Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Фейс Буки (fb850)

Фейс Буки (fb850)

23rwesfdgshAlex Grigoryev

О пунктах управления. 17 ноября Минобороны РФ подвело предварительные итоги воздушных атак в Сирии: «в течение 48 суток российской авиационной группой (…) уничтожены 562 пункта управления» и до кучи всего другого. 18 ноября к ним прибавились «3 командных пункта», 19 ноября – «58 пунктов управления». Итого: 623 пункта управления. Пункт управления – это не просто фигура речи. Это обязательно командир, начальник штаба, связисты, разведка и прочие важные люди – напомню, что военными операциями ИГИЛ командуют бывшие офицеры армии Саддама Хусейна, многие из которых учились в советских военных академиях. Маловероятно, что они будут импровизировать там, где импровизация не нужна. Силы ИГИЛ в Ираке и Сирии не превышают 20 тыс человек – реально их намного меньше. Однако примем 20 тыс – как исходную цифирку. Это примерно 4 пехотные бригады Армии США. В каждой бригаде насчитывается порядка 50 пунктов управления (этот показатель зависит от многих факторов – в первую очередь, боевой задачи, которая обуславливает численность, структуру, комплектацию и пр. бригады): от штаба бригады до штаба роты. 50 умножаем на 4 получаем 200 пунктов управления. При этом, ряда крупных подразделений, входящих в состав такой бригады, у ИГИЛ нет по понятным причинам. Например, инженерных войск. Но я готов принять, что ИГИЛ – тупые карьерные идиоты и наплодили штабов больше, чем американские военные. В любом случае, ВВС-ВМФ РФ уничтожили их в два раза больше, чем возможно предположить – и это без учета того, что намолотили силы международной коалиции, войска Асада, армия Ирака, курды и прочие враги ИГИЛ.

Сергей Чупринин

В связи с появлением в продаже фейсбучного романа «Вот жизнь моя» вытащу-ка я из прошлогодней ленты одну скучную историю, которая всеми, конечно, забыта, но сейчас опять идет к делу. Итак…

«Автор что курица. Снеся заветное яичко (выпустив книжку), безумно нервничает, прихорашивается, квохчет, – обратите, мол, внимание, полюбуйтесь, прочтите, ведь эта книжка для того и написана, чтобы многое, почтенные граждане, изменить в ваших взглядах.

В эту пору автор смешон. И почти непереносим для окружающих, так как способен с увлечением говорить только о своем дитятке и все человечество делит на две (увы, неравные) части: на тех, кто его книжку уже прочитал или, по крайней мере, купил, и тех, кто ее никогда не купит и никогда не прочтет. Причем автору (почти) все равно, хвалят его или бранят – главное, чтобы прочли, обратили внимание.

Потом начинают идти рецензии, – как правило, неравнодушные, толковые, иногда блестящие, но трепетный автор видит, что полюбоваться-то полюбовались, но ничего, ну решительно ничего ни в мире, ни даже во взглядах рецензентов не переменилось. Книжка ими уже поставлена на полку – с тем, чтобы никогда уже более к ней не возвращаться.

И автор как-то скучнеет. А к дитятку своему охладевает. Даже забывает, что именно он написал – ну, не в целом, конечно, а в подробностях, в деталях, которые, как ему казалось, уж из его-то памяти не уйдут ни при каких обстоятельствах. В этом смысле я верю поэтам, которые при публичной читке перевирают свои собственные старые стихи и благодарно изумляются, если кто-то из зала начинает им подсказывать. Мне и самому уже по необходимости случалось несколько раз забираться в «Жизнь по понятиям», чтобы вспомнить, что там написано о том или ином предмете.

Мой диалог с Россией опять не состоялся, – глумливо повторяет автор сам себе золотые слова Сергея Юрьевича Юрского. Ничто ведь, оказывается, не изменилось – даже в жизни самого автора. А он-то думал, он-то рассчитывал, он-то горячился!..

Что же остается? Сладкое воспоминание о времени, когда эта книга писалась, и автор сам про себя в особо удачные часы тихонечко вскрикивал: ай да, сукин сын, ай да… И ясное понимание, что только эти часы в его жизни и были счастливыми».

Это я о самом себе, конечно. Но и обо всех нас – людях, в сущности, необъяснимо доверчивых. И удивительно смешных.

Igor Tsesarski

Меня умиляют публикации об ИГИЛ в российской прессе. За упоминанием т.н. «Исламского государства» следует в скобках «деятельность в России запрещена».

Не начать ли нам указывать в материалах о палестинских террористических организациях ХАМАС и Хизбалла (деятельность в России разрешена)?

Sam Kats

К Соловьеву в очередной раз пришел Карен Шахназаров. Заслуженный режиссер и директор Мосфильма сказал примерно следующее: «Я задаю себе вопрос, правильно ли мы сделали, что поддержали Асада. Я долго думал над этим и пришел к выводу: (здесь он сделал драматическую паузу) да, правильно. » Долго думал? Над решением Путина? Полноте, директор. Нельзя так примитивно переигрывать. Вы все-таки Народный артист России.

От редакции. Особенности орфографии, пунктуации и стилистики авторов сохранены.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика