Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Иллюзия «правого поворота» в ЕС

Иллюзия «правого поворота» в ЕС

Иллюзия "правого поворота" в ЕСПобеду на выборах в Европарламент, по предварительным данным, одержала Европейская народная партия, которая получит не менее 212 мандатов. Это крупнейшее объединение правоцентристских партий из разных стран ЕС. На втором месте социал-демократы (Прогрессивный альянс социалистов и демократов). Они слегка ухудшили свой результат, проведя около 185 депутатов. Третьими к финишу пришел Альянс либералов и демократов за Европу, который получит более 70 кресел. «Зеленым» достается 55 мест. Таким образом, крупнейшие общеевропейские политические объединения, традиционно имеющие фракции в Европарламенте, будут контролировать более 500 мандатов из 751.

При этом и кандидат на пост главы Еврокомиссии от Народной партии Жан-Клод Юнкер (экс-премьер Люксембурга), и его конкурент в борьбе за главный пост в ЕС социал-демократ из Германии Мартин Шульц, и лидер либералов Ги Верхофстадт (экс-премьер Бельгии), и представители «зеленых» говорят, что будут формировать коалицию из сторонников дальнейшей евроинтеграции.

Иначе говоря, Европа — для тех, кто в нее верит. Радикалов (как правых, так и левых), националистов, ультрапопулистов и откровенных экстремистов во власть не зовут. Вероятный будущий глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, отвечая на вопрос о возможной коалиции Европейской народной партии с радикалами и националистами, вроде французского Национального фронта, сказал четко: «Нельзя искать решений вне демократических сил. Мы не будем игнорировать голосование в пользу крайне правых, но не станем с ними блокироваться».

Однако в большинстве российских СМИ сообщается, что еврооптимисты потерпели сокрушительное поражение. Появился даже странный термин «еврофобы», которым называют партии якобы одержавшие победу, вроде французского «Национального фронта» Марин Ле Пен, получившего на выборах у себя на родине около 25%, а значит рассчитывающего в Европарламенте на 22 места. Эти же партии в российских СМИ, вероятно, из пропагандистских соображений, ошибочно называют консервативными. Таким образом авторы подобных материалов стараются подчеркнуть, что речь идет о «здоровых силах», которые якобы «позитивно» относятся к России.

Только вот консерваторами, хоть и с большой натяжкой, можно назвать разве что британскую Партию независимости Соединенного королевства (получила более 30% в своей стране), но уже никак не венгерское националистическое объединение «Йоббик» (всего около 13%, хотя на национальных выборах было более 20%), в чьей риторике проскакивают откровенно неонацистские высказывания.

Сложно, даже в современном российском весьма странном понимании консерватизма, отнести к «консерваторам» лидера голландской Партии свободы (потенциальный союзник Национального фронта в Европарламенте) открытого гомосексуалиста Герта Вилдерса. Питерский депутат Виталий Милонов явно не одобрит такой трактовки понятия «консерватор». Равно как к этой категории не отнесешь и чешского националиста, сторонника прямой демократии Томио Окамура (политика японо-моравского происхождения), которого российские коллеги «по консервативному цеху» наверняка, за разрез глаз обозвали бы каким-нибудь неполиткорректным словом.

Действительно, даже если не равнять европейцев по российскому лекалу «консерватизма», все равно к этому почтенному цеху названные политические силы не отнесешь. Речь идет именно о радикалах. Иногда, как в случае с чешской партией «Да» (Ano) — о правых популистах. Иногда — о националистах, как в случае с партией Марин Ле Пен во Франции. А часто о партиях вовсе без какой-либо четкой идеологии, как в Италии, где достаточно приличный результат показало объединение «Пять звезд» сатирика Беппе Грилло.

Все эти партии отнюдь не победили. Просто их попадание в Европарламент свидетельствует о том, что старые политики европейцам надоели. Выползая из экономического кризиса, они ждут кого-то посвежее. И тогда там, где действующая власть обанкротилась, а ее предшественники надоели населению еще больше (как это случилось во Франции), у радикалов есть хороший шанс.

Но для них это только лишь входной билет в Европарламент. Сформировать там свою фракцию радикалы вряд ли смогут. Для этого им надо собрать не менее 25 мандатов (у Национального фронта, скорее всего, будет 22), причем в объединение должны войти представители не менее чем семи стран ЕС. В теории это, конечно, возможно. Особенно если простым математическим методом объединить британских евроскептиков с голландскими националистами, приплюсовать сюда еще Австрийскую партию свободы и единственного попадающего в Европарламент чешского праворадикала, добавить в это «ирландское рагу» греческих неонацистов из партии Хриси Авги («Золотая заря»), а также «Истинных финнов», венгров из «Йоббик» и ряд других партий.

Однако единственное, что объединяет эти национальные партии — неприятие сегодняшнего Евросоюза. Как только дело дойдет до реальной совместной работы, они покажут, что настоящие радикалы отличаются полной неспособностью идти на компромиссы. Британцы, например, уже заявили, что прошлое французских националистов «попахивает», и они не станут объединяться с фронтом Ле Пен в коалицию. Также трудно, скорее всего, пойдет процесс переговоров и у всех остальных. Набрать во фракцию представителей семи стран шансов практически нет.

Но даже если бы и это получилось, то радикалы не все равно не смогли бы повлиять на процесс избрания нового главы Еврокомиссии, который, в отличие от Европарламента, имеет реальную власть в ЕС. Европейская народная партия получила результат достаточный, чтобы требовать назначения на этот пост Жан-Клода Юнкера. И если будет избран кто-то другой, то случится это вовсе помимо Европарламента – волевым решением глав государств ЕС на их саммите, который пройдет во вторник.

В завершение стоит отметить, что если бы СМИ, которые подняли шумиху в связи с якобы состоявшейся победой праворадикалов и «друзей Кремля» на выборах в Европарламент и оказались правы, Россия бы от этого все равно ничего бы не выиграла. Потому что большинство европейских «правых» готовы жонглировать своей дружбой с Москвой лишь ради приобретения большей поддержки избирателей. В действительности же, за редкими исключениями, трудно себе представить больших русофобов, чем европейские ультраправые. С нынешними российским властями они не совпадают даже по второстепенному вопросу о признании прав гомосексуалистов, не говоря уже о такой концептуальной вещи, как оценка роли России в Европе и мире.

Иван Преображенский
rosbalt.ru

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика