Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Новости / Генеральская лихорадка

Генеральская лихорадка

В преддверии завершения расследования государственным контролером Михой Линденштраусом так называемого дела Арпаза на минувшей неделе случился очередной сброс информации на данную тему, приведший, без преувеличения, к сильнейшему приступу лихорадки как в армейской верхушке, так и вне ее

Габи Ашкенази
Габи Ашкенази

Вкратце напомню о самом деле… Все началось после публикации некого плана, прозванного в СМИ «документом Галанта». Согласно содержанию документа и имевшегося на нем лого известного пиар-агентства, ознакомившиеся с планом должны были сделать вывод, что он составлен министром обороны Бараком и его окружением. Конечной целью составителей являлось назначение генерала Йоава Галанта на должность начальника генштаба, для чего они не собирались, например, гнушаться откровенным очернением в глазах общественности конкурентов Галанта и тогдашнего начальника генштаба Габи Ашкенази.

Вражда между Ашкенази и Бараком достигла на тот момент небывалых высот, но с самого начала сенсационный документ стал вызывать немалые сомнения, и вскоре выяснилось, что это не более чем подделка. Очень быстро удалось выйти и на ее предполагаемого автора, который с тех пор успел в своем авторстве сознаться, а затем благополучно взять свои показания обратно. Этим человеком оказался подполковник запаса военной разведки Боаз Арпаз, обладавший широкими связями в высших военных кругах. Как позднее выяснилось, Арпаз водил весьма близкое знакомство с Габи Ашкенази, а также с его супругой. Расследование скандальной ситуации перешло в руки государственного контролера. Итоги его работы должны быть преданы гласности в октябре. По ходу дела в прессу неоднократно сливались различные нелицеприятные подробности, включая, например, цитаты из аудиозаписей, сделанных в канцелярии начальника генштаба (там постоянно работает записывающее оборудование). Если опираться на опубликованные цитаты, легко сделать вывод, что одну из самых негативных ролей в этом спектакле играл помощник Ашкенази, полковник Эрез Винер, имевший тесные контакты с Боазом Арпазом. Винер, судя по публикациям, занимался усиленным сбором компромата на министра обороны. Правда, из приведенных в СМИ цитат не следует, что заниматься этим Винеру велел начальник генштаба.

Говоря о деле Арпаза, нельзя обойти стороной и тот факт, что большинство ведущих печатных СМИ с самого начала конфликта Барака и Ашкенази приняли сторону последнего. Дело дошло до абсурда — даже несмотря на то, что гласности предавалось все больше крайне нелицеприятной информации о начальнике генштаба и его окружении, обозреватели продолжали и продолжают ставить гораздо менее серьезные, с точки зрения нарушения норм, выпады министра обороны и его окружения, на одну доску с тем, что предпринимал противоположный лагерь.

Если военная карьера Габи Ашкенази с завершением каденции закончилась, то с Эрезом Винером все должно было обстоять иначе. Еще при прошлом начальнике генштаба, в 2010 году, было решено, что Винер получит звание бригадного генерала (тат-алуф) и весьма престижную, хоть и не боевую, должность главы департамента по воспитательной работе в ЦАХАЛе. С тех пор утекло немало воды, но из-за идущего расследования Винер так и не дождался повышения. А на прошлой неделе начальник генштаба Бени Ганц по рекомендации главного военного прокурора, бригадного генерала Дани Эфрони, отменил назначение Винера. Примечательно здесь то, что Ганц даже не стал дожидаться публикации выводов госконтролером. По всей видимости, Эфрони привел весьма веские аргументы, однако это оказалось лишь началом. Чуть позже стало частично известно содержание письма, направленного Эфрони юридическому советнику правительства Иегуде Вайнштейну с требованием, ни много ни мало, возбудить уголовное дело против Габи Ашкенази и Эреза Винера. С момента своего недавнего вступления в должность Эфрони тщательно знакомился с материалами расследования и пришел к выводу, что есть основания подозревать Ашкенази и Винера в нарушении служебного долга и незаконных махинациях. Вдобавок Винеру инкриминируется поведение, несопоставимое со статусом офицера.

Это известие оказалось громом среди ясного неба в первую очередь для Габи Ашкенази. Кроме всего прочего, он явно был поражен и тем, что его преемник Бени Ганц ни слова не сказал ему о планах военного прокурора. Однако, согласно ряду осведомленных источников, о намерениях Эфрони не знал и Ганц. Как и Ашкенази, впервые он услышал об этом в выпуске теленовостей. Оказалось, Эфрони соблюдал секретность до конца, но кто-то в близком окружении Вайнштейна решил повести себя иначе, и, как это часто бывает в нашей стране, конфиденциальная информация превратилась в общедоступную.

В связи с этим возникает резонный вопрос: зачем военному прокурору, располагающему собственными возможностями для открытия уголовного расследования, обращаться к юридическому советнику правительства? Объяснение этому, скорее всего, такое: на данный момент лишь Винер состоит на армейской службе, а вот Ашкенази для военного прокурора недосягаем. При наличии веских подозрений против обоих начало расследования только против «второстепенного» участника было бы нелогичным. Кстати, о необходимости уголовного расследования этого дела в свое время заявлял и государственный контролер Миха Линденштраус, что, правда, не повлияло на юридического советника правительства, несмотря на этот призыв, занявшего выжидательную позицию и так и не инициировавшего уголовное дело. Согласно источникам в минюсте, эта позиция могла бы быть более решительной или по окончательным итогам расследования Линденштрауса, или же при поступлении новой информации по делу. Последнего вроде как не произошло, а первое, если все пойдет по плану, ожидается примерно через 5 недель. Почему же Эфрони не стал дожидаться хотя бы завершения этих 5 недель? Однозначного ответа на этот вопрос нет, тем более, что его предшественник генерал-майор Авихай Мендельблит в свое время вообще не нашел оснований для возбуждения уголовного дела. Более того, изучением возможного наличия таковых в ведомстве Мендельблита занималась специальная группа во главе с офицером прокуратуры в чине подполковника. Результат был отрицательным. Так как новой информации  в деле вроде как нет, можно говорить о совершенно разной трактовке информации нынешним и прошлым военными прокурорами.

Само собой, столь разнящаяся трактовка кажется странной. В окружении Ашкенази заявляют, что Эфрони является человеком Барака и предпринял данный шаг, желая угодить министру обороны. Некоторые источники даже называют это платой за скорое присвоение Эфрони звания генерал-майора (алуф). Последний довод можно смело полностью отмести: еще когда только обсуждалось назначение преемника Мендельблита, Ганц и Барак договорились, что через год после пребывания в должности главного военного прокурора его автоматически произведут в генерал-майоры. Человеком Барака Дани Эфрони тоже назвать весьма трудно. В свое время между начальником генштаба и министром обороны имелись серьезные разногласия по поводу назначения военного прокурора. У каждого был свой кандидат, но в итоге после длительных споров, грозивших стать тупиковыми, был выбран компромиссный вариант, которым как раз и стал Эфрони. Также надо помнить, что должность главного военного прокурора является для него вершиной и, с точки зрения именно дальнейшей военной карьеры, необходимости нравиться начальству особо и нет.

Несмотря на то, что пока решение о начале уголовного расследования против Габи Ашкенази не принято (а может, и не будет принято), требование главного военного прокурора, безусловно, стало знаковым и беспрецедентным событием в израильской истории. Ответы на многие вопросы, и в том числе и на то, будет ли начато уголовное расследование, мы, по всей видимости, получим не раньше октября, хотя возможны разные неожиданности. Например, в виде очередных утечек смачной информации с теми и или иными пикантными подробностями из окружения госконтролера, сопровождающихся шквалом нападок лагерей Барака и Ашкенази друг на друга.

Нельзя забывать и о том, что итоги работы Линденштрауса могут самым непосредственным образом сказаться на персональном составе армейской верхушки. При этом речь не идет об отмене назначения Эреза Винера. Бывший командующий Северным округом генерал-майор (алуф) Гади Айзенкот является основным претендентом на должность заместителя начальника генштаба, которую сейчас занимает Яир Наве. Более того, став заместителем Бени Ганца во второй половине его каденции, Айзенкот автоматически стал бы претендентом №1 и на должность начальника генштаба. Все эти перспективы напрямую зависят от результатов расследования. Если выяснится, что его участие в деле Арпаза было сколь-либо значительным, можно не сомневаться, что Барак, против которого все и замышлялось, Айзенкоту этого не простит.

 

Давид ШАРП, «Новости недели» — «Континент»

 

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика