Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Фейс Буки (fb324)

Фейс Буки (fb324)

MaximKantor

БИТВА ТИТАНОВ

Наблюдать за борьбой Евразийской и Атлантической цивилизаций – дело захватывающее.

Колоссы, сойдясь в единоборстве, наносят удары, поражая уязвимые части соперника.

Атлантическая цивилизация коварно бьет бездушными санкциями по генералам и вожакам противоположной стороны; а Евразия поступает более тонко, запрещая торговлю предметами первой необходимости с собственным населением. Поскольку мир Атлантики, как известно, держится на наживе, эта мера должна сломить врага.

Сколь прозорлив план – ограничить ввоз иностранных медикаментов в Россию! Когда население свободной Евразии перестанет покупать лекарства иностранного производства, тут-то враг и дрогнет: пиндосы собирались нас лечить, да не выгорело дельце. Дали по рукам!

Бертольд Брехт предлагал еще более радикальный план в борьбе миров. Поскольку мирное население – это обуза в государственной политике, то граждан, неспособных к строевой службе, следует просто перебрасывать в тыл к врагу; пусть враги с бесполезными стариками, как хотят, так и разбираются.

limonovVladislav Pasternak

Широко обсуждается лимоновский выпад против Макаревича в Известиях и блестящий ответ последнего на Снобе. Интеллигенция возмущена, что Макаревич ответил, так сказать, недостаточно интеллигентно. Поскольку переписка случилась в публичном пространстве, адресатами являются не ее участники, а читатели. Поэтому Макаревич ответил не Лимонову, выразившему мнение стада, а его ватным последователям, и ответил правильно. Ватник мыслит в рамках тюремной, обезьяньей этики. Ценности, которыми он якобы мыслит — лишь иллюзорная оболочка звериной сущности. Ватника en masse убедить на ценностном, гуманистическом уровне нельзя, его можно лишь усмирить, опустив. В данном случае опущен вожак. Только так возможно научить животное ходить на задних лапах и кое-как разговаривать. Указание на американские межрасовые гомосексуальные опыты ссучившегося Лимонова — бронебойный аргумент, косвенно зашкваривающий и лимоновского экс-соратника Дугина, и остальных «автохтонных фашистов» с избирательной памятью.

Andrey Biljo

ПОДСМОТРЕЛ-ПОДСЛУШАЛ. В Архангельском аэропорту после прохождения РАМОК надо подняться по крутой лестнице на второй этаж. А из этого зала еще шесть крутых ступенек в трубу, ведущую в самолет. Аэропорт обновился. Расширился. Я уже сидел в зале ожидания вылета, когда красивую и молодую девушку под ручку вел работник аэропорта. Каждый шаг давался ей с огромным трудом. Большая лестница была позади. Девушку посадили около ШЕСТИ СТУПЕНЕК. И вот объявили посадку. Все встали. Молодой работник аэропорта взял девушку под ручку. Под взгляды пассажиров она преодолевала каждую ступеньку с невероятным усилием и…улыбкой на лице. Минуты тянулись, как густая замазка. И вот последняя ступенька, а там КОЛЯСКА. Все! Пандус? Его забыли построить. Либо лестница слишком крута… И сделать его невозможно. Либо… Я недавно комментировал материал про то, как в городе Самаре построили пандус, который вел не к двери подъезда, а к мусоропроводной двери. Торопились. Ошиблись дверью. Бывает…

Игорь Фунт

Надыбал как-то кусок циркония…

Притопал в пункт приёма, где брали всевозможные редкости: рога панды, медвежью желчь, красную ртуть, яд индийской кобры и т.д.

Показываю пожилому приёмщику свою добычу.

– Что это, – спросил он.

– Цирконий, – говорю.

Он взял кусок, прикинул на вес. Подбросил невысоко пару раз. Хмыкнул.

Приспустив очки на нос, по-доброму сказал:

– Знаешь, сынок… – его глаза чуть прослезились: – За пару грамм этого металла ты безбедно проживёшь сам, проживут твои внуки и все правнуки в придачу.

На моё лицо нехотя наползала улыбка счастья, прикрытая солидной гримасой крайне деловой колбасы.

– Нешуточная штука. Как ты её назвал?..

– Цирконий, – ответил я.

– Сколько у тебя этого? – он подозрительно не выпускал кусок из рук.

Я оглянулся, нет ли кого:

– Шесть тонн.

Мы были одни.

– Хороший бизнес, – прохрипел он, неохотно возвращая кусок.

Я старался выглядеть сурово. Иначе нельзя: или ты в теме, или лох.

В голове щёлкали формулы умножения 2-х граммов циркония на себестоимость обеспеченной жизни – плюс шесть тонн (в скобках), помноженных на предыдущий результат.

– Сертификат есть? – спросил он.

«Придётся уменьшить цену», – подсказал мозг.

– Нету.

– Плохо.

– Дешевле отдам. Понимаете, товар не совсем легальный. Поэтому можно с дисконтом.

«Намного дешевле», – подсказал мозг.

– Намного дешевле, – добавил я.

Старик подозрительно не торопился.

Вообще не торопился.

– Этот берёте? Пока тот ещё не подвезли… – неуверенно осведомился я, протягивая кусок обратно.

– Понимаешь, сынок, серьёзный металл… – погнал он.

«Цену сбивает!»

– Конечно, – кивнул я по-взрослому.

– Очень серьёзный…

«Сука, в натуре!»

– Стратегический редкоземельный металл. За незаконный оборот подобных запрещённых железок можно упасть на нары, сынок.

– Ну, я же знаю, куда пришёл. Я от Коляна, – под стать приёмщику погнал я, чуть с хрипотцой нагнувшись к его уху.

Приёмщик нацепил очки обратно:

– Да, – согласился он. – Колян человек уважаемый. Кстати, он подпишется за товар без бумаг?

«Разводит», – резюмировал мозг.

– Хорошо. Каков ваш прайс, – форсировал я.

– Дам пять тысяч.

«Ну, козёёёл», – припух малёха мозг.

– Что, за это?! – припух я, переходя границу дозволенного несчастным куском циркония перед его шнобелем.

Старикан ласково осклабился:

– За шесть тонн. Плюс ваша доставка. В гараж, за домом.

– Шесть тонн циркония дешевле чёрного лома?..

Старика окутала полупрозрачная дымка непонимания. Одновременно в комнате, непонятно откуда, возник мент в разгрузке, каске, с автоматом.

– Чай в пакетах остался, Михалыч? – дружелюбно обратился мент к приёмщику.

Мозг почему-то молчал.

Я в свою очередь заводил уже «восьмёрку»-ласточку, чтобы лететь на очередной оптовый склад за новой добычей. Главное, чтобы с сертификатом. …Выбросив по пути кусок циркония из окна.

Для справки уточню, что лада-«восьмёрка» в начале 90-х стоила тридцать тысяч. Бэушная, конечно.

От редакции. Особенности орфографии, пунктуации и стилистики авторов сохранены. 

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика