Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Фейс Буки (fb355)

Фейс Буки (fb355)

цоуриарЯковШехтер

Всех моих друзей с наступающим Новым Годом!

Требуйте 6 том «Голос в тишине» во всех отделениях издательства «Книжники»

ТРУБЛЕНИЕ В ШОФАР

За неделю до Рош-Ашана, Бааль-Шем-Тов подозвал к себе реб Вольфа Кицеса, одного из самых близких учеников.

– Велвеле, – сказал ребе, – в праздник, во время утренней молитвы, ты будешь трубить в шофар. Выучи хорошенько аспекты скрытого учения, которые нужно держать в уме.

Ребе говорит – хасид выполняет. И хоть реб Вольф примерно знал, о чем идет речь, он и представить себе не мог, сколько всего нужно помнить, чтобы правильно выполнить заповедь шофара. Несколько раз пройдя материал, он взял перо, аккуратно записал заголовки на клочке кошерного пергамента и спрятал его во внутренний карман одежды.

Это не укрылось от глаз Бааль-Шем-Това, и пергамент потерялся. В праздник реб Вольф взошел на биму, возвышение посреди синагоги, разложил на ней три шофара, укрыл их белоснежным платком, засунул руку в карман, чтобы достать пергамент и похолодел от ужаса. Карман был пуст, необъяснимо, нестерпимо пуст, хоть память четко подсказывала – он должен быть там, только там и больше ни в каком другом месте.

Реб Вольф поискал в другом кармане, на всякий случай, без всякой надежды на успех – пусто! Можно было бы сунуться в третий, но рыться по карманам на виду у всей синагоги невозможно. Глаза молящихся устремлены на него, ведь главное действие праздника – протяжный, берущий за сердце и поднимающий душу зов – должен был извлечь из бараньего рога именно он, Вольф Кицес! А он позорно потерял бумажку с интенциями!

– Пропал, – подумал реб Вольф, – что же делать?!

Он попытался вспомнить выученное, но от волнения мысли куда-то разбежались, точно птицы из клетки, у которой птицелов позабыл закрыть дверцу. В голове стало пусто и холодно, зато по спине потекли горячие струйки пота.

С разбитым сердцем и горечью во рту, реб Вольф нашарил под платком один из шофаров и поднес его к губам.

«Владыка мира! – мысленно вскричал он. – Я ничто, и мысли мои ничто. Нет у меня ни памяти, ни сил разума для того, чтобы удержать все в пустой голове. Прими мое трубление, как отец принимает мольбу сына: глупого, нерасторопного, но любящего».

После молитвы реб Вольф не решался даже взглянуть на Бааль-Шем-Тову. Еще бы, учитель доверил ему столь важное дело, а он с треском провалился! У него не было сомнений, что ребе слышал его мысли, и осуждает неудачу. Когда Бааль-Шем-Тов подошел и опустил руку на его плечо, реб Вольф виновато понурился.

– В небесном чертоге Царя есть огромные залы, комнаты и кладовки, – произнес Бааль-Шем-Тов. – Дверь в каждое помещение открывает свой, особый ключ. Каванот – интенции – которые я просил тебя держать в голове, и есть эти ключи. Но существует универсальный инструмент, отпирающий любой замок на небесах. Это разбитое сердце, и этим ключом ты сегодня воспользовался с большим успехом.

Maxim Kantor

ЗДРАВСТВУЙ, ОРУЖИЕ

Среди идеологических манипуляций последнего времени — самой опасной считаю:

героизацию и прославление Первой Мировой войны, роли Российской империи в этой войне, подвигов и деяний русской армии.

Первая мировая война была шовинистическая, империалистическая, бездарная и во всех отношениях преступная. Это позор всего мира — именно так к данной войне во всем мире и относятся.

Всякая война зло; но война, которую развязывают империалисты ради экономических и карьерных интересов, а народам внушают, что убийство осуществляется ради защиты Отечества такая война есть зло втройне. Ничего славного и прекрасного в Первой мировой войне не было. Это не подвиг и не геройство, это позорная война. После романов Ремарка, Хемингуэя, Олдингтона, после фильмов Чаплина и картин Отто Дикса граждане Европы выработали ясное отношение к бойне народов; сходное отношение к Первой мировой было и в Советском Союзе.

Это была позорная империалистическая война.

Однако, в последние годы неумолимыми манипуляциями фельдфебеля, произведенного в Вольтеры (Грибоедова помните?) подвели народ к убеждению, что патриотическую бойню следует считать славной страницей истории Отечества. И с державных уст сорвалось нечто про «украденную у России победу».

Опыт гуманистической мысли ста прошедших лет не стоил ничего; думали и писали напрасно. Сознание и память отменили; решили славить убийство и разбой.

ИгорьФунт

Русско-украинские бабушки, живущие на границе, – неважно, с какой стороны, – называют будущее демаркационное сооружение ласково «стенкой». Мол, сейчас вот «стенку» поставят – як до Люськи моей піду через эту стінку, а? Причём по-доброму говорят, с грустной полуулыбкой. С какой-то невероятной ласковостию. Стiнка… За что им?

Vladislav Pasternak

Друзья, сколько ж можно путать «легитимный» с «легальным», а «неприкосновенный» – с «неприкасаемым»?

Легальный – законный. Легитимный – пользующийся поддержкой. Не все, что законно, популярно, и наоборот.

Неприкосновенность – это привилегия: неприкосновенного нельзя трогать, потому что у него есть высокое положение или протекция. Неприкасаемость – позор и бесправие, неприкасаемые – низшая каста в Индии.

От редакции. Особенности орфографии, пунктуации и стилистики авторов сохранены. 

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика