Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Иран – горячая предвыборная пора

Иран – горячая предвыборная пора

До проведения президентских выборов в Иране остается всего 6 недель, в иранской столице циркулируют слухи о том, что Махмуд Ахмадинежад был вызван на допрос и даже находился некоторое время под домашним арестом, а власти вновь опасаются повторения «тегеранской весны». Что ожидает Иран и Ближний Восток после голосования , и насколько избрание нового президента может повлиять на иранскую «ядерную политику»?

Иран – горячая предвыборная пораРеформаторы

Многие иранские комментаторы убеждены, что вне зависимости от истинных результатов голосования следующим президентом Ирана станет реформатор, поскольку до Ахмадинежада президентское кресло занимал либерал Мухаммад Хатами. Сам Хатами, кстати, отказался баллотироваться в президенты и объяснил свой выбор «невозможными условиями и ограничениями, которые подавляют любую инициативу».

Теперь реформаторам предстоит сделать выбор и сплотиться либо вокруг бывшего президента Хашеми Рафсанджани, либо вокруг Мустафы Кавакебиана, члена комиссии национальной безопасности и внешней политики иранского меджлиса. Рафсанджани – более известная и популярная фигура, чем Кавакебиан, вместе с тем, бывший президент-миллионер был не раз замешан в коррупционных скандалах.

Реформаторы убеждены в том, что Иран обязан вступить в прямые переговоры с США и проявить гибкость в вопросе о ядерном досье. В одном из своих недавних выступлений Кавакебиан заявил, что «Мы будем стараться прекратить всякие международные санкции в отношении иранской экономики, деятельности банков и частных лиц. Разумеется, это потребует улучшения отношений с Соединенными Штатами… Я лично считаю, что прямые переговоры между Ираном и США могут быть конструктивным и полезным для обеих сторон».

Но будет ли президент-реформатор обладать каким-либо влиянием во всем, что касается развития иранской ядерной программы, учитывая что верховный духовный лидер Ирана, Али Хаменаи, присвоил себе все «ядерные полномочия», и, пока не собирается от них отказываться? Если судить по опыту двух каденций Мухаммада Хатами, президент-либерал будет заниматься продвижением прав человека и свободы слова, а тем временем центрифуги в Фарду и Натанце продолжат свою работу.

Среди других кандидатов от либерального лагеря — Мухаммад Шариатмадари, министр торговли, Хасан Рухани, генсек Высшего совета безопасности и член парламента Акбар Алами. Стоит отметить, что после официальной регистрации кандидатов, которая закончится в середине мая, окончательный список должен быть утвержден иранским Советом попечителей.

Консерваторы

Консерваторы, среди которых есть как сторонники, так и противники нынешнего президента, отвергают пессиместические прогнозы как «маловероятные» и ведут достаточно агрессивную предвыборную компанию против своих соперников. Среди ведущих консервативных претендентов фигурирует Манучер Моттаки, в прошлом министр иностранных дел, Эсфандиар Рахим Машаи — ставленник президента Махмуда Ахамадинежада – всего год назад являлся одной из ключевых фигур в иранской политике, однако травля его могущественного покровителя распространилась и на него самого. Недавно Машаи обвинили в «оскорблении основных постулатов шиизма», что серьезно подорвало его репутацию.

Зато недавние опросы показали, что Мухсен Резаи, экс-главы Корпуса стражей Исламской революции может набрать значительное количество голосов.

Хаддад Адель, зять Хаменаи, а также Саид Джалили, спецпредставитель аятоллы по вопросам ядерной программы также собираются вступить в борьбу за президентское кресло. Лагерь сторонников Хаменаи поддерживает и жесткий внешнеполитический курс духовного лидера, и его «ядерные» амбиции.

Примечательно, что одной из карт в предвыборной игре стала «карта Холокоста». Противники Ахмадинежада и в либеральном и консервативном лагере резко атакуют его позицию по отрицанию Катастрофы. Эта позиция недавно подверглась критике со стороны мэра Тегерана, а также Мухсена Резаи, кандидата в президенты. Вместе с тем, наиболее радикальные элементы в консервативном лагере утверждают, что отрицание Катастрофы полностью совпадает с видением мира создателем Исламской республики – аятоллы Хомейни.

Иранская весна

Могут ли нынешние выборы стать катализатором еще одной волны протестов, наподобии того, что происходило в Иране летом 2009 года? Иранские власти, как всегда, опасаются беспорядков и акций протестов, а также попыток освободить из под домашнего ареста лидеров реформистского лагеря Мир Хуссейна Мусави и Мехди Керуби. За последние четыре года экономическая ситуация резко ухудшилась, инфляция выросла, а заработная плата понизилась.

Вместе с тем, в Тегеране до сих пор отчетливо помнят как с демонстрантами расправлялись летом 2009 года. Тогда тысячи участников протестного движения были брошены в тюрьмы, сотни были расстреляны на улицах иранских городов или повешены по обвинению в шпионаже и государственной измене.

Большие перемены

Трудно поверить, что даже если на выборах 14 июня победу одержит представитель реформаторов, то ему удастся оказать существенное влияние на обозначенный духовным лидером внешнеполитический курс. Именно он является истиной в конечной инстанции и самым влиятельным арбитром, который делает выбор в пользу тех или иных политических элит в стране.

Сегодня в Иране постепенно формируются новые элиты и возникают новые лидеры. Но, скорее всего, что ощутимые перемены начнутся в Иране тогда, когда появится новый духовный лидер, который проявит большую гибкость в вопросе формирования внешней политики, и который, возможно, будет обладать меньшим влиянием на парламент, КСИР и Совет экспертов.

 

Ксения Светлова
ZMAN.com

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика