Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / ИГИЛ атакует на Западе

ИГИЛ атакует на Западе

Curtis Culwell Center,  Гарленд, шт. Техас. Место, где произошла атака
Curtis Culwell Center, Гарленд, шт. Техас. Место, где произошла атака

Атака 3-го мая на конкурс карикатур на Мухаммеда в Гарленде, шт. Техас, возбудила много дискуссий о связях нападавших с Исламским Государством, также известным под именами ИГИЛ, ИГИШ и Да’аш. Были ли нападавшие агентами ИГИЛ? Была ли это ячейка новой террористической сети на Западе?

Несомненно, джихадисты из Гарленда имели некоторые связи с ИГИЛ. Их лидер, Элтон Симпсон, использовал Твиттер для обмена призывами к насилию с Мухаммедом Абдуллахи Хасаном (также известным под именем Моджахед Миски), 25-летним вербовщиком для ИГИЛ, выросшим в Миннеаполисе. Хасан написал 23 апреля: «Братья, атаковавшие «Шарли Эбдо», уже сделали свое дело. Теперь пора братьям из США сделать свое.» К сообщению была приложена статья изBreitbart.com о конкурсе карикатур на Мухаммеда. Именно ona, похоже, привлеклa внимание Симпсона к Гарленду. Симпсон переслал по Твиттеру этот призыв к действию и ответил: «Они никак не научатся. Они планируют конкурс на лучшее изображение [Мухаммада] в Техасе.» Хасан продолжал подстрекать Симпсона: «Один человек способен поставить всю страну на колени.»

ИГИЛ взял ответственность за нападение в Гарленде, назвав боевиков — Симпсона (30 лет) и Надира Хамида Суфи (34 лет) — «двумя бойцами халифата», чьи смерти завоюют им «самый высокий чин в раю.»Радиостанция «Байан», принадлежащая ИГИЛ, постаралась максимально эксплуатировать эту атаку с целью запугать американцев, передав, что «грядущее будет хуже и страшнее», когда «бойцы Исламского Государства» будут «творить ужасы».

Но, насколько известно, ни Симпсон, ни Суфи не получали от ИГИЛ денег, оружия или военной подготовки, а также не обсуждали с ним свои планы и не спрашивали его разрешения. Кроме того, ни один из них не посещал Сирию или Ирак.

Это соответствует закономерности: ИГИЛ не занимется планированием атак и не осуществляет командование ими, а использует свое влияние для подстрекательства мусульман против их соседей-немусульман, как это произошло в Оклахома-Сити. Оно занимается духовным предводительством, выбором цели и пропагандой, но не логистикой, командованием и контролем. Когда оно берет на себя ответственность, оно делает это в пропагандистских, а не организационных целях.

Поэтому, вероятно, можно отвергнуть как пустое бахвальство заявление ИГИЛ о том, что оно уже обучило 71 своих бойцов, которые в 15 штатах США «лишь ждут нашего приказа для атаки любой намеченной нами цели», тем более, что 23 из них вызвались добровольцами на «миссии, подобные» атаке в Гарленде. Но американские правоохранительные органы должны следить за тысячами таких, как Симпсон и Суфи, поддерживающими связь с ИГИЛ и в любой момент могущими обратиться к насилию. Тем не менее многолетняя слежка за Симпсоном в конце концов оказалась бесплодной. В эпоху глобального джихада, когда каждый благочестивый мусульманин является потенциальным «бойцом Халифата», концепция «одинокого волка» потеряла смысл.

В отличие от Аль-Каиды (чья модель нам более знакома), поддерживающей интенсивную связь со своими агентами и детально контролирующей их действия, ИГИЛ не занимается непосредственной организацией сложных атак против «неверных» на Западе. Вместо этого оно стремится к контролю территорий на Ближнем Востоке (например, в Ливии, Йемене, Сирии и Ираке). Оно призывает западных мусульман переселяться в Сирию. Атаки на Западе являются побочным эффектом контрабанды его бойцов через Средиземное море в Европу.

И все же модель ИГИЛ представляет собой сравнительно бОльшую опасность. Хоть его атаки непрофессиональны и менее смертельны по сравнению с атаками Аль-Каиды, потенциально они гораздо более вероятны. Его атаки легче сорвать, но труднее предвидеть. Подход ИГИЛ является более эффективным, если считать не количество убитых, а политический результат — например, препятствование публикации карикатур на Мухаммеда.

Другими словами, вдохновление опаснее, чем непосредственная организация. Все, что требуется от ИГИЛ — это лишь опубликовать в своем журнале цель или послать подстрекательское сообщение в социальных сетях, и его потенциальная армия уведомлена. ИГИЛ не нужно разрабатывать секретные коммуникации, готовить кадры, переводить деньги за границу, выбирать и отслеживать цели, отдавать приказы о нанесении ударов и давать тактические указания.

В своем анализе Би-Би-Си упускает главное, утверждая, что если ИГИЛ может «доказать, что оно планировало и командовало [нападением в Гарленде] — а не просто заявлять о своей причастности после событий, это было бы важным развитием». Однако угроза ИГИЛ заключается не в планировании и командованием атаками, а просто в словах и речах.

В настоящее время иранский режим представляет собой наибольшую опасность для Ближнего Востока. Следующая, более развитая и более опасная форма исламистского насилия для Запада — это ИГИЛ. Будут ли эти смертельные враги распознаны вовремя?

Даниэль Пайпс
The Washington Times
Подлинник (оригинал) статьи на английском языке: ISIS Attacks the West
Перевод с английского: И. Эйдельнант
ru.danielpipes.org

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика