Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Новости / «Гомосексуальный акт продолжает оставаться грехом»

«Гомосексуальный акт продолжает оставаться грехом»

Этот материал не рекомендуется лицам моложе 18 лет.

"Гомосексуальный акт продолжает оставаться грехом" Своим призывом к терпимости по отношению к гомосексуалистам папа Франциск вызвал восторженную реакцию. Рано радоваться, считает теолог Давид Бергер (David Berger). Слова папы, направленные против пропаганды гомосексуализма, ставят его в один ряд с такими гомофобами, как российский президент Владимир Путин. Этот материал не рекомендуется лицам моложе 18 лет.

Spiegel Online: На борту самолета на обратном пути из Бразилии в Европу папа Франциск был разговорчив. «Если человек является геем, стремится к Господу и имеет добрую волю, то кто я такой, чтобы судить его?» – сказал он, вызвав тем самым у некоторых комментаторов бурное ликование. Это на самом деле была сенсация?

Давид Бергер: Крайне наивно, когда в этой связи кто-то начинает говорить о прорыве. Как должны реагировать геи или лесбиянки, если им говорят: «Я не хочу, чтобы ты подвергался дискриминации, но проявить свою «тенденцию» ты, тем не менее, не имеешь права»? Гомосексуальный акт, в соответствии с доктриной, продолжает оставаться грехом. Именно здесь и зарыта собака, и я как католик по-прежнему чувствую себя изгоем.

– Тем не менее Франциск открыто высказался против изоляции гомосексуалистов в обществе. Его заставили это сделать его советники, или это его истинное желание?

– Я не считаю, что это было пиар-акцией. Но он и не сказал ничего революционного. То, что геи не должны подвергаться дискриминации, написано в катехизисе. Но если Франциск тут же заявляет, что гомосексуалисты, тем не менее, не имеют права заниматься рекламированием своей сексуальной ориентации, то в таком случае он оказывается в одном ряду с российским президентом Путиным, одобряющим законы о запрете «пропаганды гомосексуализма».

– То есть нет никакого движения в области большей открытости церкви, и все это – просто шумиха?

– Я хотел бы видеть больше открытости. Но для этого должны появиться элементарные новшества в области доктрины – а их я и не вижу. Возьмите, к примеру, категорическое нежелание Франциска посвящать женщин в сан священников. «Эта дверь закрыта», – заявил он. Из сказанных им слов можно сделать вывод о том, что нынешний папа при всей его либеральности придерживается старых взглядов относительно роли полов. Поэтому я не считаю, что волна выхода из церкви будет остановлена и прекратится сокращение количества священников.

– Действительно ли в Ватикане существует так называемое гей-лобби?

– Существуют сообщества, внутри которых поддерживаются связи для того, чтобы скрыто заниматься сексом. Однако не существует организованных групп, которые могли бы выступать за права гомосексуалистов и хотели бы изменить церковную доктрину. В свое время я сам испытал в Риме, скорее, нечто противоположное. Большинство священников-гомосексуалистов – это очень набожные, послушные люди, для которых совершенно чуждой является сама мысль об организации какого-то переворота.

– Они также ориентированы на защиту личности и могут быть подвергнуты шантажу из-за своей сексуальной ориентации?

– Конечно, речь всегда идет о власти. В католической церкви нередко начальники оказывают давление на геев среди священников, и делается это для того, чтобы использовать их в своих интересах.

– Итальянские активисты из числа гомосексуалистов с момента вступления в должность Бергольо (Bergoglio) отмечают некоторое улучшение в отношениях с церковью.

– В преимущественно католических странах высказывания Франциска вполне могут вызвать улучшение. Но в Германии мы ведем дискуссии на совершенно ином уровне. В Италии священник-гомосексуалист может быть доволен, если он получит крохи, падающие со стола господина. Там мягкая дискриминация уже воспринимается как прогресс. В Берлине или в Кельне ситуация другая: мы не обязаны питаться крохами. Либо мы сидим за столом, либо мы не участвуем в трапезе.

– Франциск назвал любую форму лоббизма вредной, упомянув при этом масонов и политические силы в Ватикане. А какова его позиция в области теологии?

– Позицию Иоанна Павла II или Бенедикта XVI можно было точно определить, тогда как сделать то же самое в отношении Франциска невозможно. Его теология – это, скорее, своего рода народный католицизм латиноамериканского образца. Многое из того, что в настоящий момент восхищает верующих, представляет собой всего лишь католическую версию некоторых обычаев евангелических сект, в которые сейчас отмечается большой наплыв. Когда он после своего избрания попросил народ его благословить прежде, чем он сам это сделает, речь шла, например, о ритуале благословения у пятидесятников.

– Создается впечатление, что новый понтифик формулирует свои мысли не очень точно, а иногда и противоречиво, что приводит к недопониманию.

– Это верно. Бенедикт XVI говорил как по писаному, и почти все его слова были продуманы до деталей. Тогда как высказывания Франциска часто оказываются противоречивыми. Так, например, он недавно заявил, что атеисты сродни дьяволу, а через некоторое время он сказал, что они почти также хороши, как христиане. В этом смысле у его пресс-секретаря много работы по корректировке и приданию его высказываниям относительного характера. Что касается интеллекта, то выбор Франциска можно считать фиаско для католической церкви. Однако широкие массы, судя по всему, в восторге от его харизмы.

– Как обстоит дело с сохранением «целибата» при Франциске?

– В настоящее время в этом вопросе происходит много сдвигов, в том числе в консервативных кругах. Однако с точки зрения официального учения здесь ничего не изменится. Запрет сексуальности остается самым важным фактором власти католической церкви.

 

Аннетте Лангер (Annette Langer)
inosmi.ru

.
.
.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика