Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Говорят, что воровала колбасу

Говорят, что воровала колбасу

Осуждена станичница Татьяна Гутрова, единственная из потерпевших, доказавшая тесную связь милиции с цапками

Говорят, что воровала колбасу
Татьяна Гутрова у Прикубанского районного суда перед вынесением приговора. Фото: Анна Артемьева/«Новая газета»

Прикубанский районный суд в понедельник вынес приговор Татьяне Гутровой, жительнице станицы Канеловской, потерпевшей по делу Цапков. Суд признал ее виновной в совершении серии краж и грабежей, всего — 7 эпизодов. Гутровой дали 8,5 года колонии — сколько и просил прокурор. Однако судья для такого значительного срока дала отсрочку — Татьяна воспитывает троих детей, ждет четвертого, и государство разрешило ей самостоятельно дорастить их до 14 лет.

Вместе с ней были осуждены ее бывший муж Дмитрий Джидзалов, а также станичники Григорий Виниченко и Эдуард Завалов. Джидзалов и сообщник Виниченко получили по 9 лет строгого режима, а организатор преступной группировки Завалов — 14 лет особого.

Согласно обвинительному заключению, в течение 1,5 года группа грабила продовольственные магазины и офисы и даже два храма. Но в основном — продмаги. Выносили колбасу (много), сигареты, алкоголь, сыр, шоколадные батончики и мороженое. Перечисление украденного заняло у суда 3 дня. Несмотря на промышленные масштабы похищенного, прокуратура утверждает, что вывозили грабители все в багажнике легковушки, а каналы сбыта не указываются совсем. То ли ели, то ли закапывали. Сама Татьяна гуманизма суда не оценила, отсрочке не обрадовалась и после приговора разрыдалась. Намерена оспаривать: «Как я буду жить с судимостью?»

Новая уже писала о ней (см. № от 3 декабря 2012 г.). Летом 2010 года в дом к молодой женщине ворвалась группа крепких парней — избили мужа, перерыли шкафы, стреляли и чуть не попали в ее полуторагодовалую дочь, а ее саму отвезли в Кущевку — били по лицу, рвали волосы, пугали изнасилованием… Это были не цапки, это были кущевские менты, расследовавшие то самое дело о серии грабежей в крае, а возглавлял группу начальник кущевского уголовного розыска Юрий Фитисов. Гутрова, пережив страшную ночь в ОВД, отправилась писать заявление в Ейский СК. И дело пошло. Кущевские менты, попытавшись и не сумев решить вопрос деньгами, обратились к цапкам. Начальник криминальной милиции Вячеслав Семенихин и Сергей Цапок встречались за кущевским стадионом. И уже цапки пришли в дом на окраине Канеловской и пытали немолодую маму Тани. Протыкали руку шампуром, требовали, чтобы дочка заявление из СК забрала…

Я прошу прощения у читателей за подробности. Дело Гутровой — единственный эпизод, вошедший в дело цапков, подтверждающий сцепку банды и силовиков. При этом ни один из полицейских осужден не был — заказчик Семенихин проходил лишь свидетелем, Фитисов не привлечен в связи «с деятельным раскаянием». Только начальник отдела по борьбе с экономическими преступлениями Алексей Молочный, стрелявший в полуторагодовалую девочку, скрывается — местные говорят, так себе скрывается, живет в Ростове, у брата, тоже полицейского, правда, отрастил бороду. При этом, судя по показаниям следователя СК, который начал разбирательство по заявлению Гутровой изначально, дело не было висяком, напротив — перспективное было дело, поэтому менты и занервничали, и позвонили цапкам.

Дело ментов начали хоронить, когда в станице произошло убийство 12 человек, а карьера цапков закончилась. Это легко проследить по документам. Значит ли, что установка на сокрытие плотной связи между цапковской группировкой и силовиками была дана приехавшим в Кущевку следователям изначально? Кем? Вот и небогатое эпизодами дело «Мистера Миллиона» Александра Ходыча — начальника кущевского РУБОПа и кума Сергея Цапка, помогавшего группировке рейдерством и правовой поддержкой, было выделено в отдельное производство и быстро прошло в полузакрытом режиме. Рейдеру Ходычу, кстати, дали на полгода меньше, чем Гутровой, вроде как воровавшей колбасу.

На основном суде по цапкам подробностей связки «менты—цапки» мы тоже не услышим. Мама Гутровой, Дося Николаевна Новицкая, погибла от взрыва бытового газа незадолго до начала процесса, допросить не получится. Сама Гутрова на разбор своего эпизода тоже не явилась. Присяжных знакомили с набегом цапков на домик в Канеловской 1 марта — как раз в этот день читался приговор, и Таня, придерживая живот, думала, как передать сережки сестре, когда ее осудят, и каково это — рожать в тюрьме. Присяжным прокурор сообщил, что Дося Николаевна «уже умерла», зачитал ее показания о людях в масках, перешел к материалам экспертиз — кровь, шампуры, фототаблица.

Представляющий гособвинение на процессе по цапкам прокурор Виктор Антипов в беседе с «Новой» удивился, что Тане дали отсрочку, но одобрил, что сел ее муж. Сообщил «Новой», что ментов в суд они, конечно, вызывали, но они навряд ли явятся — кто в бегах, кто болеет. Гутрову они вызывать не намерены — когда пытали ее маму, Тани дома не было, поэтому «по сути дела» она ничего прояснить не сможет.

 

Елена Костюченко
Фото Анны Артемьевой
novayagazeta.ru

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика