Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Израильский политолог: вы не готовы к принятию мигрантов из стран Ближнего Востока и Африки

Израильский политолог: вы не готовы к принятию мигрантов из стран Ближнего Востока и Африки

Интервью эстонской газете.

Полный русский текст моего интервью, вышедшего на эстонском языке эстонской газете «Postimees» – «Iisraeli politoloog: migrantide vastuvõtmiseks Lähis-Idast ja Aafrikast pole te valmis«.

Интервью вызвало в Эстонии большой резонанс.  Только на сайте газеты было 2000 лайков и перепостов, при том что доступ там платный.

Всего в мире 1  000 000 (миллион) носителей эстонского языка, то есть только на сайте газеты интервью отметили 0,2% всех эстонцев, а были и другие перепечатки.

Авраам Шмулевич
Авраам Шмулевич

Авраам Шмулевич – израильский политолог, историк, религиозный философ, раввин. Специалист по современной политической системе Израиля, истории Северного Кавказа и Ближнего Востока, межнациональным отношениям, еврейско-христианским контактам. Президент Института Восточного партнерства, который оказывает консалтинговые услуги в области политики и экономики. Главный редактор сайта «Кавказское обозрение. Новый взгляд» http://caucasreview.com/. В течение ряда лет был одним из руководителей системы  безопасности во время массового паломничества брацлавских хасидов в Умани, на месте погребения раби Нахмана из Брацлава. Консультирует и сотрудничает с различными правительственными организациями ряда стран, в том числе в области антитеррористической деятельности.

Семья имеет эстонские корни, предки со стороны деда проживали в Эстонии, чем объясняется его интерес к этому региону.

Сейчас в Эстонии все, что касается ислама, актуально, как никогда прежде. Страна готовиться принять беженцев с Ближнего Востока и Северной Африки. До сегодняшнего дня люди ничего об этих регионах и культуре слышали только из новостей. Что нас ждет и какие это несет риски для эстонского общества? Останется ли Эстония Эстонией? Культурный шок будет огромным...

Культурный шок будет не просто огромным, это обернется настоящей катастрофой. У любой вещи есть две стороны. Реально Гитлеровский нацизм привел к тому, что в современном западном обществе все, что связано с расовыми и культурными различиями – табуировано. Рассуждение о различии народов по каким-либо свойствам считается неполиткорректным, замалчиваются в прессе, и зачастую никакие исследования на эту тему не проводятся. Об этом не говорят с трибуны и в СМИ, однако, установлено, что если в обществе процент людей чуждой культуры превышает 8-11 %, то это ведет к социальной нестабильности, вызывает отторжение у коренного населения, приводит к межнациональным конфликтам. История XX-XXI веков это иллюстрирует. Перемешивание культур – болезненный процесс, особенно столь различных культур, как, эстонская и арабская.

Нужно понимать, что те беженцы, которые получают разрешение на пребывание в ЕС – не самые нуждающиеся слои общества. Известно, что это стоит достаточно больших денег, и попасть в число беженцев достаточно сложно, этот «рынок» криминализирован. И, как правило, туда попадают или люди, которые подвергаются опасности и преследованиям в своих странах, или люди, которые принимали участие в военных действиях, или криминальные элементы). Поэтому процент асоциальных элементов среди беженцев, как правило, выше, чем у них на родине. Об этом не пишут, но это факт.

Зачастую, это люди, которые прошли войны и терпели лишения; даже если они сумели приспособиться к мирной жизни, их представления о жизни, об отношениях между людьми, о применении насилия, о религиозной терпимости и т.д., совсем иные. Эти африканские и ближневосточные общества совсем другие. Эти люди более склонны к насилию, и, несомненно, у них нет уважения к государству, которое их приняло. Среди них высок уровень криминала, сильная гендерная диспропорция (мужчин, как правило, больше, чем женщин), они по-иному относятся к женщинам. Так, к примеру, во многих азиатских, восточных культурах если женщина смотрит мужчине прямо в глаза, это понимается как то, что женщина  предлагает себя. Для них это значит то же самое, как если бы европейская (эстонская) женщина сняла перед ними юбку. У них иной культурный код, складывавшийся тысячелетиями, и это нужно учитывать. Поэтому европейская манера поведения их шокирует и провоцирует насилие.

На примере других европейских стран известно, что коренное население начинает уезжать из тех кварталов и регионов, где селятся мигранты. Даже у нас в Израиле, в Тель-Авиве есть кварталы, где не встретишь ни одного белого человека. А в таких маленьких странах, как Эстония, это приводит к тому, что коренное население уезжает из страны, потому что обстановка становится некомфортной.

Интересен пример Норвегии: там за беженцами присматривают сотрудники спецслужб, которые знают всю их биографию, и выясняют, кто из них склонен к терроризму. Система построена так, что человеку, который участвует в беспорядках и криминальной активности закрыт путь к социальному продвижению в этой стране. Я думаю, что в Эстонии на данный момент нет достаточного количества квалифицированных сотрудников службы безопасности и полиции, способных вести столь сложную работу по надзору за беженцами, нет методики работы с ними. Для решения этой задачи нужна кардинальная перестройка спецслужб и полиции, введение новых законов (которые регламентируют действия в отношении беженцев), подготовка специалистов со знанием восточных языков, восточной ментальности, основ этнопсихологии. За столь короткий срок этого не сделать! Как вы собираетесь арабов из Северной Африки учить эстонскому языку? Ведь методики нет, специалисты не подготовлены! А если вы не будете их учить – они станут маргинальной частью общества. Это прекрасная почва для дестабилизации общества.

Останется ли Эстония Эстонией? Поток мигрантов неминуемо приведет к росту терроризма и исламизации страны. Я бы вспомнил пример Римской империи; одна из причин, приведшая к краху – инфильтрация в империю варваров. Одним из следствий чего стало то, что римляне перестали служить в армии. Стали рекрутировать варваров, и постепенно армия потеряла римскую дисциплину и навыки войны. Армия разложилась, а Римская империя вскоре рухнула. Думаю, что у Эстонии, по сравнению с Римской империей, еще меньше шансов сохраниться в качестве самобытной страны. Ваше правительство должно было стоять насмерть, но не принять условия ЕС о принятии беженцев.

Как появился ИГИЛ? Какие его идеологические корни? Возможно, корректнее было бы называть его не террористической организацией, а террористическим движением?

СМИ создают неверную картину: ИГИЛ не пришел из ниоткуда, и принципиально не отличается от других исламистских организаций. Все они используют террор, как эффективный метод, который деморализует, распространяет панику, усложняет координацию ответных действий. ИГИЛ сумел захватить большие территории в Сирии и Ираке, сейчас под его контролем около 50% в этих странах. Он эффективно использует пропаганду, в том числе для привлечения добровольцев. На него работают европейцы, принявшие ислам, имеющие кинематографическое и журналистское образование.

В исламе, в отличие от христианства, сильнее выражен политический аспект, отношения внутри мусульманского общества и отношения мусульман с немусульманами – кафирами (неверными) – четко прописаны в мусульманском законодательстве. Ислам, по их представлениям, единственная верная религия, быть мусульманином – быть покорным Аллаху. В этом солидарны все мусульмане. Разногласия начинаются в том, как принудить кафиров принять ислам; путем джихада (войны), или же личным примером и пропагандой.

Последние 300 лет, начиная, скажем с XVII в. не было ни одного примера, когда ислам победил бы европейцев. В свое время ислам захватил полмира, это были мощные империи, халифаты, но затем западный христианский мир перешел в наступление, и большая часть территорий, где проживали мусульмане, оказалась под властью европейских держав. Но когда СССР вторгся в Афганистан, вулкан проснулся; мусульмане впервые одержали победу. Возникли течения, выступавшие за продолжение этой войны. Они выступали не только за войну против неверных, но и за установление справедливого правления в своих собственных государствах, поскольку в соответствии с Шариатом, не должно быть слишком сильного расслоения между богатыми и бедными. Вся история ислама демонстрирует сильную склонность к насилию; не успев образоваться, исламские государства уже стали воевать друг с другом и с западным миром.

Как возник ИГИЛ хорошо известно. Абу Мусаб аз-Заркауи был основателем движения «Ат-Таухид валь-Джихад» («Единобожие и джихад»), которая сперва была независимой от Аль-Каиды, но затем объединилась с Усамой бен Ладеном. Бен Ладен был в то время тем же самым, чем является ИГИЛ сейчас, прошло уже 10 лет, и люди забыли. Учителем Абу Мусаба аз-Заркауи был Абу Абдаллах аль-Мухаджир, идеолог войны в Афганистане. Его школа учила, что есть два типа врагов: ближний враг (шииты и «коллаборационистские» арабские режимы) и дальний (европейцы, американцы). Абу Мусаба аз-Заркауи считал, что бороться нужно, в первую очередь, против «ближнего врага». Бен Ладен же считал, что главные враги – «дальние» – США и Израиль. Это привело к разногласиям. Поэтому, после убийства Бен Ладена последователи аз-Заркауи вышли из подчинения Аль-Каиде. Сам Аз-Заркауи был убит в 2006 г., во главе его организации встал Абу Бакр аль-Багдади, его ученик и фактический руководитель ИГИЛа. Вот откуда его корни.

В западных СМИ существует миф, что ИГИЛ финансирует себя сам; что они захватили в Мосуле резервы Госбанка Ирака, качают нефть и т.д. Но есть и альтернативная версия, о которой я и хочу Вас спросить:  как Вы полагаете, может ли ИГИЛ существовать без поддержки Катара, Саудовской Аравии и других суннитских стран? Кто же реально финансирует ИГИЛ?

Думаю, что это конспирология, широко распространяемая российскими СМИ. ИГИЛ финансирует себя сам; у них нет больших расходов, нет строительных проектов, не закупают современное оружие. Они захватили часть государственной инфраструктуры Ирака и Сирии. Создали службы, которые обеспечивают нормальное существование людей на подконтрольной им территории, ведут теневую торговлю нефтью, в целом, проблем с самофинансированием у них нет. Арабские страны часто финансируют исламские террористические организации в качестве откупа: мы даем вам деньги, а вы нас не трогаете.

Можно ли сказать, что из-за агрессии против Украины и из-за действий ИГИЛ рухнули международная и европейская системы безопасности?

СМИ создают неверную картину. ИГИЛ захватил несколько провинциальных городов, и совершили несколько терактов. Раньше происходили гораздо более страшные теракты, под флагом Аль-Каиды, «Братьев мусульман», «Исламского Джихада», «Хизбаллы» и других. ИГИЛ в своем нынешнем виде не может угрожать международной безопасности. Хотя одну вещь, которая может поставить под угрозу мировой порядок они сделать могут: создать эффективную террористическую сеть, которая очень хорошо законспирирована. У них квалифицированные кадры, имеющие хорошее образование – европейцы и арабы, они успешно используют западные разработки и технологии. Их идеология привлекает радикалов со всего мира. Тем не менее, на сегодняшний момент они только создают панику, но не наносят удары по ключевым объектам в Европе. Но говорить, что они представляют серьезную угрозу мировой безопасности пока рано.

Другое дело РФ. Россия – член Совета безопасности, обладает огромной армией и крупным ядерным потенциалом. Вот в случае с ней международное право перестало действовать: Россия в открытую развязала агрессию сначала против Грузии, теперь против Украины, был сбит Боинг… И Запад поначалу не знал, как реагировать! Будапештский меморандум по факту не имеет силы, Украина осталась одна. Если этот меморандум не имеет силу, имеет ли силу соглашение о военной помощи в рамках НАТО? И если завтра российские войска вторгнуться в Нарву, откуда вы можете знать, что вам не скажут, что договор также не имеет силы и помогать вам не должны? И если такие вопросы возникают, значит – да, европейская система безопасности рухнула.

Эстонию подстерегает серьезная опасность: молодые страны, которые никогда прежде не сталкивались с выходцами из ближнего Востока, гораздо проще использовать в качестве баз для террористических сетей. И большая вероятность, что именно так и случится. Гораздо проще создать такую базу в Литве, Эстонии или Словакии, чем в Германии или Франции, где спецслужбы хорошо знают, с кем имеют дело. У Украины тоже есть повод для такого беспокойства, поскольку сейчас она в состоянии войны и хаоса, и ей нет дела до мусульман.

До последнего момента в России делали вид, что проблема ИГИЛа их не касается. Теперь же Россия опасается, что он может проникать в Среднюю Азию и Северный Кавказ. Сблизит ли общий враг Россию с Западом? И позволит ли России такое сближение торговаться по другим вопросам: Украина, санкции и т.д.?

Похоже, Путину очень бы хотелось обратного, но пока ИГИЛ не является по-настоящему серьезной силой. Год назад (29 июня) ИГИЛ захватил крупный  город Мосул, это был шок для правительства Ирака, Сирии и для европейских наблюдателей. После этого стали говорить, что ИГИЛ невероятно силен, но это был эффект от его неожиданных действий.

Может ли ИГИЛ проникнуть в Среднюю Азию? Да, может. В первую очередь через афганскую границу. Но глядя на карту, понятно, что, никакой связи между Ираком и Афганистаном нет, никакие отряды ИГИЛ проникнуть из Ирака в Афганистан не могут. Откуда тогда там ИГИЛ? Там действует Талибан и просто местные боевики переходят под знамена ИГИЛ.

В последнее время Путин стал говорить, что ИГИЛ представляет угрозу безопасности России, это же заявлял и Лавров. До сих пор нет ни одного факта его террористической деятельности против России. Недавно и президент Чехии Земан, который известен как проводник российского влияния, заявил, что ИГИЛ – угроза всему человечеству и необходимо создать международную коалицию с участием России в борьбе против него. Это явная политика Путина, который хочет создать видимость, что Россия, США и Западная Европа вместе являются объектами экспансии ИГИЛ и таким образом надеется сблизится с западом. Политика его прозрачная: у нас есть общий враг – ИГИЛ, я помогу вам с ним бороться, но вы оставьте мне Украину.

Какова сейчас ситуация на Северном Кавказе? Российские СМИ создали образ В. Путина как великого правителя, усмирившего этот дикий регион. С другой стороны, М. Ходорковский недавно рассказал New York Times, что Россия на самом деле не контролирует этот регион…

На Северном Кавказе был убит предыдущий амир Имарата Кавказ, который был принципиальным противником ИГИЛ. На протяжении месяца не было официального объявления о создании нового руководства. В этих условиях некоторые полевые командиры принесли присягу руководству ИГИЛ. В сети появилось непонятное видео, где непонятно кто говорит, что все боевики Имарата Кавказ перешли под флаги ИГИЛ. Конечно, нормальному человеку понятно, что это несерьезно, запись неизвестного происхождения, на которой говорит неизвестно кто (примерно как то, если бы кто-то анонимный в сети заявил, что Эстония подчиняется ИГИЛ). Но российские СМИ стали активно раскручивать тему, что «весь Кавказ присягнул ИГИЛ». Российская пропаганда разыгрывает эту карту, потому что Путину было бы выгодно появление ИГИЛ на территории России. Если будет совершено какое-то количество терактов на территории России вроде Норд-Оста или Беслана, и ответственность на себя за это возьмет ИГИЛ, то положение Путина сильно укрепится, потому что он сможет заявить Западу о реальном терроризме против России. Полагаю, что в скором времени мы станем свидетелями терактов, ответственность за которые возьмет на себя Кавказское отделение ИГИЛ.

На Северном Кавказе идет война, и Путин не сможет ее остановить. Большая часть населения дистанцировалась от России, и не считает себя ее частью. Россия удерживает эти территории за счет того, что там дислоцируется большое количество силовиков, а также за счет зависимости их экономики от России. Там не строятся новые предприятия, система налогообложения не дает развиваться малому бизнесу, безработица, нет гражданского общества и демократических институтов. Люди вынуждены уезжать, а правящая элита получает зарплату из Москвы. Отсутствие альтернативы еще пока удерживает Северный Кавказ в России, и Путин намеренно ставит местное население перед выбором: или я или ИГИЛ. Россия продолжает быть колониальной империей, федерация она только по названию.

Северный Кавказ на грани выхода из состава России. В 1991 году мы пережили распад СССР, и нет никаких гарантий того, что этот распад не возобновится, и что нынешние границы РФ – вечны.

Мы живем во время больших перемен. Нередко миграцию из Северной Африки и Ближнего Востока сравнивают с Великим переселением народов. Угрожает ли Европе перенаселение и исламизация в длительной перспективе? Или эти страхи беспочвенны?

Угрожает. Европейцы ошибочно полагают, что европейская культура сумеет переварить мигрантов из стран третьего мира, и во втором-третьем поколении они станут европейцами. Европейцы считают себя единственной силой в мире. Но так же считает и ислам. Раньше исламская цивилизация была могущественной и завоевала полмира. И мигранты-мусульмане совершенно не собираются становиться европейцами, они приезжают в Европу для того, чтобы Европа стала мусульманской, потому что они – по их представлениям – носители высшей культуры. В Европе этого не понимают.

Нужно понимать, что если в обществе имеется большой процент инокультурного населения, общество не может его переварить. Когда количество мигрантов небольшое – их можно ассимилировать. Если же их количество около 10% и выше – они не поддаются ассимиляции и консервируются внутри своих общин. Это приводит к межнациональным конфликтам, которые мы сейчас видим.

Процесс миграции опасен во многих смыслах. В Европе демографический спад, особенно в странах с высоким уровнем жизни и образования, и никто не знает, что с этим делать. А мигранты представляют, как правило, более бедные и менее образованные слои общества; они быстро размножаются, и происходит замена коренного населения. И поскольку эти люди не владеют в полной мере местной культурой, то неизбежно происходит снижение культурного уровня страны и народа. И этот процесс приведет к краху Европы в том виде, в котором мы видим ее сейчас. История знает много таких случаев, и падение Римской империи – самый яркий ее пример.

Автор:  Taavi Minnik
Taavi Minnik, Авраам Шмулевич
Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика