Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / 100 дней Трампа / Фора новой метлы

Фора новой метлы

Как мы дали Обаме определить тематику первых переговоров Нетаниягу с Трампом

На следующей неделе Нетаниягу встречается с Трампом. Впервые за восемь лет израильский премьер собирается в Штаты, не готовясь к обычной выволочке и полному непониманию от хозяина Белого дома.

Прежний Биньямина Нетаниягу, скромно говоря, не жаловал, и на их вымученные улыбки на итоговых брифингах больно было смотреть. Теперь же в особняке с колоннами на Пенсильвания-авеню все переменилось, и Плохиша из Иерусалима там ожидает дружеский прием от нового хозяина президентской резиденции, у которого и самого репутация того еще Плохиша – нашему не чета. Это сближает. В дополнение к объективной близости позиций по большинству политических вопросов. Идиллия!

Так хорошо, что были бы мы не мы, если бы не постарались сыпануть перцу в эту сплошную сладость.

Стартовый шанс

То, что Трамп в роли президента первым из глав иностранных государств встречается с Нетаниягу, – не только демонстрация приязни и предпочтений, хотя и она существенна. Вспомним: первый зарубежный визит президента Обамы был в Каир, где он выступил со своей программной происламской речью, и симптоматично, что Иерусалима не оказалось в маршруте его ближневосточного турне. Нынешняя перемена вектора читается как раз легко.

Менее заметно другое: назначенная в первый же месяц президентства Трампа встреча с Нетаниягу – это большая фора Израилю.

Дело в том, что самые решительные шаги, самые кардинальные перемены новым руководителям государства удобнее и надежнее всего удается провести в самый начальный период прихода к власти – буквально в первые дни и недели после вступления в должность. Тому есть ряд причин, в том числе и психологических, перечислять их все не место, но это так: новая метла основательнее всего метет, пока она новая, не истрепалась, механизмы противодействия нововведениям в государственном аппарате и обществе еще не сформировались, кредит доверия полон, эффект новизны работает на тебя, многое позволено из того, что затем обрастет ограничениями. Не зря в цивилизованных обществах действует норма ста первых дней, в течение которых критиковать новую власть не принято.

Нетаниягу тоже хорошо известно это правило новой метлы. Я сам впервые узнал о нем именно от него. «То, что ты не сделаешь в первые дни – не сделаешь уже никогда!» — сказал он

В отношении Трампа либеральная Америка, правда, не стала соблюдать этих приличий, что больше говорит не о нем и его «ужасных» указах, а о ней самой (наиболее нетерпимыми всегда оказываются апологеты толерантности), но общественные протесты и публичные истерики – слабое противоядие административным мерам демократически избранной власти. Так что вовсе не случайна стартовая активность Трампа, который с первого рабочего дня в Овальном кабинете стал подписывать один шокирующий указ за другим. Опытный девелопер, он знает, как ломать и строить.

Нетаниягу тоже хорошо известно это правило новой метлы. Я сам впервые узнал о нем именно от него. Когда после провала на выборах 1999 года и публичного отстранения от дел он вернулся в политику, я спросил у него в интервью, какие уроки он извлек из своего первого премьерства, он говорил именно об этом. Уверял, что в следующий раз свои главные шаги предпримет сразу, как только опять возглавит правительство. «То, что ты не сделаешь в первые дни – не сделаешь уже никогда!» — сказал он, глядя в глаза и явно наслаждаясь произведенным эффектом. Возвращение его к премьерскому креслу оказался дольше, чем ожидалось тогда, — восемь лет, но вряд ли он забыл, что надо делать, а сделал ли – поздно проверять: Нетаниягу давно уже метла не новая. А вот Трамп – как раз да. У него все козыри пока на руках, и карты еще не замусолены.

Вот почему так важен даже не столько сам факт предстоящей встречи американского президента с израильским премьером, сколько то, что она происходит сейчас – до истечения первого месяца пребывания Трампа у власти. И потому именно эта, первая их встреча, имеет особое значение для Израиля. Перефразируя того же Нетаниягу периода его борьбы за новое восхождение на политический Олимп — до чего они не договорятся сейчас, возможно, не удастся договориться уже никогда.

Возмездие из гроба

Для Израиля — в силу положения, зависимой стороны – важно в этой встрече все: и настроение, и аргументация, и степень взаимного доверия, и характер обсуждаемых вопросов. Израильтянам здесь есть, о чем беспокоиться.

Так оказалось, что тематика предстоящих переговоров отчасти определена отдыхающим сейчас на острове Некер в Атлантическом океане Бараком Обамой – причем не без участия самих израильтян, которые так ждали его ухода из Белого дома и с таким облегчением вздохнули, когда дождались.

Все, что знал бывший президент об арабо-израильском конфликте (который он, придя к власти, обещал уладить за два месяца, что тоже свидетельствует о его понимании реальности и знании истории) в конце концов свелось к проблеме еврейских поселений за «зеленой чертой».

Обама совершенно убежден, что именно они являются главным препятствием к миру. Борьбе с ними посвятил немало своего драгоценного времени на президентском посту, добившись впечатляющих результатов. Главный из которых – полное прекращение прямых переговоров между Израилем и палестинцами. После того, как сам американский президент объявил ликвидацию поселений условием палестино-израильского урегулирования, глава ПНА Махмуд Аббас отказывался вести переговоры без выполнения этого требования – и слезть с этого высокого дерева уже не мог.

В самом конце своей каденции, уже после избрания Трампа, Обама и Керри, оглянувшись на недоделанное, судорожно пытались заложить «возмездие из гроба» — провести решения, которые обяжут мир двигаться в выбранном ими направлении. Именно для этого ими была инициирована в самом конце декабря 2016 года резолюция Совбеза ООН о признании еврейских поселений незаконными. США впервые не воспользовались правом вето, обычно блокирующем антиизраильские решения СБ ООН. Как говорится – все, что могу.

Ну – сделал и сделал, хорошо, что меньше, чем хотел.

Однако своим завершающим аккордом на ближневосточном поле уходящая администрация все-таки взбудоражила проблему. Она и в самом Израиле – не предмет абсолютного консенсуса. Хотя, в отличие от американских и европейских либералов и собственных леваков, подавляющее большинство израильтян не считают поселения препятствием к миру, отношение к ним, к их судьбе и развитию отличается в различных секторах общества и политических лагерях.

Кто-кто оккупант?

Существует несколько ультралевых израильских организаций, называющих себя правозащитными, которые на щедрые гранты западных и арабских спонсоров, сделали борьбу с поселениями своим брендом. Что хорошо продается на экспорт, то хорошо и оплачивается из-за границы.

С некоторых пор небескорыстные энтузиасты нашли очень эффективный способ делегитимации еврейских построек за «зеленой чертой». Израиль не признает поселения незаконными? Но нарушение прав собственности – незаконно и по израильским законам! Надо лишь доказать, что еврейские дома стоят на частной арабской земле.

Задача не такая уж сложная. Израиль официально никогда не оккупировал Иудею и Самарию. Для него это – «контролируемые территории». Единственной страной, которая оккупировала их, была Иордания. Захваченные в ходе войны 1948-1949 годов земли король Хуссейн в 1950-м своим решением официально аннексировал, включив в состав королевства, – и с истинно королевской щедростью принялся одаривать ими своих новых подданных.

Они не ищут пустующие земли, которые могут находиться в чьем-либо частном владении. Они выбирают уже застроенные поселения – и ищут арабов, которые готовы заявить о том, что эта земля – их

Земли оказалось настолько больше, чем желающих быть осчастливленными ею, что всю ее раздать в частные руки королевской администрации не удалось. Стали одаривать скопом целые деревни, поручив деревенским старостам, мухтарам, самим распределять выделенные им оптом общинные наделы между жителями их деревень и оформлять на них права собственности.

Ажиотажа вокруг этих кусков пустыни не возникало, и мухтары не были чрезмерно озабочены раздачей доставшейся им никому не нужной дармовщины — кому дали, кому не дали, что раздали, что так оставили, а уж о том, чтобы разводить бюрократию с оформлением участков, и речи не шло – феллахи в ней не особо сильны.

В 1967 году, в ходе Шестидневной войны, израильтяне иорданскую оккупацию Иудеи и Самарии прекратили. В 1994 году заключили мирный договор с Иорданией. У нее территориальных претензий к Израилю нет. Но иорданские документы на владение землей у части проживающих на контролируемых территориях арабов есть.

Первое условие разрешения на возведения любого еврейского строения там – чтобы оно не было в частном владении местных арабов. На частных арабских землях поселения не строились в принципе. Да и не было нужды. Хватало бесхозных и приобретенных государством официально.

Вот тут и нашли свой шанс хорошо организованные и юридически подкованные леваки. Они не ищут пустующие земли, которые могут находиться в чьем-либо частном владении. Они выбирают уже застроенные поселения – и ищут арабов, которые готовы заявить о том, что эта земля – их.

Замызганные документы иорданских оккупационных властей или записки давно умершего мухтара легко найти, несложно и сфабриковать, а то и выписать задним числом – вопрос решаемый. За небольшую плату можно найти свидетелей, готовых подтвердить в суде, что эта земля чья-то: покойный дед мне завещал, мухтар сказал отцу — мало ли. Достаточно для тяжбы, а то и для вердикта БАГАЦа. А решения БАГАЦа – не обсуждаются.

Стройки вместо бомбы

В такое положение попало поселение Амона, приговоренное БАГАЦем к сносу. Когда правительство нашло бесхозный участок в нескольких сотнях метров для переселения туда жителей Амоны, тут же «нашлись» арабы, предъявившие права собственности на него. Вслед за этим обнаружились претенденты на застроенный участок в центре давно существующего и вполне законного поселения Офра.

Это называется «я тебя замучу-зашахую». Нет сомнений, что практика поиска мнимых владельцев застроенных поселенцами земель продолжится.

Ажиотаж, поднятый Обамой вокруг поселений, и усиленный перед его уходом на заслуженный отдых резолюцией Совбеза ООН, перекинулся на Израиль в связи с ликвидацией Амоны. Проблема поселений, на самом деле третьестепенная для существования страны, вдруг стала главной. Она грозит испортить наши отношения с новой американской администрацией, в отличие от старой, настроенной исключительно благожелательно к Израилю.

Главный вопрос — стратегический Иран. Вместо этого придется обсуждать третьестепенную проблему поселений

Вполне понятны мотивы авторов закона о легализации поселений, принятого на этой неделе Кнессетом. Непонятна, а вернее, ничем, кроме зарабатывания электорального капитала, необъяснима спешка, с которой он принимался.

Не было никакой нужды принимать закон, который воспринимается красной тряпкой для всего мира, перед решающей во многих отношениях встречей Нетаниягу с Трампом. Ничего экстраординарного в самом этом законе нет, тем более, что судя по заявлениям юридического советника правительства, он будет все равно отклонен БАГАЦем.

Эта спешка – всего лишь сотрясание воздуха и спекулятивная имитация решимости. Дома поселенцев новый закон не спасет. Как в предыдущие восемь лет строительство за «зеленой чертой» почти не велось из-за противодействия администрации США, так теперь будет вестись, благодаря благосклонности новой администрации.

Министр обороны в январе подписал разрешение на 2500 единиц жилья, не услышал окрика из Вашингтона – и подписал еще на 3000. Здесь лежит решение проблем поселенцев – в строительстве на узаконенных участках, а не в узаконивании построенного без предварительной проверки; в согласованности действий с администрацией США, а не в стремлении поставить ее перед фактом принятых в одностороннем порядке решений.

Вселенский шум, поднятый принятым как раз в канун визита Нетаниягу в США законом о поселениях, крайне неуместен и новой американской администрации, декларирующей новое, положительное отношение к Израилю, и самому Израилю, которому надо решать с этой администрацией гораздо более важные дела, чем вопросы строительства на «территориях».

Главный вопрос, жизненно важный для еврейского государства, стратегический, — отношение к Ирану. Израиль всеми силами старался воспрепятствовать сделке с Ираном, инициированной Обамой. По всем симптомам, у администрации Трампа израильтяне теперь могут найти понимание своей позиции и добиться более жесткого отношения США к режиму аятолл, уже доказавшего нарушение условий соглашения.

Вместо этого Нетаниягу придется значительную часть отведенного ему на переговорах времени посвящать третьестепенной проблеме поселений и восстанавливать отношение к себе как к серьезному партнеру.

Мы сами спровоцировали перевод первой встречи с Трампом на повестку дня Обамы и вполне можем профукать фору новой метлы, которая нам была дана.

Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика