Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Эксперты о коррупции, офшорах и панамах…

Эксперты о коррупции, офшорах и панамах…

Блиц-опрос интернет-газеты «Континент»

HD29363

Пассивная реакция россиян на скандал с панамскими офшорами приближенных лиц Путина – это непонимание сути офшоров или панам?

Евгения ЛитвиноваЕвгения Литвинова, журналист, политический деятель

Во-первых, телевизор про 2 миллиарда друзей Путина, найденных в офшорах, ничего не показывал. Значит, этого не было. Во-вторых, выросла ожесточенность россиян, реагирующих лишь на простые и мощные раздражители: война, кровь, бомбы где-то далеко, – это интересно. А разбираться в истории про 2 миллиарда долларов – скучно. Может, это не так много? Всё-таки, не 200. В-третьих, Путин и его друзья показали полезный для всех пример: хранить в России деньги нельзя. Украдут свои же. Россияне поняли.

Андрей Некрасов, режиссер. Санкт-Петербург (Россия)Андрей Некрасов, режиссер

В офшорном скандале, для большинства, слишком мало нового, и слишком много непонятного. Шубохранилища, для тех, кто о них слышал, – выглядят занимательней. До офшоров, Белковский говорил (и западные СМИ написали), что у Путина 40 миллиардов. Браудер – что двести. Это у самого Путина. А тут два, и не у него, а у лабуха. И в чем прикол? А такого россиянина как я отвлекает еще и то, что деньги прятали все, далеко не только россияне. И дестабилизировал скандал скорее Запад, чем Россию.

Даниил КоцюбинскийДаниил Коцюбинскийжурналист, историк

Это следствие отсутствия в России оппозиции, которая выдвинула бы немедленно лозунг «Путина в отставку!» – и дальше бы всё, почему. Если лидеры оппозиции набрали в рот воды – смешно ждать, что народ окажется политически компетентнее и смелее…

 

Леонид СторчЛеонид Сторч, писатель, блогер

Россияне хорошо относятся и к офшорам, и к панамам, и к коррупции, полагая, что «большие люди» должны ворочать большими суммами. Коррумпировано все российское общество: от нянечки в больницы до главы государства. Коррумпирована сама ментальность россиян. При такой ситуации ожидать критической реакции на скандал с «панамскими бумагами» — наивно. Не забывайте также, что помимо этого, россияне в политическом плане — в высшей степени инертны и пассивны. Их гражданское самосознание находится на рудиментарном уровне.

Георгий ЯнсГеоргий Янс, журналист

Непонимание имеет место быть, но это не главное. Коррупция составная часть жизни. К ней привыкли. Поэтому одним офшором больше, одним меньше. Какая разница.

 

Константин КуорттиКонстантин Куортти, независимый журналист

Доподлинно об этом вообще не так просто узнать, ведь СМИ у нас не для этого. Они для дезинформации, а также для внушения беспомощности: сиди дома и молчи, активная реакция может окончиться уголовным делом или травмой. Кроме того, психологически трудно признать себя простодушной жертвой многолетнего манипулирования. Легче рассуждать, как в анекдоте: опять эта проклятая неизвестность! И да, многие действительно не понимают всей степени ненормальности ситуации.

Георг ГабриелянГеорг Габриелян, политик, аналитик, публицист

Пассивная реакция россиян на скандал с панамскими офшорами приближенных лиц Путина – это непонимание сути офшоров или панам? Спросите у «рядового россиянина» почему он поддерживает «коллективного путина» и выступает против «пятой колонны». Он ответит вам нечто в таком духе: «эти уже наворовались, а новые по-новому воровать будут». То есть большинство наших соотечественников вполне пронимают суть этого скандала. Не понимают они другого – сути акторов режима. Я полагаю, что мы имеем дело со специальной, ненасытной популяцией совецких людей, которые в принципе не могут навороваться. Такая своеобразная бочка 49 данаид.

Ефим СмулянскийЕфим Смулянский, независимый политический обозреватель

Конечно! В приличных странах госслужащий и его родные и близкие не имеют права держать деньги в офшорах – как же так: служит, как будто, этому государству, а налоги платит «врагам»? Это скандал для общества с какими-то моральными устоями и понятиями о порядочности. В России же общества нет уже лет двадцать, а оставшиеся его ошмётки нравственно предельно развращены. Да и как не развратиться при такой власти… И ещё. Беда не в том, что «офшоры» и «панамы», а в том, что наша продажная пресса старательно избегает главного вопроса – откуда у них и их присных деньги.

Леонид РоманковЛеонид Романков, российский политический деятель, правозащитник

Пассивная реакция – это просто понимание того факта, что если ворует президент и его ближайшее окружение, то это уже стиль жизни, а не из ряда вон выходящее событие. Спасибо Навальному, который этот стиль описал в своих разоблачениях. Так что ничего нового мы не узнали, шока не было.

 

Леонид АгафоновЛеонид Агафонов, общественный деятель

Для того чтобы была реакция на скандал с панамскими офшорами, в стране кроме населения должны быть и граждане, которые платят налоги и хотят получить отчет от представителей власти. К сожалению, гражданское общество в России очень слабо. Население делегировало полномочия небольшой группе людей, которая по своему усмотрению распоряжается бюджетом, а ему (населению) совершенно неважно, где находится Панама и что такое оффшор. Когда национальный лидер сказал о честных деньгах и закупке музыкальных инструментов для России – население «проглотило». Балалайки так балалайки…

Сергей Асриянц, журналист, музыкант. Москва (Россия)Сергей Асриянц, журналист, музыкант

Мы все шутим, обыгрывая название страны, куда запрятали несметное количество денег. А мне уже давно не до шуток, я все внимательнее вглядываюсь в лица, пытаюсь проникнуть сквозь зрачки глаз в чувства и мысли этих людей, но ни разу еще не получилось. Там – пустота, никого там не встретишь, сколько не иди по раскаленным пескам этих пустынь, необъятных, поглощающих все живое, что ненароком забредет туда. А по границам – сплошной забор, утыканный громкоговорителями и телеэкранами. И оттуда на каждого, кто случайно выживет в этой пустыне и приблизится к «запретке», собираясь пересечь ее дабы понежиться в тени оазисов, обрушивается поток дикой смеси из рассказов о какой-то особенной неведомой душе какого-то неведомого и очень особенного народа, живущего в великолепной пустыне, настолько необъятной, что это вселяет в каждого гражданина чувство необыкновенной гордости. И вся эта вакханалия слов густо приправлена песнопениями и фильмами давно минувших дней, в которых будто бы счастливо жили наши родители.

Но мы-то помним их. Лишенные всего, что выходило за рамки примитивных биологических необходимостей, с незавидной регулярностью каждые четверть века теряющие тысячи своих сыновей, отправленных на бойню государством, вдруг начинавшим называть себя родиной (с), напуганные судьбами своих отцов и матерей, согнанных в несчетные «гулаги» или выдавленных на самые окраины империи, они, наши родители, дожили до неисчислимых очередей в первые заведения забугорного фаст-фуда, а потом снова, без видимого перерыва, к ним вернулось знакомое чувство страха – от малиновых пиджаков, накинутых на плечи примитивных потомков того самого великого народа ушедшей «атлантиды».

За сто прошедших лет несколько поколений исчезающего вида, живущего на территории некогда великой страны, приобрели удивительную особенность – неодолимое стремление к самоуничтожению. Но только стороннему наблюдателю может показаться, что момент, когда приходит пора переключить рубильник в положение «off» наполнен горечью и печалью – для самих странников пустыни это всего лишь обычное будничное ничем не примечательное событие. По десять раз на дню это происходит с каждым – on/off и обратно, и так продолжается всю жизнь, пока в один столь же обычный будничный ничем не примечательный день уже не хватает сил на «обратно». Ну а если кто-то все-таки умудряется это сделать, ему «на помощь» тут же устремляются десятки доброжелателей, наваливаются сообща, опускают рубильник и удаляются с чувством «глубокого удовлетворения», прося «клиента», тянущего к ним руки в финальной агонии, не благодарить, ведь так на их месте поступил бы каждый…

И вот ошарашенный путник, понимая, что стену не пройти, разворачивается и вновь направляется вглубь песков, чтобы через годы странствий, не встретив на пути ни одного соплеменника, а только миражи живших тут, на некогда плодородной земле, людей, дойти до точно такого же частокола мегафонов и телеэкранов. Обозленный, потрясая кулаками, он бросается на эту бездушную стену, пытаясь преодолеть ее, но вдруг, откуда ни возьмись, появляется поп, разодетый в золото и парчу. Утирая жирные после сытной трапезы губы, он осеняет себя крестным знамением и произносит какие-то слова, явно давая понять, что плохо себя вести это плохо, а хорошо – это хорошо, грозит адом и всячески увещевает, призывает угомониться. Ты говоришь ему, мол, я тоже верю, а он отвечает, что не так веришь и вздевает указующий перст к небу. Ты, повинуясь жесту, поднимаешь голову, и взгляд твой упирается в самый большой экран, откуда на тебя смотрит некто и что-то говорит, делая приглашающие знаки руками. Тут же появляется лестница, ты ступаешь на нее, поднимаешься к краю экрана, переступаешь через рамку и… замираешь от величественной картины, открывшейся взору. Зрительный зал на миллионы и миллионы человек полон. Все смотрят на тебя и ждут продолжения шоу, одинаково наклонив головы, вправо или влево, в зависимости от требования дирижера на экране, но ни на одном лице нет и следа эмоций. Первая оторопь проходит, ты вдруг замечаешь, что где-то в зале пустует кресло, и как-то сразу понимаешь, что оно твое. Спускаешься, садишься и ждешь следующего актера из реалити-шоу, которого призывает подняться экранный герой с типичным лицом и пустыми глазницами.

Стала ли коррупция российской повседневностью, как сахар, спички и соль?

Евгения ЛитвиноваЕвгения Литвинова, журналист, политический деятель

Коррупция – новое слово. Явление старое. Большая часть дани «татарскому хану» присваивалась русскими князьями и татарскими мурзами «по дороге». Еще пример – Александр Меншиков. Неслучайно Пётр Первый из-за границы людей выписывал. И то не помогало. Исторически коррупция в России – не только обыденность. Это способ выживания государственной системы, механизм, с помощью которого работает российская экономика, функционируют российские государственные институты. Вынь коррупцию – что останется?

Андрей Некрасов, режиссер. Санкт-Петербург (Россия)Андрей Некрасов, режиссер

Коррупция – понятие из иной, нерусской культуры. Оно искусственно сужает до ограниченного феномена то, что в России является повсеместным и вездесущим.

 

Даниил КоцюбинскийДаниил Коцюбинскийжурналист, историк

Стала. Но точно так же «повседневность» является и ненависть к коррупции и усталость от неё.

 

 

Леонид СторчЛеонид Сторч, писатель, блогер

Она такой была со времен царя Гороха. При коммунистах, правда, деньгами давать взятки почти перестали. Перешли на коробки с конфетами, армянский коньяк, баночки с икрой, билеты в престижные театры и т.д.

 

Георгий ЯнсГеоргий Янс, журналист

Конечно, повседневность. В российских реалиях коррупция хороший мотиватор. Без нее ни одно дело не сдвинется с места.

 

 

Константин КуорттиКонстантин Куортти, независимый журналист

Она воплощена в самой цене на перечисленные предметы потребления, так что от неё никуда не денешься.

 

 

Георг ГабриелянГеорг Габриелян, политик, аналитик, публицист

Стала ли коррупция российской повседневностью, как сахар, спички и соль? Коррупция в РФ – не девиация, а скелет режима. Можно жить без сахара, соли и спичек, но нельзя обойтись без коррупции. Нет ничего, что связывает Калининград, Чечню, Воронеж и Сочи, кроме коррупции. И венчает всю эту коррупционную пирамиду столица нашей необъятной Родины Москва. В этом контексте еще 2 аспекта: Во-первых, мы не только производим коррупцию. Не газ, нефть, лес и алмазы – наши основные экспортные продукты, а именно коррупция. Режим пытается коррумпировать как можно больше международных институтов. Иногда это у него получается. Во-вторых, как правило, мы обращаем внимание и возмущаемся коррупцией в экономической сфере. Между тем, коррупция, как коррозия, разъедает весь общественный организм. Разве Федеральные законы о партиях, об общественных организациях – не коррупция? Разве наши «выборы» с заранее известными результатами – не коррупция? Именно – политическая коррупция. Я полагаю, что до тех пор, пока сохраняется режим и, более того, система, порождающая порочные режимы – экономическая коррупция будет господствовать. То есть, вопреки прекраснодушным ожиданиям младореформаторов «лихих девяностых», мы в гнилые нулевые (и последующие) обязаны понять: политические реформы должны опережать экономические.

Ефим СмулянскийЕфим Смулянский, независимый политический обозреватель

Безусловно. Коррупция у нас стала общепризнанным и даже необходимым атрибутом функционирования всего государства. Все знают, что без неё не обходится ни одно госучреждение и ни один чиновник, причём, чем выше – тем круче! Для всех в стране это стало обыденным. Что где-нибудь может быть по другому – никто себе даже вообразить не может… Несчастная страна с несчастным, обездоленным, всё время обманываемым властью народом … Не понимающим этого!

Леонид РоманковЛеонид Романков, российский политический деятель, правозащитник

Коррупция в судах, полиции, органах власти, откаты, взятки – уже всем известное состояние государства. Систему менять надо, как в анекдоте. И помнить, что рыба гниёт с головы. 

 

Леонид АгафоновЛеонид Агафонов, общественный деятель

Трудно назвать коррупцией самодурство, безотчетность и повсеместные поборы в поликлиниках, школах, садиках, полиции, пожарных или санитарных врачей, не говоря о местах принудительного содержания (тюрьмы, колонии, следственные изоляторы). Это можно назвать институтом мздоимства, который вошел в нашу повседневную жизнь как сахар, спички и соль. Трудно не заметить, как человек, прорвавшийся во власть, резко начинает усиливать свое благосостояние, активно расталкивая «недоброжелателей» и сколачивая кружок единомышленников. В семье госчиновников появляются «талантливые предприниматели» из числа детишек, жен, бабушек и свояков, которые присасываются к гос. контрактам или к компаниям аффилированных с Кремлем миллиардеров, старательно или не очень подводя под закон свое благосостояние и власть. Вот это и есть особенность российской повсеместной корруппции…

Сергей Асриянц, журналист, музыкант. Москва (Россия)Сергей Асриянц, журналист, музыкант

Скорее соль и спички вновь становятся обыденностью. О том, что этими двумя вещами нужно непрестанно запасаться всю сознательную (бессознательную тоже) жизнь знал каждый гражданин. Но вот пришло очередное «новое» время и люди как-то забыли об этой насущной проблеме. А зря, время приблизилось то самое – со знакомыми плакатами «Дадим стране больше яровых и озимых!» и задачами по освоению всего нужного и не очень, поставленными партией, которые с успехом и выполняются.

Как-то глупо говорить о скромности советских руководителей, но они в впрямь выглядят скромнягами на фоне нынешних. Душно было, нестерпимо воняло комсомольцами, но фельетон в серьезной газете приводил к срокам. А нарезанными на аккуратные прямоугольники и квадраты газетными полосами еще и подтирались. А теперь ни к одному из этих полезных дел газеты непригодны, а интернетом не подотрешься, физически. А вот в переносном смысле только этим и занимаются. А еще в носу ковыряют и по бумаге размазывают (с).

Все, что происходит сегодня в стране – чистая имитация жизни, фарс, как верно замечено о повторениях. Вся мерзость коммунистической идеи проявилась именно сегодня. Утопия, возведенная в ранг идеологии, была отринута и на смену ей пришла ровно противоположная, но абсолютно здравая идеология накопительства. Только формы она приняла ужасающие, поскольку нельзя лишать людей простых бытовых вещей – машин, домашней техники, качественных продуктов и товаров. Безудержное накопительство стало определяющей чертой современной России. Это пройдет, конечно, нынешние малообразованные, столь же жестокие, сколь недальновидные и трусоватые властители уйдут. Беда в другом, и это касается не только России.

Цивилизационный скачок, на пороге которого мы явно стоим, малозаметный, но уже явно начавшийся процесс подготовки к какой-то новой форме общественного устройства, сметет с лица планеты государства-клептократии, не способные рождать ничего нового. Пользуясь плодами технического прогресса в полной уверенности, что им всегда будут доступны самые из них дорогие и современные, нынешние руководители подобных государств, и это становится все заметнее, уже явно не поспевают даже за «ходом мысли». Им бы осознать весь ужас того положения, в которое все глубже скатываются их страны и народы, отстающие уже даже по способности поглощать плоды прогресса, ан нет, не в состоянии. Хитрости, жестокости, целеустремленности – этого полно, но не ума и величия личности. Впрочем, кто-то наверняка все понимает, и завтра будет доказывать, что видел и понимал, сделать только ничего не мог. Но завтра будет поздно, больше таких ошибок территория не простит. Даже если останется под тем же названием и в тех же пределах на мировой карте.

Сопротивление нынешних будет яростным, с жертвами и кровью, но по-другому они не мыслят, для них прогресс суть возможность наслаждаться самим и не давать наслаждаться другим, они «вохровцы» по натуре своей и с этим ничего сделать нельзя.

Составитель Виталий Щигельский

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика