Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Глобальный кризис. Причины и пути выхода

Глобальный кризис. Причины и пути выхода

На днях в международном издательстве Lap-publishing вышла моя книга по этим названием. Желающие приобрести ее в печатном или электронном варианте могут сделать это через онлайн магазин связанный с издательством (www.ljubljuknigi.ru; order@ljubljuknigi.ru).

Ниже даю вступление и первую главу книги.

Глобальный кризис. Причины и пути выходаВступление

Предлагаемая вниманию читателя монография базируется на исследованиях автора последних 3-х лет, часть из которых опубликована в философских журналах и сборниках и докладывалась на международных конференциях, в частности на Всемирном Философском Форуме под эгидой ЮНЕСКО. Другая часть размещена на ряде философских сайтов в Интернете..

В первой главе описывается состояние современного человечества, основные проблемы, стоящие перед ним, и угрозы ему, включая угрозы самому его существованию. Показывается, что большинство из этих проблем и глобальный кризис в целом не может быть разрешено без, прежде всего, философского осмысления и разрешения их.

Во второй и третьей главах описывается состояние современной философии и других гуманитарных наук и показано, что в этом состоянии они не способны дать ответ на вызовы, которые ставит перед ними глобальный кризис человечества.

В четвертой главе показано, что причиной такого состояния современной философии и прочих гуманитарных наук и, как следствие, опосредованной и в ряде случае непосредственной причиной самих глобальных проблем  и кризиса в целом, является кризис рационалистического мировоззрения. Показано, что причиной кризиса рационалистического мировоззрения, послужил кризис так называемого классического рационализма, того рационализма, который был основой становления и расцвета европейской и западной цивилизации в целом. Показано, в чем заключались ошибки в базовых положениях классического рационализма, как они были использованы его философскими противниками для его ниспровержения, а вместе с ним ниспровержения и рационалистического мировоззрения как такового. Описаны несостоятельные попытки сторонников рационалистического мировоззрения отстоять классический рационализм, либо исправить его таким образом, чтобы сохранить  рационалистическое мировоззрения как таковое.

В пятой главе излагаются основы разработанного автором неорационализма и в частности единого метода обоснования научных теорий, который исправляет ошибки классического рационализма, сохраняя его достоинства и рационалистическое мировоззрение как таковое. Опровергаются ошибочные утверждения противников рационалистического мировоззрения.

В шестой главе на примере анализа марксизма демонстрируется возможность применения единого метода обоснования в сфере гуманитарных наук и в частности для оценки степени научности

гуманитарных теорий. Применение единого метода обоснования в философии и других гуманитарных науках дает общий язык представителям разных течений в этих науках и возвращает им способность противостоять вызовам глобального кризиса.

В последующих главах исследуются конкретные проблемы, порождающие глобальный кризис человечества и требующие, прежде всего, философского разрешения, и указываются пути их разрешения на базе неорационализма и единого метода обоснования.

 

Глава 1

Общая картина

Суть глобального кризиса — потеря устойчивости системы «Человечество», потеря, которая грозит ее коллапсом в различных вариантах, не исключая полное самоуничтожение. Основные угрозы, создаваемые кризисом, таковы:

1. Наличие и умножение всевозможных средств массового уничтожения, первым и главным среди которых является атомное оружие. Есть и соизмеримые по опасности с ним химическое и биологическое, а главное все время изобретаются все новые виды (под бравурные вопли о прогрессе и достижениях науки и техники). Причем нет сомнения, что некоторые, если не из уже созданных, то ожидаемых и вероятных в ближайшем будущем, в каких-то отношениях будут более опасны, чем атомное.

2. Рост конфликтности между странами и дестабилизация положения внутри стран, за которыми стоит, прежде всего, недовольство несправедливостью распределения материальных благ между странами и внутри них и культурно религиозно ценностные противоречия, обостряемые процессом интеграции. Наиболее яркие проявления этой конфликтности это антиглобалистское движение, противостояние исламского фундаментализма и Запада, протестные движения типа «Захвати Уолл-стрит» внутри западных стран и т.п. Наличие и потенциальная возможность возникновения все новых и новых вооруженных конфликтов на планете, в части из которых есть вероятность, все время нарастающая, применения оружия массового уничтожения — одна из главных, если не самая главная угроза человечеству сегодня.

3. Террор, по масштабам превосходящий все, что бывало в предыдущей истории человечества, с угрозой овладения террористами все тем же оружием массового уничтожения или осуществления теракта с помощью конвенционального оружия, но на объектах типа атомных электростанций, с последствиями, не уступающими по масштабу применению оружия массового поражения. Причем по мере роста научно технического прогресса нарастает вероятность овладения ОМП или совершения соизмеримой по масштабу диверсии не только крупными террористическими организациями, но и террористами одиночками и просто маньяками и психопатами.

4. Разрушение экологии по различным параметрам с вероятностью непредсказуемых природных катаклизмов.

5. Техногенные катастрофы, которые в перспективе, могут сравняться по масштабу с последствиями атомной войны или природных катастроф, вызванных разрушением экологии.

6. Периодические экономические локальные и глобальные кризисы, способные спровоцировать хаос, беспорядки и дальнейшее развитие по одному из предыдущих сценариев.

7. Стремительное и все ускоряющееся изменение действительности, в которой мы живем. В последние десятилетия темп изменений вырос и продолжает расти так быстро, что адаптивная способность человечества становится под вопросом. В современном обществе люди в большинстве не только отошли от работы на земле, но и от физической работы вообще. При этом они разделились на множество профессий, причем представители одних профессий плохо представляют себе, чем занимаются другие. Это накладывается на разрыв и непонимание между поколениями, а последнее сменяется разрывом и непониманием между возрастными группами с разницей в возрасте в 5-10 лет. Стремительное развитие науки и техники требует изменения школьных программ, в результате разница между выпускниками с разрывом в 10 лет делает их представителями разных культур, по крайней мере, в сфере информационных технологий, которая, чем дальше, тем большую играет роль во всех сферах жизни.

А это в сочетании с биотехнологиями и генной инженерией скоро приведет не просто к непониманию между различными группам общества и возрастными группами, а к разделению человечества на разные виды с разными генными модификациями и разными встроенными чипами, по-разному взаимодействующие с глобальным электронным мозгом. Все это усугубляется непрерывным изменением масс культуры, в которой требование новизны форм, стиля и т.п. стало условием преуспевания и выживания. Но главным в изменении условий жизни является лавинообразный рост информации вообще и научной в частности. Это приводит к тому, что никто, включая политиков и ученых, не видит картину происходящего в стране или на планете во всей ее полноте, а, следовательно, не в состоянии адекватно оценивать последствия тех или иных процессов, решений или действий.

Для того чтобы оценить степень потери устойчивости системой «Человечество» на сегодня, достаточно вспомнить не совсем еще минувший мировой финансово-экономический кризис, многочисленные природные катаклизмы, сотрясающие человечество в последние год – два, овладение атомным оружием Северной Кореей и почти овладение Ираном, намечающаяся на планете смена полюсов экономической и военной мощи, многочисленные «цветочные» революции с трудно предсказуемым ближайшим, тем более отдаленным исходом. Последний букет таких революций расцветает буквально сейчас на Ближнем Востоке. Нужно учесть еще, что потеря устойчивости в самых разных системах характеризуется сначала медленным накоплением изменений, отклоняющих систему от положения устойчивого равновесия, а затем, когда эти изменения достигают некого критического для системы значения, происходит стремительный обвал — разрушение.
Приближение человечества к критической точке, ощущается сегодня на каждом шагу. Оно проявляет себя в заметном изменении целевой ориентации и ценностных установок правительств разных стран и отдельных граждан. Картина становится похожей на описанный Ильфом и Петровым пожар Вороньей Слободки. Все знают, что пожара не миновать и поэтому никто уже и не пытается его предотвратить, каждый заботится лишь о своей шкуре. Конечно, разговоров о глобальном кризисе или отдельных аспектах его (например, изменение климата) и необходимости поиска путей выхода из него в СМИ и на бесконечных форумах и конференциях происходит много и их число непрерывно растет. Но за ними все явственнее проступает забота каждого народа о своем национальном интересе и каждого индивида – о своем личном. Вот как бы нам (или мне) поменьше пострадать в надвигающемся кризисе, которого не избежать, а еще лучше – поживиться в этой ситуации за счет других.

Это особенно характерно не для рядовых граждан, а для представителей элит, которые в этой ситуации либо тяготеют к радикализму, фанатизму и агрессивности, либо впадают в откровенный цинизм, как, например, многие банкиры, накануне и во время финансово экономического кризиса. Один из аспектов этого явления  — это сочетание осознания в связи с кризисом важности новых идей с ростом препятствий на пути их признания, связанным с вышеупомянутым ростом эгоизмов индивидуальных и групповых во время кризиса и ожидания катастрофы. Новые важные идеи, новые общественные теории и т.п. не могут не затрагивать интересов властных и прочих элит, разных групп населения и отдельных индивидуумов. И как бы эти идеи не были важны для общества в целом, в ситуации типа Воронья Слободка перед пожаром, все эти элиты, группы и индивидуумы, защищая свой личный или групповой интерес, стараются не пропустить, утопить эту идею. По принципу: глобальный кризис авось как-нибудь рассосется, а вот признание этой идеи нам (нашей группе) или мне лично точно повредит. И даже в ситуации очевидной неизбежности общего краха, большинство будет руководствоваться принципом: умри ты сегодня, а я завтра. Еще один мультипликатор нарастания кризиса в такой ситуации  это неспособность большинства людей в экстремальных обстоятельствах нарастающего кризиса углубляться в сложные идеи. И как следствие, жажда простых решений, которых в случае глобального кризиса просто быть не может. И конечно, спрос рождает предложение и, как всегда в таких случаях, появляется много шумных лжепророков со своими «элементарными» решениями всего и вся, чем отвлекают народ от серьезных идей и дополнительно осложняют их признание.

Легко видеть, что в основе глобального кризиса лежит с одной стороны научно-технический прогресс, который, обеспечивая человечество колоссальными созидательными возможностями, обеспечивает его также еще большими разрушительными. С другой – неспособность современного человечества предвидеть отдаленные последствия научно-технического прогресса, а также неспособность различных групп человечества: народов, стран, партий, религий и прочих идеологических течений находить между собой общий язык и договариваться мирным путем. Последнее связано с отсутствием единой принятой всем человечеством морали и системы ценностей, что является еще одним важным фактором, способствующим неустойчивости системы «Человечество».

Можно, конечно, сказать, что последнее было всегда. Это верно, но прежде не было самой возможности уничтожения человечества. Поэтому жили хуже, чем могли бы жить, отдельные люди и даже народы погибали преждевременно, но угрозы (рукотворной и реальной) выживанию человечества не было. Сегодня она есть. Кроме того, раньше не было такой связности всего, что происходит в мире. Раньше каждый народ исповедовал «свое добро и свое зло» и его система ценностей и морали касалась, в основном, его самого и отчасти его ближайших соседей. Сегодня, благодаря глобализации и в частности развитию СМИ, это во многих случаях касается всего человечества. Если, скажем, Китай не соблюдает экоэтику и выбрасывает в атмосферу больше газов, чем другие, то он отравляет воздух, которым дышат все на планете. А если какая-либо страна или даже отдельная фирма, или даже отдельный человек сбрасывает в интернет порнофильмы, то он отравляет ими экологию души опять же по всей планете.

Поэтому выработка единой для всего человечества системы ценностей является сегодня необходимым условием сохранения устойчивости системы человечество. Причем эта система ценностей должна быть объективно обоснованной, оптимальной, соответствующей современной действительности и в частности угрозам, порожденным глобальным кризисом. Иначе она сама будет создавать напряжение, ведущее к кризису. Сегодня же мы мало того, что не имеем единой, принятой всем человечеством системы ценностей, но практически все те системы ценностей, которые господствовали в различных обществах на планете, переживают кризис.

Это относится, прежде всего, к традиционалистским ценностям малых народов, дольше других сохранявших нетронутость цивилизацией. В условиях глобализации, современных СМИ и массового туризма сохранять эту нетронутость практически невозможно даже в самых глухих уголках планеты, а противостоять натиску масс культуры в условиях глобализации, как показывает опыт, традиционные системы ценностей сами по себе не могут. И сегодня добиваются последние остатки этих ценностей там, где они еще как-то сохранились.

Наблюдается и эрозия ценностей основных религий на планете. Это относится, прежде всего, к Христианству. В Западной Европе, которая была исторически оплотом Христианства на планете, наблюдается просто сокращение числа верующих христиан. В Восточной Европе, особенно в России и Украине, в связи с падением Советского Союза и его идеологии наблюдается количественный рост верующих и даже значительный. Но это — формальный рост, рост числа посещающих церковь и соблюдающих те или иные обряды, а не исповедующих христианские ценности. Образы бывших секретарей партии или рэкетиров, бьющих поклоны в церкви или даже превратившихся в проповедников, уже достаточно обыграны в кино и литературе, так что мне не нужно приводить примеры. Наблюдается также дальнейшее дробление Христианства (также как и других осевых религий) на конфессии, каждая со своей системой ценностей, иногда настоль далекой от того, чему учил Иисус Христос, что трудно понять, как это можно вообще пристегнуть к Христианству.

Наконец, и господствующая сегодня на планете система либерально – демократических ценностей в последнее время также проявляет признаки кризиса. Правда, свобода, демократия и высокий уровень жизни в западных странах продолжают привлекать многих, особенно молодых, в странах третьего мира и развивающихся. Но одновременно растет и отталкивание от системы либеральных ценностей, которые идеологи Запада и масс-медиа подают как неотъемлемую часть демократии (хотя на самом деле это отнюдь не так и система ценностей самого западного общества до сексуальной революции, в эпоху Просвещения была иной). Это отталкивание сочетается и подкрепляется недовольством глобализацией и порождаемой ею несправедливостью (действительной или кажущейся) экономических отношений между странами Запада и странами третьего мира. Наконец, и в самих западных странах эта система ценностей вызывает разочарование у все большего количества людей. Все это свидетельствует о том, что эта система далека от того, чтобы быть обоснованной, оптимальной, соответствовать угрозам, порождаемым глобальным кризисом.

Неоптимальность этой системы можно видеть, впрочем, и, так сказать, невооруженным взглядом. Так, например, основополагающим принципом, лежащим в основе принятых большинством на Западе норм, является признание, что каждый имеет право делать все, что не ущемляет свободу другого. И одновременно в странах Запада действуют законы, предусматривающие уголовное преследование и суровое наказание за конкретные действия, не являющиеся насилием над другим или ущемлением его свободы. Например, за распространение и даже употребление наркотиков. Получается, что запретить проституцию, порнографию и однополые браки нельзя во имя этого принципа, а когда речь идет о наркотиках, то принцип не работает. Такое противоречие в выводах свидетельствует о том, что данная система норм (прав, ценностей) не является истинной (правильной). Но даже если бы она была истинной (правильной, оптимальной), то остается еще проблема обоснования этих и вообще норм и ценностей, которая будет подробно рассмотрена в главе «Проблема обоснования морали».

В результате сегодня в мире, и в западном в частности, существует большая сумятица в мыслях и душах людей относительно того, что же противопоставить существующей неудовлетворительной системе ценностей. Значительная часть людей возвращается в лоно традиционной Церкви, той, в которой разочаровались их предки и которая с тех пор не изменилась, ничему не научилась и никакой подлинной реформации своего учения не произвела. Другие кидаются в объятья сект иногда с совершенно дикими учениями, искажающими Христианство до невозможности, либо просто жульническими. Третьи становятся добычей нерелигиозных идеологов, проповедующих самые вздорные идеи, зачастую опасные для общества. Наконец, наблюдается рост оккультизма, веры в магов и колдунов, всевозможные предрассудки, ожидание конца света и прочая средневековщина, которая расцветает, как это бывало в прошлом в истории, перед большими общественными потрясениями типа революций и гражданских войн. Резюмируя вышесказанное, можно сказать, что человечество сегодня уподобилось обезьяне с гранатой или ребенку, сидящему на бочке с порохом и играющему со спичками.

Что же делается сегодня в мире, чтобы избежать коллапса системы «Человечество»? Было бы неточно и несправедливо сказать, что кроме пустопорожних разговоров в СМИ и на всевозможных конференциях ничего не делается в этом отношении. Прежде всего, сама наука, которая и породила многие из нынешних проблем, ищет и находит способы решения некоторых из них. Так, хотя благодаря научно-техническому прогрессу мы испортили экологию на планете и исчерпали ряд природных ресурсов, но теперь наука предлагает нам замкнутые циклы производства, не вредящие экологии, и находит новые экологически чистые источники энергии. Но, во-первых, наука в данном контексте – это естественная наука и решает она только те проблемы, которые она может решить. А большая часть проблем носит, как видим, гуманитарный или смешанный техническо-гуманитарный характер. Естественные науки, например, никак не могут помочь нам найти общий язык между странами, народами, религиями и культурами. Или найти справедливое распределение совокупного продукта между странами и внутри стран, причем такое, которое способствовало бы успешному развитию экономики без стагнации и кризисов. А во-вторых, решая одну проблему, естественные науки, как правило, создают вместо нее новую, и как правило, худшую, более опасную. Стало исчерпываться на планете углеводородное топливо и засорилась атмосфера от его сжигания — наука предложила нам атомную энергетику. С одной стороны – хорошо, а с другой – как побочный продукт атомной энергетики (да и побочный ли?), появилось атомное оружие, появилась возможность атомных катастроф, типа чернобыльской и атомного же террора. И загрязнение планеты радио нуклидами. А для того чтобы решить эти проблемы, физика лезет дальше в глубины мироздания, подвергая нас риску быть уничтоженными вместе со всей планетой в результате эксперимента типа с адронным коллайдером. Главное же, что как я уже сказал, физики и прочие представители естественных наук, способны решать проблемы (в своей области), но не способны предвидеть отдаленных последствий этих решений. В результате, вместо того, чтобы предвидеть заранее проблемы и избегать их, мы решаем их по мере возникновения, заменяя их на более серьезные. И напомню, другая, так сказать гуманитарная, часть проблем, обостряясь по мере и в силу научно-технического прогресса, остается практически неразрешенной.

В сфере гуманитарной и смешанной гуманитарно-технологической тоже кое-что делается на уровне межправительственных соглашений. Договора о запрете применения и изготовления химического и бактериологического оружия, запрет испытаний атомного оружия в воздухе, запрет его распространения, запрет на клонирование человека и т.п. – все это дела важные, нужные и заслуживающие всяческого уважения.

Но…

Но, во-первых, эти договора недостаточно хорошо, так сказать, держат. И атомное оружие потихоньку расползается, и к клонированию человека подбираются постепенно, и химическое и биологическое оружие произвести не проблема даже для небольших групп террористов. Главное же, что все время возникают новые угрозы и проблемы, которые осознаются человечеством с опозданием, после того, как существенный вред уже нанесен, и все больше растет вероятность, что рано или поздно с одной из таких проблем мы не успеем справиться.

А во-вторых, все это никак не касается сферы человеческих отношений, установления справедливости в распределении материальных благ внутри государств и между государствами, выработки и принятия общечеловеческой системы главных ценностей и норм морали. Без чего невозможно погасить внутригосударственные и межгосударственные конфликты, несущие в себе потенциальную возможность атомной войны и террора. Здесь должны сказать свое слово гуманитарные науки, прежде всего философия, а также социология и другие. Но могут ли современная философия и другие гуманитарные науки в их нынешнем состоянии справиться с этой задачей?

 

А. Воин

 

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика