечно и помыть оную, в ручье Утесный — народа никого, тайга да сопки… Но вода плюс 4-5 градусов, с ледников идет…. Все желание к помывкам отбивает… Тем более пока будешь заниматься  гигиеной — опять всю ж… накусают…

Работал я и в Западной Сибири, и в Коми АССР, и там тоже шибко не посидишь, не  «покайфуешь», не поразмышляешь «о бренном и вечном»… Как самосвал  — присел, вывалил, быстро подтерся чем бог послал, лучше всего мхом, он чем хорош, ещё и дезинфицирует, натянул штаны (преимущество давали штаны от противоэнцефалитного костюма, плотный такой х/б, пока новые — почти не прокусывались и без ширинки, застегивать не надо, они широкие, на резинке) и убежал…

А в Коми АССР ещё были и пауты – это типа наших слепней, но раза в 2-3 больше… И если он куда укусит… Хорошо если не в детородный орган или иные внешние половые признаки… Разнесет так, что мало не покажется… Сам не пробовал, не знаю, но слышал, знающие люди говорили… Про мошку таежную (махонький укус, и не заметишь), глаз заплывает напрочь дня на два, хоть спички вставляй в веки, не разожмешь, так опухало, а уж про гнуса тундрового и клещей вообще умолчу… Куда эта пакость ползучая только умудрялась не залезать (сужу лишь по словам очевидцев и пострадавших!!!).

Вообщем, когда я работал, с постоянными разъездами на машинах, сортиры мы не строили… Все так, в естестве, на природе так сказать, под елкой, кедром, в кустах и стланике, на ветерке в степи и пустыне…

А вот с археологами более интересно… Олег Куваев, написавший гимн геологии производственной и поисковой — роман «Территория», отработавший около 10 лет в Колымской тундре, про сортиры не упомянул вовсе… То ли из-за мелочности предмета, отвлекавших его от более высоких мыслей о его месте в этом мире, то ли еще почему… То ли просто из-за того, что все равно цензура не пропустит… Почитайте-ка  сами… Но одна фраза в его произведениях есть — что археологи тоже люди (читай — бродячий люд, полевики – «свои блин, кореша!!!»), но они как бы не от мира сего… В общем и в частностях  с ним в этом вопросе согласен. 10 лет с ними проработал…

Так вот, слово об археологических сортирах… Археологи – люди обстоятельные, трудолюбивые и фанатики лопаты, ибо более ничем ни древние поселения, ни курганы копать нельзя. И копают они часто лет несколько (иногда и лет по 20 – 30) на одном месте. Но обычно года по 3 (на большее время обычно грант не дают),  копают месяца по 2-3 и по 4, народа у них много бывает, и видел я кое-где в лучшие времена человек 100 приезжало… Но археологическая экспедиция в 30-40 человека – это нормально… Ну и естественно они кушают… Причем 4 раза в день – это строго… Это не у геологов, где утром «порубал» макарон с тушенкой, или ещё чего, что Бог послал или начальник, чайку попил и выехал в маршрут или ушел, что-то с собой взяли, или не взяли, в надежде, что может рыбку поймаешь, ягод поешь, да и вообще в маршруте мало кто ест, вредно это…

А некоторые даже и не пьют (я имею ввиду воду), или уж совсем мало… Но это в основном сухопарые и тощие, а такие толстые, как я, попить ох, как любят… И чтобы там не говорили знатоки (в основном туристы), что чем больше пьёшь, тем больше хочется. Фигня всё это, прошу прощения за жаргон…

Пот-то течет, и «испарения испаряются», и компенсировать потерю воды и соли в организме (т.е. «солевой баланс») надо. А иначе почки посадишь… Пить по чуть-чуть, по глоточку, но надо….. Кто в маршруты ходил, по жаре + 45 (в тени), а если в тайге по влажной жаре, когда при + 30 водой истекаешь, а одежду не снимешь, накомарник не поднимешь – мошка зажрёт, а особенно по степи или пустыне ходил, знает – через 3-4 часа (даже если пьешь) моча – аж темно-желтая, и густая как крепкий чай… А уж к концу дня, если по жаре часов 8-10 походил,  и сс… -то уже и нечем… Мы пока чайника  3-4 пятилитровых на 3-4 человека не выпивали – и за обед не садились…Или ужин… Как приезжали или приходили… Жрать, в смысле кушать, не хотелось…

Небольшое отступление…. «Водилы» (т.е. шоферня) полевые, особенно с бывшей автобазы Академии наук, большие изобретатели и патологические лентяи… Спят они часто и много, и на стоянках делать им особенно нечего, и по своему шоферскому снобизму спят чаще всего в кузове грузовой машины, будка там сделана фанерная на каркасе, внутри барахло грузится, а впереди некий отсек, там все по уму, мягко, тепло, комаров почти нет, спальное место… Которое потом преобразуется в сидячее для 3-5 человек (начальник, он всегда в кабине ездит)… Один из таких «водил», по лени своей, чтобы ночью не бегать, приспособил шланг резиновый, с вороночкой, и на улицу его вывел… Приспичило по малой нужде (только по малой, по иной вылезать надо было) – все в шланг… Удобно… Но шланг он этот свой засс…  он особо не убирал, и тот валялся у людей под ногами, попахивал… Говорили ему, говорили…. Кого-то он обидел, обматерил что-ли, а там девочки малые, студенточки, ушки розовые, еще к мату шоферскому не привыкшие… Ну, а молодежь в отряде была… Они ему втихаря шлаг (резиновый, естественно) и заткнули… Тот конец, что на улицу выходил… Длина шланга метра 3 всего… Ну и однажды ночью…  Казённый ватный спальник стирать и сушить – это вам ребята, не сахар, да и штаны он облил, и телогрейку… И подушку, которую из дома привез… Пижон…  Вообщем всё обмочил… И мало того, что всю ночь спал ссан… на улице, да ещё потом стирал три дня, и машину мыл с порошком и проветривал… Получил от начальника отряда «дрездюлей» «по самое не балуй»… С тех пор шланг промывал и прятал.

Ну это я отвлёкся… Вот археологи — они на месте большей частью сидят… Едят, т.е. кушают, весьма питательно, разнообразно и много, иначе лопатой шибко не помашешь… И сортиры строят…

И часто на жаре работают… На самом пекле…Что такое 45 в тени — объяснить трудно… Это почти 60 на солнце…. Правда, у тех кто работает там, где уж очень жарко — всегда сиеста с 12 до 4-5 дня… Но все равно жарко…

Разные сортиры у археологов… Эффект один – М и Ж… Ибо девушек там чаще бывает больше чем парней… Экзотика… Ну и мужики… И от мамы с папой подальше…

Самые «крутые» сортиры довелось мне наблюдать в месте многолетних раскопок поселения в Оренбургской области, недалеко от поселка Аландское, близ с. Красный Огородник…

Как я туда добирался – это отдельная история… Богом и Людьми забытые места… Да властью, кажется тоже… Есть там такая станция Айдырля, почти на границе с братским Казахстаном… Посмотрел я на неё и вокруг, и понял — ну полная Айдырля….

Но вернемся к «нашим сортирам»… Еще в Челябинске, местный археолог (точнее этнограф) объяснил мне на пальцах и нарисовал план, как мне от поселка Аландское добраться до становища археологов…

Тогда там правил бал великий Г.Б. Зданович… Сейчас не знаю… Объяснили мне – иди по-над рекой Бол. Суундук (Вот названия!!!! Как р. Вобля в Рязанской области)…

Мол, один брод увидишь, потом второй, а там с бережка на той стороне реки сам-де увидишь… Увидел… Думал домики стоят, с белой крышей (далеко еще было км 3 — 4). Оказалось – сортиры! Каждый на два «очка», выкрашенный белой краской… И даже с туалетной бумагой (2000 год, полное изобилие!!!). Яма сортирная – глубиной метра 3… Фундаментально, сделано, на века… А там грунт – глина, плотная как камень, солонцы, которые ломом не всегда возьмешь… Во какая любовь к лопате и гигиене… Профессионалы лопаты… Вообщем первое что увидел я – это сортиры, по ним и ориентировался… Все как положено — вдалеке от лагеря, метрах в 50, ниже по течению от мест купания и забора воды для мыться посуды….

Второй тип сортиров… Аркаим, Кондуровская долина (км в 7 , если напрямик, от базы Заповедника Аркаим)… Раскопки от лагеря примерно в километре…

Сортиры – классика М и Ж… Но, что они из себя представляли… Ну понятно яма, глубиной этак пару метров, а, скорее всего метра 2.5… Слава аллаху, не мерил… Не пришлось… На яме возложены доски, чтобы ногами встать, причем доски прогибаются и потрескивают (особенной с моими габаритами-то, 120 кг – не шутка)… Вокруг вбиты колы деревянные (со стороны лагеря, от которого метров 30 и еще с двух сторон), т.е.  в виде буквы «П». А на этих столбиках, высотой метра полтора, натянуты бренные остатки старой палатки, с дырочками, рваной и т.д… И это всё… Такого же дизайна  был и Ж… Правда с тем отличием, что был некий полог, слегка закрывавший «вход»…

Вид на раскоп, «в степь» был полностью открыт… Но постановка сортира была такова, что сидящий в оном сооружении первым замечал народ, идущий с раскопа, и успевал закончить, хотя и не всегда полностью, свои дела… Жалко по скромности фото не сдал (я имею в виду сортиров, а не дел!!!!!). И вообще ну нет же фотографий полевых сортиров… Нет… Упущение!

Нечто аналогичное было и в Курганской области, там лагерь археологов стоял в березовом колочке (рощице)… И также некие хлипкие, с хлопающими обрывками брезентовой палатки, открытые всем ветрам и непогодам, сооружения в виде брезентовых стен на березовых стволах без крыши, в клочья рваной брезентовой «двери» и видом на заросли кустарника….

Там моя палатка стояла как бы последней, и в некоторой близости (правда весьма отдаленной,  метров 10, кажется) от Ж-сортира… Надо сказать, что  М и Ж отделяли заросли кустарника, а к мужскому вела тропинка более длинная, чем к женскому, и не через лагерь, а по окраине… По малой нужде мужики далеко обычно не ходили…  Ни запахов и звуков от Ж до моей палатки вроде не доходило, но снующие регулярно по  тропке мимо палатки девочки-археологини (часто с полуторолитровыми бутылками с водой для гигиены)… Так как у дамочек привычка ходить стайкой, обычно по двое-трое, а то и больше, то все это щебетание и хихиканье… А ночью кое-кто до сортира по малой нужде и не доходил, а справлял ее около тропинки, метрах в 2 от моей палатки… Я конечно не видел, но ведь слышно….

Лазал я по молодости по старым каменоломням (да и сейчас таких дуриков – полно, смотрите в интернете сайт «Caves», раздел спелестология…). В общих словах — гадили мы там же, уходя в старые штреки и как они там называются… Помню, чуть одна девица не потерялась… Пошла одна по нужде, от стеснения решила подальше отойти, как водится присела, и тут фонарик у нее потух… Включила она его, а откуда пришла и не помнит. Всё… Два часа её искали, хорошо нашли. Итак о сортирах в пещерах… Поскольку влажно там (влажность почти 100 %), и микрофлора весьма специфическая, то всё дерьмо обрастает пышными кусами плесени… Так что иногда идешь, или чаще типа ползешь по штреку,  и вдруг кучка плесени… Кто знает что это? Кусок старой крепи, старый бумажный маркер (указатель), брошенная год назад батарейка или кто нас… пару недель (или дней?) назад… Были такие шутники – умудрялись в самом узком месте нас…. И как только изголялись… И бумажки уносили, чтобы сразу не заметили.. Обползти бы…

Более детально о дерьме в пещерах отсылаю к профессионалам — книге спелеолога А. Мальцева «Пещера мечты – пещера судьбы».

Что ещё можно о полевых сортирах можно добавить… Вот читал у кого-то из полярников, что новоприбывшая в Антарктиду на годичную зимовку новая партия ученых, начинала свою тяжелую научную деятельность с вычистки старого туалета типа сортир… Полярная, типа, традиция… Убирай г… за предыдущими, а за тобой уберут послеприбывшие…

Убирать антарктический советский сортир было просто – из льда бочку с замерзшим дерьмом выколотил кайлом и скатил к шельфу или в сугроб, куда подалее… Или ветром её в океан укатит, либо занесет снегом, солнце летнее полярное, антарктическое холодное его не растопит, ветер уплотнит… Так и останется это дерьмо в назидание потомкам… А там глядишь, глобальное потепление, льды Антарктиды растают и всплывет эта бочка, полная настоящего мужского (женщин там не было), полярного советского дерьма… Если конечно не съест его ранее криль, а криля рыба… А рыбу мы… Круговорот дерьма в природе… Где-то я прочитал, что на одной из полярных станций сортир, вырубленный во голубоватом льду назывался «Незабудка»… Весьма символично… И романтично…

Классика «московской сортирологии» живо описана в книге «Интимная жизнь Москвы» журналистом Анатолием Рубиновым… Отдельная глава посвящена московским «ретирадам», сиречь сортирам, квартирам построенным в бывших московских общественных туалетах во тяжкие времена жилищного кризиса, об Очень Важном Лице, чуть не задохнувшемся в арке дома где он жил (Тверская, 4) перед парадом на Красной площади (там ждали утра и парада бравые экипажи танков, но физиология ждать не может), о приказе Очень Важного Лица построить в Москве за месяц 250 сортиров на определенное количество очков (каждому руководителю каждого тогдашнего московского района дано указание – сколько сортиров и на сколько посадочных мест надо построить), о перевыполнении плана по сортирному строительству. О сволочах-сантехниках, не желающих нормально работать в общественных сортирах, о уборщицах  в оных, и многом-многом другом… Отсылаю к книге…

А продолжение, как всегда, следует…

 

А.А. Каздым

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика