Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Культура / И еще пару слов про редакторов

И еще пару слов про редакторов

29004764332_dffb643444_b

В конце прошлого года, послав свои тексты в несколько изданий, познакомился с их редакторами. И первоначально общение с ними предвещало самые радостные перспективы, а завершилось пшиком.

Первая дама работает заведующей отделом в очень солидном журнале почти с вековой историей.

Она сама написала мне, предложила сотрудничество.

Сначала речь шла о том, чтобы найти информационный повод для моей публикации. Когда повод нашелся и вполне убедительный, посоветовала написать что-то еще. Когда за короткое время получила с десяток моих заметок, сообщила, что пока присылать больше не надо.

Когда же прошло несколько месяцев, вдруг написала мне, что у них главный редактор тугодум, и потому статьи могут лежат от года до двух лет (в журнале!), но могут быть вообще не печататься и после такого длительного ожидания. Когда прошло еще несколько месяцев, она же рассказала мне, что стоит что-то предложить на сайт журнала. Но при том иметь в виду, что его редактор — дама странная, и логика ее действий (что берет, а что нет — никому непонятны.) В результате через полгода переписки я узнал, что главред печатает тексты с трудом, тоже и с сотрудничеством журналом, если иметь в виду сайт.

На мой прямой вопрос: почему о том же самом нельзя было сказать сразу, не морочить мне голову, ответа не получил до сих пор.

И все время ожидания достоверной информации дама та числилась моим другом на ФБ, где регулярно печатала ссылки на свои публикации в самых различных изданиях. Надо признать и отдать редактору должное — пишет она много, публикуется часто. Как она при этом успевает выполнять свои редакционные обязанности, ума не приложу.

На ФБ почти ежедневно появлялись то фото с ее текстами где-нибудь, то слова о том, что она бедная и несчастная, поскольку вынуждена читать книги-кирпичи, делать обзоры толстых журналов на десятки тысяч знаков (будто бы кто-то заставлял ее заниматься литературным творчеством.)

Прекратив с нею переписку, я послал тексты и главреду, и редактору сайта. Ни слова от них не получил (в России тут устроено так: или сразу отвечают отказом, или в течение месяца сообщают какую-то информацию, или не отвечают вовсе.)

Таким образом, выходит, что и про главреда, и про ведущую сайта журнала литературная критикесса сказала все правильно. Но вопрос о том, почему нужно было так долго дожидаться разъяснений, почему, зная обо всем этом изнутри процесса, она предлагала еще и еще писать для журнала, где работала, остался невыясненным.

Илья Абель
Автор Илья Абель

Возможно, я ошибаюсь, но мне только одно объяснение парадокса показалось приемлемым: имея в портфеле много текстов, она могла быть спокойна за свое положение в редакции, а то, что почти ничего из них не идет, списывать на собственное руководство: с любой точки зрения хорошо и удобно, не придерешься. Уважительно ли такое отношение к авторам? Вопрос риторический.

Другая литературная дама, работающая главредом музыкального издания, в ответ на направление ей моей большой статьи, удивила меня постановкой вопроса: она настолько хороша, что я ли писал присланный в редакцию журнала материал?

Ну, вот что на это можно ответить. Меня сходу обвинили, между прочим, в плагиате и графоманстве, но при том — похвалили.

Чтобы как-то разрядить неудобно высказанную похвалу, мне подсластили пилюлю, заверив, что все выйдет прямо в ближайшем номере. Потом выяснилось, что место для текста в нем не хватило, и он, текст перенесен в следующий номер. Тоже самое мне подтвердила солидная дама-музыковед, президент фонда, который и издавал данный музыкальный ежемесячный журнал. Но и через месяц статья не вышла, не вышла и через два-три месяца, после чего не сразу, а после моего запроса известили меня, что статья, очень хорошая, просто замечательная вообще не выйдет никогда в журнале, но сколько угодно я могу публиковаться на сайте издания. Мне показалось, что несколько месяцев ожиданий, клятвенных обещаний — более чем достаточно, чтобы не иметь дела с этим изданием, о чем и написал редактору его.

Прошло полгода, и, делая вид, как будто ничего и не было, редактор спрашивала меня, может ли она напечатать на сайте другой мой текст. Я ответил отказом, не изменив позицию: разъяснений, извинений я от издания до сих пор не получил, а потому продолжать сотрудничество не посчитал возможным.

Третья история такого же рода и практически в те же месяцы конца прошедшего года произошла с редактором журнала поэтического, который в бумажном виде выходит не в Москве, как два описанные выше, а в провинции, но пользуется авторитетом.

Я написал большую статью о поэзии. Редактору она понравилась, но он попросил ее сократить. Через короткое время я отправил ему второй (!) вариант текста. Через два месяца он прислал его со своими предполагаемыми правками (то есть, это уже третий вариант). Они мне не понравились, но частично я их учел настолько, насколько считал такое возможным. К редактору по электронной почте ушел четвертый вариант статьи. Но в сокращенном мною виде в контексте его правок редактору текст не понравился. Он требовал, чтобы мои сокращения были в текст возвращены, то есть, речь шла уже о пятом варианте того же текста, о возвращении к первоначальной его редакции.

Такая работа показалась мне утомительной. И я прекратил всякое общение с этим литературным занудой, о чем не пожалел нисколько: гонораров он не платит, а отнимает массу времени на то, что можно было в принципе, решить с первого раза.

Приняв такое решение, я послал первоначальный вариант текста в Континент USA, где он вышел чуть ли ни на следующий день без всякой мороки и ненужных проблем.

Я не о том хотел сказать, что в Москве, в России в журналах работают плохие редакторы. Отнюдь нет, у меня за нынешний год было несколько случаев, которые убеждали, что редакторы — порядочные, профессиональные, ответственные люди, которые дорожат творчеством авторов.

Однако, повторю еще раз — традиционно к авторам, присылающим в редакцию свои материалы, относятся по-российски как к просителям. Со всеми особенностями такого обращения с теми, кому что-то от редакторов нужно. Советский опыт дает массу примеров по данному поводу. Нередко литературные контакты не становятся здесь исключением из правил, хотя и не всегда есть норма общения автора и редактора, что тоже надо отметить для полноты картины — литературного процесса в современной России.

Илья Абель

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика