Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Новости / Еврейские причины катастрофы европейского еврейства 1939-1945 гг.

Еврейские причины катастрофы европейского еврейства 1939-1945 гг.

Всегда, когда евреев настигает беда, необходимо искать причины этой беды, в первую очередь, в себе, как и сказано: “Если же не будешь слушать гласа Господа Б-га твоего и не будешь стараться исполнять все заповеди Его и постановления Его, которые Я заповедую тебе сегодня, то придут на тебя все эти проклятия и постигнут тебя.” (Дварим 28:15) Не оспаривая (но наоборот, подтверждая) этот общий принцип, попробуем построить относительно организованную гипотезу и применить ее к рассмотрению не только прошлых еврейских катастроф, но и к явлениям современного мира, которые под определенным углом зрения можно трактовать как признаки приближающейся будущей Катастрофы.

Исраэль Дацковский
Исраэль Дацковский

1. Принципы построения научной теории

Проблемой познания (познаваемости) мира занимается раздел философии, называемый теорией познания (эпистемологией, гносеологией). Мы в данном разделе обопремся на книгу проф. Вениамина Файна “Вера и разум” [1]. Особенностью истории является неповторяемость опыта/наблюдения и невозможность искусственно направить или организовать его. По сути, мы имеем дело с набором исторических фактов (наблюдений) и можем пытаться логически или иным способом устанавливать некоторые причинно-следственные связи между событиями. Но установление причинно-следственные связей  между событиями — это уже построение теории. И тут нам нужно хотя бы вкратце  коснуться философских принципов построения научных теорий. Все цитаты — из книги: Вениамин Файн “Вера и разум” изд-во Маханаим, Иерусалим 2007 [1].

Многие “полагают, что можно вывести… научные теории и законы природы из опытов, наблюдений и открытий”. Но уже в XVIII веке “шотландский философ Дэвид Юм доказал, что невозможно вывести законы природы на основании экспериментов”. Далее Иммануил Кант (тоже XVIII век) показал, что источником теорий является не опыт, а мышление человека и теория не следует из эксперимента, а, придя извне, из отвлеченного мышления человека, объясняет результаты опытов. При этом теория всегда (всегда!) остается в стадии рабочей гипотезы, не может быть окончательно доказана, но может быть опровергнута даже одним экспериментом, противоречащим гипотезе. Далее на этом пути свое веское слово (уже в XX веке) сказали Альберт Эйнштейн, Бертран Рассел, философ науки Карл Поппер. Важное место в доказательстве этого столь неочевидного факта заняли теоремы неполноты Курта Гёделя (теоремы Гёделя, 1931 год). Интересна мысль А. Эйнштейна об ограниченности количества гипотез, циркулирующих в науке в каждый момент времени: “История [физики] показала, что из всех мыслимых построений в данный момент только одно оказывается преобладающим…. Теоретическая система практически однозначно определяется миром наблюдений, хотя никакой логический путь не ведет от наблюдений к основным принципам теории”. (Собрание научных трудов IV, стр. 41). И он же добавил, что только теория решает, что именно мы наблюдаем в эксперименте.

Но наука имеет дело не только с теориями, задающими функциональные связи между параметрами. Многие связи между параметрами описываются корреляционными, гораздо менее строгими соотношениями, вероятностными влияниями одних процессов на другие (часто — при невозможности точно учесть все влияющие факторы).

Мы отважимся предложить гипотезу, основанную на корреляционных соотношениях, о связи катастрофических вспышек антисемитизма (еврейских катастроф) с поведением самих евреев на строго определенном направлении — выполнением евреями своего  договора с Тв-рцом этого мира так, как это понимается в ортодоксальном (раввинистически-талмудическом) иудаизме, и сделаем попытку объяснить имеющиеся данные о еврейских катастрофах в пределах предложенной гипотезы.

Кроме этого, хорошая гипотеза дает возможность предположения результатов следующих наблюдений в зависимости от складывающихся наблюдаемых условий. Не пренебрежем и попыткой вывести результаты БУДУЩЕГО наблюдения из условий, пропущенных через положения предлагаемой гипотезы.

2. Рабочая гипотеза

В качестве рабочей примем гипотезу, состоящую из пяти пунктов:

а) В мире всегда и неискоренимо (кроме конца времен) присутствует сила антисемитизма (можно называть ее амалеком), носителем которой являются окружающие народы. Эта сила старается уничтожить еврейский народ или, по крайней мере, нанести ему максимально возможный вред. Еврейские мудрецы ввели на эту тему два посыла — “В  каждом поколении восстает Амалек на еврейский народ с целью его уничтожения” и “Еврейский народ живет в этом мире как овечка среди 70 волков и только защита свыше не позволяет еврейскому народу исчезнуть”.

b) Интенсивность проявления антисемитизма в мире полностью управляется и регулируется самим еврейским народом по принципу: если еврейский народ выполняет свою задачу в мире (познание Тв-рца, соблюдение заповедей, демонстрация еврейского примера окружающему миру), то антисемитизм ослабевает, хотя никогда полностью не уходит из мира. Если еврейский народ не выполняет своей миссии в мире, антисемитизм крепнет и активизируется против всех евреев независимо от уровня выполнения каждым евреем в отдельности положенной ему еврейской работы.

c) Задача антисемитизма — по возможности оградить евреев от ассимиляции, от ухода в качестве народа с предназначенного для них пути. С одной стороны — антисемитизм, с  другой — невероятная и необъяснимая вечность маленького рассеянного народа.

d) Когда еврейский народ в своем существенном большинстве отходит от пути Тв-рца и возникают внутриеврейские глобальные угрозы выживанию еврейского народа именно в качестве еврейского народа (а не в качестве некоторого количества людей еврейской национальности), в мире возникают и начинают реализовываться механизмы крайнего проявления антисемитизма. Катастрофы и разразившаяся Катастрофа в большинстве случаев уже не различает грешников и праведников. При этом возможно целенаправленное поведение людей, отменяющее уже начавшую разворачиваться Катастрофу (Мегилат Эстер, это возможно даже для неевреев — Книга Йоны).

e) Смерть, даже мученическая, чаще всего не является наказанием и по времени, месту и способу полностью определяется Тв-рцом мира по неизвестным нам соображениям. В мире имеются неспровоцированные страдания (по [2]).

С позиций этой гипотезы попробуем рассмотреть, не претендуя ни на полноту списка катастроф, ни на полноту рассмотрения их причин, многочисленные еврейские катастрофы, включая последнюю по времени Катастрофу европейского еврейства 1939–1945 гг. Так как по поводу раннего периода существования еврейского народа нет достаточных общепризнанных исторических данных, в качестве источника знания об этом периоде воспользуемся данными ТАНАХ’а с комментариями ведущих еврейских мудрецов, а также традиционными книгами, не вошедшими в состав ТАНАХ из-за того, что они были записаны после канонизации состава книг ТАНАХ’а (например, книга Mаккавеев).

3. Периодозация

В истории еврейских катастроф мы выделяем четыре периода:

a) От формирования еврейского народа (дарование Торы на горе Синай после Исхода из Египта) до возникновения мировых религий, претендующих на мировое же господство и ставящих непримкнувших к ним в приниженное положение. То есть, от XIII века до начала ИХ летоисчисления до IV века их эры (реальное оформление христианства на Первом Никейском соборе 325 года) или, если угодно, до VII века их эры (возникновение ислама). В этот период народы принимали наличие иных религий у народов и оставляли религии народам даже после покорения этих народов. С иудаизмом всегда были проблемы из-за невозможности параллельного с иудаизмом существования любой религии при сохранении целостности этой иной религии.

b) До ослабления влияния мировых религий вследствие упадка и оттеснения (ислам, примерно XIV век) или вследствие секуляризации общества (христианство, XVIII–XIX века). Систематическая и последовательная борьба с иными религиями, в том числе с  иудаизмом, с подавлением или уничтожением неподчиняющихся. В христианстве —  идейное, положенное в основу здания их религии противостояние с иудаизмом и евреями.

c) До настоящего времени — преимущественно секулярная цивилизация. Эмансипация евреев. Активные пережитки христианского антисемитизма. Вершина — расовая теория  Гитлера.

d) Ближайшее будущее — возрождение ислама в качестве террористической религии. Похоже на начало ренессанса христианства.

В данном тексте мы не будем распределять еврейские катастрофы по периодам. Мы приведем примеры катастроф периода “а”, полностью опустим рассмотрение катастроф периода “b” (в первую очередь, Крестовых походов), подробнее проанализируем причины одной из катастроф периода “с” (собственно, Катастрофу европейского еврейства 1939–1945 годов) и рассмотрим предпосылки катастрофы периода “d” — возможной будущей катастрофы.

4. Катастрофы прошлого и их причины в свете рабочей гипотезы

4.1 Исход из Египта (XIII век до начала ИХ летоисчисления). По мнению наших мудрецов самая большая (в процентном отношении к докатастрофной численности народа) катастрофа еврейского народа произошла во время IX казни египетской — казни  темнотой. На основании слова “хамушим” (вооруженные, экипированные) (Книга Шмот 13:18) мудрецы делают вывод о том, что из Египта вышла только пятая часть еврейского народа. 80% народа, несмотря на проявленные в Египте чудеса (они увидели 8 казней) и несмотря на по сути прямое доказательство наличия Тв-рца, прямое доказательство Его управления миром и необходимостью Ему повиноваться, 4/5 народа отказалось по приказу Тв-рца, переданному через Моше Рабейну, выходить из Египта в пустыню и было Тв-рцом уничтожено.

4.2 Через несколько дней после Исхода произошло нападение Амалека на евреев (Книга Шмот 17:8-13 и Книга Дварим 25:17-19). Оно характеризовалось двумя особенностями. Во-первых, нападение произошло около стоянки, названной Рефидим — наши мудрецы,  не считая названия географических местностей, приведенные в Торе, случайными, трактуют название Рефидим как место, где проявился “рипуййадаим” — ослабление, опускание рук, разочарованность в “навязанном” Тв-рцом жизненном пути. Во-вторых, Амалек перебил отставших (от пути еврейского народа) и ослабевших (в выполнении  обязанностей, возложенных Тв-рцом на евреев).

4.3 Только назовем несколько моров (смертоносных эпидемий) в пустыне за явное неподчинение Тв-рцу, а то и за бунт идолопоклонства, многочисленные циклы прихода завоевателей в Страну по книге Шофтим: взялся народ за плохое — пришел очередной захватчик и наложил свою тяжелую руку на народ, после десятилетий такой жизни  воскричали к Тв-рцу — появился освободитель — стало легко — опять вернулись к  старому — пришел очередной захватчик. И так много раз. Вспомним расправу Тв-рца с  народом за ошибку царя Давида при пересчете воинов (походя отметим наказание народу за ошибки руководителей), катастрофы для народа, связанные с разрушением Первого и Второго Храмов, несостоявшуюся пуримскую катастрофу — везде еврейские мудрецы  указывают на еврейские же причины катастроф, а в случае Пурима — и на еврейский способ предотвращения уже явственно нависшей катастрофы — на пути искреннего  возвращения к Тв-рцу. Только упомянем ханукальную гражданскую войну с “митъявним”, приведшую к огромным жертвам среди еврейского населения Страны (Греция того время по “прогрессивности”, “культурности”, “всемирности влияния и насаждения своих ценностей” и главное — по безбожию/идолопоклонству подозрительно напоминает  сегодняшние США — а куда делась Греция, а вслед за ней и Римская империя — пусть  интересуются последователи “современного прогрессизма”).

Пока мы видим, что рабочая гипотеза неплохо описывает причинно-следственные связи между поведением еврейского народа и наступлением катастрофических последствий.

Теперь мы можем с этих же теоретических позиций рассмотреть последнюю по времени Катастрофу.

5. Катастрофа европейского еврейства

Начало развития причин Катастрофы “бедиавад” (после произошедшего) можно начать рассматривать с середины XVIII века, но явными они стали к его концу — за 150 лет до  Катастрофы.

К концу XVIII века в еврейском народе России, Украины, Польши, Прибалтики сложилось ужасающее и опаснейшее положение с расслоением народа. Крайне небольшая часть евреев сидела в йешивах и учило Тору на очень высоком уровне, а гигантское большинство жило в местечках в ужасающей нищете, без специальностей, перебиваясь мелкими заработками и… часто было неграмотным.

Р. М.-М. Гитик[2] пишет: “Около полутораста лет тому назад в еврейских семьях черты оседлости родились умненькие, любопытненькие мальчики и девочки. И хотя их родители еще выглядели вполне религиозными евреями, многие из них, к сожалению, уже мало что знали о Торе”. (с. 172). Уточним, что они мало знали именно о Торе. А о Талмуде и “Шульхан арух” не знали вовсе, только слышали названия книг. “Трагедия заключалась в том, что эти простые и самоотверженные евреи, соблюдавшие все, что можно было соблюдать [в условиях полной религиозной неграмотности] и любившие Тору всей душой, мало что в ней понимали. А любовь, в отличие от знаний, как и любое другое чувство, передаче не подлежит.” (там же). В трактате Мишны “Пиркей Авот” (“Поучения отцов”) в мишне 12 части 2 записано: “Рабби Йосе говорил: “… Подготавливай себя к изучению Торы, ведь она не перейдет к тебе по наследству…”. “Появился новый тип еврея — “при всей внешней ортодоксальности, он уже был глубоко неверующим человеком.” (с. 172). “Представляете, люди, любившие Тору, жившие по ней, ничего вразумительного не  могли рассказать о ней своему очень умному и потому весьма требовательному ребенку. Эти умненькие, любопытненькие мальчики и девочки, родившиеся в еврейских семьях и не получившие ответы на свои вопросы, отправились удовлетворять свое любопытство к ученым и разного рода носителям новых идеалов. А дальше они, естественно, вприпрыжку кинулись в коммунизм, нигилизм, либерализм и всевозможные иные “измы”, поскольку их родители, при всей внешней и даже внутренней любви к Торе, знаний уже не имели.” (с. 173).

О серьезном изучении глубин Торы в массе народа вопрос уже даже не ставился. Появилась явная опасность исчезновения значительной части еврейского народа из еврейства, ассимиляция (как, впрочем, и в Египте перед Исходом. Тогда, кого еще можно было спасти для еврейства,— спас Исход; в описываемое время спасала черта оседлости и ярый антисемитизм окружения, не дававшие возможности евреям, расставшимся с еврейством, смешаться с окружающими народами и полностью ассимилироваться).

А в это время в мир вошли новые явления — либерализм, эмансипация, чуть позже —  социализм (не имеющий, кстати, ничего общего с либерализмом).

В середине ХIХ века для евреев сложилась совершенно новая обстановка, которая потребовала серьезнейших решений, которые руководителями еврейского поколения того времени приняты не были. Эта новая обстановка характеризовалась двумя основными чертами.

С одной стороны, открылась Страна. В предыдущие века, прошедшие после разрушения Второго Храма (70 г. н. э.) и “окончательного” изгнания остатков евреев из Страны (VII век, нашествие мусульман), массовый возврат в Страну был невозможен по причине противодействия ее временных захватчиков. Но в середине ХIХ века ослабевшая Оттоманская империя реально перестала возражать против приезда евреев в эту “свою” заштатную провинцию. Да, Страна была пустой и заболоченной, без развитого сельского хозяйства и промышленности, на далеких задворках “развитого мира”, но ОТКРЫТА для возвращения. И именно в такую Страну позже началась Первая алия. Но руководители еврейского народа на просторах России — Польши — Украины — Прибалтики  (крупнейшие раввины поколения!) решили, что нужно сидеть на месте, в нищих местечках, в пределах “черты оседлости” и ждать Машиаха, который и поведет нас (“комамиют” — с высоко поднятой головой) в Страну Обетованную.

С другой стороны, к середине ХIХ века сложилась развитая система практически современной промышленности и соответствующая ей система высшего образования, которая не претерпела больших и принципиальных изменений до 80–90-х годов ХХ века (последние 15–20 лет стал заметен быстрый процесс распада и развала высшего  образования в мире). А так как, по нашему мнению, Тв-рец хочет от еврея активного  преобразования мира (с целью возвышения собственной души) и одновременно глубокого изучения Торы (в широком смысле), то оставаться с примитивными специальностями, дающими скудный заработок внутри самого местечка, стало нельзя — нужно было растить свою научную и промышленную интеллигенцию, глубоко преданную Тв-рцу и знающую Его Тору. Все предыдущие века все специалисты были самоучками (имелись лишь немногочисленные школы, например, медицинские. Бредню догматического   гуманитарного обучения в средневековых университетах можно не рассматривать). Главным багажом для достижения успеха была смекалка, предприимчивость, природный ум, способность схватывать знания “из воздуха” и накапливать опыт. В этот длинный, многовековой период евреи имели явное преимущество — их отточенный Талмудом ум явно выигрывал у окружающих народов, не имевших школ для системного развития  мозгов. Но, по мере накопления научных знаний и опытных данных, ключом к успеху, наравне со смекалкой и острым умом, стало обладание выученными в специальных школах (университетах) профессиональными знаниями. Общей способности схватывать материал, размышлять, анализировать стало недостаточно. Стало необходимым фактическое знание наук (изучение которых, кроме снабжения человека знаниями, тоже, как и Талмуд, хотя и менее эффективно, оттачивало ум). Оказалось, что юристом можно стать только после окончания юридического факультета, инженером — только после  окончания соответствующего инженерного факультета. Отточенных Талмудом мозгов стало остро недостаточно — нужно было долгой, многолетней учебой наполнять их широкими и объемными знаниями, накопленными в той или иной специальности. От  евреев потребовался адекватный ответ в новой обстановке. Но ответ не был дан.

Руководители того поколения, крупнейшие раввины того времени, которые отказались ориентировать свою “паству” на алию в Страну, сказали “нет” научному внерелигиозному образованию — сидим в местечках в нищете и учим лишь Талмуд (который в те дни уже мало кто реально учил). Тем, кто ушел учить научные специальности (а эмансипация не  только открыла для евреев эту дорогу, но и интенсивно их туда подталкивала) , было отказано в возможности остаться в еврейской (религиозной) общине.

Эти два НЕответа глав еврейского поколения середины ХIХ века на насущные вопросы и явились, с нашей точки зрения, истинной причиной Катастрофы, которая грянет через сотню лет после рассматриваемых событий. Именно отсутствие адекватных решений на насущные проблемы, поставленные жизнью (читай — Тв-рцом), привело к цепочке явлений, которая и определила необходимость и обязательность Катастрофы. Эту цепочку событий очень схематично можно описать следующими этапами:

— встало поколение евреев, которое уже не знало Тору и не получило в наследство любовь к Ней, не получило внутреннюю, впитанную с молоком матери необходимость соблюдать Его заповеди. Это поколение бросилось в образование без Торы, во всякие “измы”, а более его слабые представители остались в нищете в местечках, мало отличаясь от окружающих народов (как в Египте — евреи почти не отличаются от египтян по  взлядам, жизненным ценностям и поведению, но не ассимилируются до конца, так как окружающий народ держит их в изоляции от себя).

— открытие Страны для переселения (возврата!) туда евреев показывало, что настало время восстанавливать государство евреев как один из последних этапов мировой истории. Если евреи добровольно не поехали, у Тв-рца было достаточно сил обеспечить Свои цели и без желания людей. Очень жесткая и бескомпромиссная фраза Торы: “И Соберу их в конце дней” описывает реальность действия Тв-рца, но даже не подразумевает вдруг возникшее желание евреев “собираться” или создание отличных экономических условий в Стране и условий безопасности, которые привлекут туда евреев.

— евреи практически полностью потеряли Тору в период между мировыми войнами, подменив ее “национальной культурой”. В [3] р. М.М. Гитик пишет: “А вы знаете, сколько периодических изданий выходило на идише в Польше? Двести…

Художественные полнометражные фильмы (звуковые!) и гастролирующие по всему миру театры, художники, мимы, и, конечно же, юмористы, и это не считая обычного — ученых, врачей, адвокатов, ювелиров и, конечно же, основу основ — ремесленников.” (с. 151).

“В Варшаве, Лодзи, Лемберге, Кракове процветали публичные дома “на идише”: вся их клиентура и “обслуживающий персонал” были исключительно — рука отказывается писать — еврейскими”. (с. 154).

О “благословенной” Америке: “В 30-е годы в Нью-Йорке вообще не было кашерного мяса. Еврейская мафия, расправившись с пытавшимися протестовать равами, сама устанавливала кашерность, и трефное мясо “исчезло”. ” (с. 155).

Хотя еще оставалось немало йешив, в которых учили Тору на высочайшем уровне и растили там истинных мудрецов, но в народе прозвище “йешиботник” уже стало насмешливо-ругательным.

И Катастрофа как способ и необходимость уничтожения евреев, не пошедших по пути Тв-рца, стала неизбежной, а в ее огне горели и праведники.

Для реализации Катастрофы и последующего переселения (остатка! — того, что останется после Катастрофы) европейских евреев в Страну встали две совершенно одинаковые  диктатуры, отличающиеся только государственной риторикой, но поразительно похожие и друг на друга (одинаковое порабощение собственного населения, одинаковые концлагеря сначала для своих, одинаковые детские и юношеские организации, даже одинаковый цвет флага — красный), и на древний Египет. Эти две диктатуры столкнулись между собой с неосознанной ими сами целью — реализовать Катастрофу европейского  еврейства и создать фундамент возрождения еврейского государства, сделать это возрождение неизбежным. Победившая диктатура, СССР, отнюдь не спасла евреев от уничтожения. Она собиралась продолжить “святое” дело Катастрофы, и в 1953 году все для этого было готово и организовано. Но опять вмешалось Чудо и диктатор исдох, не успев реализовать свои планы “окончательного решения еврейского вопроса”.

6. Современное положение еврейского народа

Приведем весьма спорный анализ современного положения в еврейском народе.

Для этого разделим еврейский народ (в Стране и в галуте) на 3 группы:

— Секулярные евреи, мало знающие о Торе и о своих обязанностях по отношению к жизни по Торе. Сюда же включим и мессианствующих евреев (верящих в того человека и ждущих его второго пришествия — христианствующие, если вообще не полностью христиане) и реформистов вместе с консерваторами, которых мы относим не к направлению В иудаизме, а к расставшимся с ним и идущим семимильными шагами по   пути ИЗ иудаизма. Таких — огромное большинство народа, по грубой оценке около 10 миллионов (примерно 4,5 миллиона в Стране и 5,5 миллионов в галуте, в первую очередь в США) из 13 миллионов евреев, регистрируемых в мире.

— Религиозные сионисты — “вязанные” кипы. Слой очень разнородный и включает от глубоко изучающих Тору, хорошо знающих и серьезно соблюдающих Традицию (таких — меньшинство в слое) через слабо традиционное соблюдение без серьезной учебы до почти светских — около 1,7 миллиона, практически все — в Стране.

— Ультраортодоксы (“харедим”) — около 900,000 в Стране и примерно столько же в США.

О первой группе говорить не приходится — это явный и хорошо раскрученный двигатель будущей Катастрофы.

Вторую группу рассматривать сложнее именно из-за ее неоднородности. Больше внимания уделим именно не самой сильной, но самой массовой части “вязанных кип”. Эту большую группу, к огромному нашему сожалению, уже почти нет необходимости рассматривать. Начав с провозглашения совершенно правильного идеала — работать, получать образование — и учить Тору, и соблюдать заповеди, большая часть этого слоя через два поколения практически оставила Тору, сохранив ее в виде “национальной  культуры” и отдав все силы светскому профессиональному образованию, культуре других народов. Сегодня мало кто из “вязаных кип” серьезно учит Тору. Страшной иллюстрацией этого является статистика, говорящая, что 30% кипоносцев снимает кипу в армии или после нее (а в сегодняшней израильской армии остаться религиозным практически невозможно. Но об этом — отдельно). Представляете, как крепко (слабо, очень слабо!)  держится кипа на голове у массы тех, кто ее еще не снял! Практически распалась система государственно-религиозных школ, слившись со светскими по идеологии и качеству (точнее, по отсутствию качества) образования. Практически ширмой, прикрывающей отсутствие кашрута, стала государственная система надзора за кашрутом. Государственное звание раввина (по результатам экзаменов в Главном раббануте —  Хейхаль Шломо) превратилось просто в диплом о первой академической степени в области еврейского Закона. Практически растворилась политическая сила “вязанной” кипы — партия МАФДАЛЬ, заменившись на последних выборах большим и  бесформенным, с явным светским уклоном “Еврейским домом”. Повторим, что, ругая “вязаную кипу” в целом, мы не отрицаем наличие отдельных людей и групп, отдельных мест учебы, которые сохранили идеал в действии и сохранили потенциал стать зерном возрождения. В первую очередь — это поселенцы. Есть сильные и серьезные йешивот- эсдер. Но это — исключения. Не масса, не слой. При этом “вязаная кипа” наделяет  святостью армию, уже переставшую быть еврейской, и считает ростком избавления наше ныне нееврейское государство. Процессы изменения взглядов стали заметны и здесь, эти изменения хорошо подтолкнуло изгнание евреев из Гущ-Катифа, но … медленно, нерешительно, половинчато. И хотя “русские” евреи, возвращаясь к Традиции, чаще всего проходят через хасидизм или через “религиозный сионизм”, а многие там и остаются (удобно — и становишься частью народа Тв-рца, и особенно много усилий прикладывать не приходится, жизнь несколько корректируется, но не меняется принципиально), этот  путь при его теоретической правильности оказался тупиковым.

Третья группа — ультраортодоксы. Здесь картина сложнее, чем у религиозных  сионистов. Мы не будем рассматривать как исторически сложилась сегодняшнее положение и сразу поговорим о настоящем времени. Провозглашенным идеалом этой многочисленной общины является изучение Торы в ее широком значении как единственное дело жизни. Но усидеть много часов в день в йешиве, напряженно изучая сложнейшие материи, хотим мы или не хотим это признавать — находится в пределах  возможностей очень небольшой части любого слоя населения, даже того слоя, который с детства пытаются к этому приучить. Ведь любая достаточно большая часть народа, если специально не проводилась соответствующая селекция, состоит из людей всех уровней умственных способностей — от гениев через сильных к слабым и далее до неспособных  учиться. Уравнивание всех в одном внешнем проявлении — сидеть всю жизнь и учиться —не уравнивает людей в способности, в реальной возможности это делать. И поэтому очень  значительная часть этого внешне монолитного общества просто не учится. В лучшем случае сидит (ведь слово “йешива” — от слова “сидеть”, а не от слова “учиться”). Чаще  шляется по йешиве или вне ее. Но не учится! Крупные раввины говорят — пусть каждый учится по мере своих возможностей — небесная зарплата идет за факт учебы, а не за  результат, не за объем реально выученного. Но, во-первых, для этого нужно учиться хоть на каком-то уровне, а это делают далеко не все из формально “учащихся”, а, во-вторых, нужен богатый дядя (богатый народ, богатое государство), чтобы содержать тех, кто толком не учится, но и не работает. А если (в идеальном пределе) в это общество войдет весь еврейский народ!? Тора явно предусматривает производительный труд, совмещенный с изучением и соблюдением Торы.

Дальше — хуже. В этом слое населения принято рано жениться и рожать много детей. На правильном иврите даже нет понятия “многодетная семья”, а только “семья, благословенная детьми”. Теперь, после долгого нашего личного пути и мы понимаем, что  такой подход — единственно правильный из предложенных нашим разрушающимся  миром. И разговоры о том, что нужно иметь “разумное” число детей, чтобы дать им необходимое (игрушки, воспитание, образование) — не более, чем непонимание  реальности этого мира, ворота разврата, путь к вымиранию. Но большую семью нужно содержать. Стипендии йешив — очень малы (во много раз меньше, чем это представляют себе и нам наши левые. И лишь небольшая часть этих скромных средств поступает от  государства). И нужно иметь постоянный и надежный источник средств СУЩЕСТВОВАНИЯ, даже скромного. Такими источниками, вне стипендий, являются воровство, богатый родственник и работа. Первые два источника средств мы даже обсуждать не будем. А вот третий — настоящая проблема. Во-первых, работа занимает много времени, отнимаемого от учебы. Во-вторых, работа приводит к снятию со  стипендии йешивы. В-третьих, для терпимого заработка нужно иметь специальность, которую в день нужды не приобрести. А серьезные специальности, дающие приличный заработок, требуют нескольких лет для их получения, да еще на базе предшествующего (школьного) образования, которого у учащихся йешив, как правило, нет. И весь долгий период обучения должны откуда-то появляться средства на текущую, часто — семейную с детьми — жизнь. Уже не говоря о необходимости пожизненного совершенствования в  серьезной профессии. Иначе — безнадежное отставание. Да еще и наше родное  государство зажимает их, ставя перед дилеммой — или только сиди в йешиве в нищете без права работать и получать “нормальную” специальность, или иди в армию (и там мы тебя морально изуродуем, учить Тору после армии ты уже не захочешь).

А когда угроза призыва в армию перестает по возрасту висеть над учащимся йешивы, идти учиться светским наукам, приобретать хорошую специальность уже поздно — уже есть семья, несколько детей, нет денег на жизнь, не то что на учебу, а ведь нужно  приобретать знания школы (и это в возрасте к 30), затем само образование — в общем,  нереальный путь длиной во много лет. Получается, что светская часть общества, ставя бессмысленно-неисполнимое требование службы в армии в качестве пропуска к учебе и работе, своими руками запирает харедим в нищете и обрекает себя на их содержание. А харедим, в свою очередь, лишенные светским обществом возможности получить нормальные, признанные этим же обществом специальности и достойно зарабатывать, идут на черные работы, заполняя любые трудовые щели — уборка подъездов и йешив, раздача еды в йешивах, мелкие бизнесы типа “купи-продай” (одежда, питание) и работа в них в качестве наемных работников, вспомогательная работа в школах. Часть из них, кроме этого, занимается вечным перебросом собственных долгов из одной кассы  взаимопомощи (ГМаХ) в другую — когда нужно платить долг в одной кассе, нужно  попытаться взять деньги в долг в другой кассе и этим погасить долг в первой. Такие комбинации занимают столь много времени и мыслей, что на учебу Торы ни сил, ни времени уже не остается. Лучшими местами является работа в образовании — воспитанием мальчиков от 3-х лет занимаются только мужчины. Но в связи с дефицитностью таких мест и общей атмосферой протекционизма (не меньшей, если не большей, чем в светской части общества), эти места занимают отнюдь не самые достойные. Но зато точно — не получившие никакого педагогического образования и  понятия не имеющие о системах и способах воспитания и образования. Эти “педагоги” плодят бессчетное количество “систем изучения Торы” (а некоторые направления в иудаизме еще и соревнуются между собой по разнообразию “путей служения Тв-рцу”), основанных на их собственной педагогической темноте — у каждой школы — своя  система. Результат, признаваемый сегодня многими крупными раввинами,— резкое, катастрофическое падение знаний в Торе и желания ей заниматься у школьников. А кроме Торы они ничего не учили и поэтому оказываются в полной темноте, не имея возможности ни учить Тору, ни работать, ни учить что-либо вне Торы. Естественно, быстрое разложение этого внешне монолитного общества, кроме проблем семьи, которые стали увеличиваться как снежный ком, кроме невозможности передать ценности Торы следующему поколению (а мы это уже проходили в ХIХ веке), кроме невозможности проявить адекватную реакцию на различные ситуации, стало проявляться и в многочисленных и тяжелых искажениях Галахи (еврейского Закона).

Но над этой темнотой в знаниях реалий нашего мира, над зачастую очень несильными знаниями Торы и весьма неглубоком ее изучении ярко возвышается самомнение, что именно они — хозяева мира, ведающие истинные ценности. Приведем пару зарисовок с натуры.

Первая. Слишком многие в этом харедимном мире полностью лишены даже малейшего представления об объеме и сложности знаний, накопленных в научных, инженерных и других дисциплинах, а потому оценивают человека только с позиций знания Торы. И если профессор относительно недавно вернулся к традиции и не может похвастать раввинскими знаниями Торы в своем почтенном возрасте, отношение к нему мальчишки из йешивы, даже внешнее — свысока, панибратски, с гигантским чувством собственного превосходства: “Смотрите, дожил до седых волос, а в Торе не поднялся выше  восьмилетнего ребенка. Не иначе, как неполноценный, умственно отсталый, достойный сожаления. Но не равный”. Иных вариантов оценки умственных способностей не предусмотрено, скидок на несовершенное знание иврита нет.

Вторая. Довелось консультировать одну харедимную школу в качестве строителя. Уважаемый раввин, обладающий познаниями и в научных дисциплинах, оказалось, полностью не представляет себе возможный объем знаний доктора в строительстве и объем времени и труда (вся жизнь!) по накоплению и совершенствованию профессиональных знаний. Он искренне не видит разницы в знаниях бригадира на стройке и доктора наук, считает, что все знания он сам уже получил непосредственно из Торы и Талмуда, знает строительство (как, впрочем, и все другие области научного знания) не хуже высокого профессионала, а если и не знает каких-то мелких деталей, то за 20 минут объяснения несомненно сравняется знаниями с профессором. И ведь мы говорим об одном из очень грамотных раввинов. Что уж сказать об остальных?

7. Внешние признаки приближающейся Катастрофы

Если внутриеврейских причин для прихода очередной Катастрофы так много и они столь существенны, значит, должны быть уже зримы внешние, внеевреские признаки ее приближения. Их немало для внимательного наблюдателя, причем, если появление этих признаков в первый раз (в первой половине ХХ века) нам еще мало что говорило — не было исторического опыта оценки этих признаков, понимания пути их развития и  дальнейшей реализации,— то появление их во второй раз уже ясно указывает направление их развития.

Поэтому нам нужно внимательно осмотреть мир именно с целью увидеть, а не присутствуют ли сегодня в мире признаки возможного повторения Катастрофы в поведении других народов. Для этого рассмотрим некоторые признаки приближения первой Катастрофы, которые задним числом можно было бы считать ее предвестниками (Катастрофы отнюдь не первой в нашей долгой истории, просто наиболее близкой к нам по времени, Катастрофы, горячая память о которой еще жива в сегодня живущих ее современниках). Даже не будем рассматривать в этом ключе инструмент организации всемирного антисемитизма — ООН, заменившую Лигу наций сразу после Катастрофы и с годами настолько заматеревшую в своем антисемитизме при подавляющем большинстве в  своем составе арабских, мусульманских и “неприсоединившихся” стран, что создается впечатление о единственном вопросе, в котором есть достаточно полное единодушие в стенах этой организации — в вопросе ненависти к Израилю. Приведем длинную цитату из  книги Элиэзера Берковича “Вера после Катастрофы” [2]: “На протяжении многих лет народы мира относились к нацизму с пониманием и терпимостью… Пользуясь попустительством мирового общественного мнения, Германия смогла создать мощную военную машину, отравить умы миллионов людей и развратить правительства и общественных деятелей многих стран. Это стало возможным отчасти потому, что антисемитская пропаганда немцев благосклонно воспринималась большинством стран Запада. С помощью антисемитизма Германия добилась быстрого и эффективного распада морали многих народов. Возвышению Германии способствовали и циничные расчеты политиков. Она должна была защитить Запад от угрозы русского коммунизма. Ради этого европейцы готовы были не обращать внимания на “некоторые” нарушения демократии. Ведь, в конце концов, гонениям подвергли в основном евреев. Даже после того, как разразилась вторая мировая война, находились влиятельные политики и даже деятели церкви, которые надеялись на сближение между западными державами и гитлеровской Германией. Они продолжали “мудро” не замечать ужасные преступления нацистов ….

Нацизм можно было остановить раньше, если бы мир понял деморализующую силу антисемитизма. Но насмешки над евреями долго считались на Западе респектабельными.”

А теперь оглянемся вокруг. Мораль народов не только не исправилась за последние 60–70 лет, но, наоборот, заметно упала. Вся мораль, не только в отношении евреев. Разврат и блуд захлестнули мир, институт семьи агонизирует, политика стала неотличима от проституции. Европа уже съедена арабами, но еще этого не поняла и продолжает по старой привычке открыто и демонстративно пользоваться двойной моралью. Под видом поддержки “справедливой борьбы палестинского народа” она тяжело работает над реализацией арабского плана “поэтапного уничтожения Израиля”. А ведь в ней самой, кроме подъема головы пришлыми арабами, набирают силу неонацистские группы. По опубликованным на днях рассекреченным документам выяснилось, что сразу после убийства палестинскими арабами израильских спортсменов на летней Олимпиаде 1972 года в Мюнхене Германия пошла на сговор с ООП, договорившись в обмен на неустраивание терактов в Германии не только не преследовать убийц, но и наоборот, обеспечить международную легитимацию ООП. На днях кёльнский суд запретил обрезание по причине неспровоцированного сексуального насилия над беспомощными младенцами (правда, этот запрет в стиле кровавого навета быстро был отменен — уж  слишком он был одиозен даже для либералов). Непрерывна и европейская война против еврейского способа убоя скота. Да и в США вопрос запрета обрезания все время на слуху и в судах. Уже много лет Америка под видом “дипломатического процесса” и “санкций” дает Ирану спокойно, без силового вмешательства извне развивать свою атомную программу (не удивимся, если потом выяснится гораздо более вовлеченное участие “свободного” мира в помощи Ирану именно на этом пути. А пока Запад демонстративно закрывает глаза на сотрудничество уже имеющих атомное оружие Северной Кореи и Пакистана с Ираном). На разнузданную (зато откровенную) антисемитскую риторику Ирана мир просто не реагирует. И это мы уже проходили. Интересно, что на конференции “неприсоединившихся стран”, а их около 120, в Тегеране (август 2012) в присутствии генсека ООН (организации, которая, несмотря на свое название, если в чем-то еще объединяет нации, то только во всемирном дружном и объединенном антисемитском порыве) иранцами на участников были вылиты ушаты антисемитизма, и никто не возмутился. Возмущаться в качестве гостя весьма неудобно, если уж даже из собственных столиц руководители этих стран годами не осуждают непрерывно льющийся на мир иранский антисемитизм. Митт Ромни, бывший кандидат республиканцев на президентство в США на предвыборном съезде своей партии (август 2012) сказал, что продолжением разговоров с Ираном действующий президент США Барак Обама бросил Израиль под колеса автобуса. Интересно, а когда наш самый большой (по территории и населению) друг не бросал нас всеми известными в мире способами?

По миру уже много лет ходит в клинической форме вялотекущей шизофрении, но распространяющийся по миру как проказа, академический бойкот израильских университетов со стороны “академической общественности” той или иной страны, того или иного университета. Периодически эта болезнь обостряется в той или иной стране, затем опять переходит в вялотекущую форму. А те, у кого на академический бойкот не хватает собственного академического уровня, придумали иной бойкот — бойкот товаров,  произведенных в Иудее и Самарии. Антисемитизм — это так некрасиво и несовременно, а академический или экономический бойкот — это так возвышено и так похоже на борьбу за справедливость! Ведь слово “антиисраэлизм” и пишется по другому, чем “антисемитизм”.

Сегодня народы мира, даже самые развивающиеся из них (читай — недоразвитые) поняли, что антисемитизм — это “не прогрессивно”, “не либерально”, “не демократично”. Но этот  же старый и неизменный звериный антисемитизм оказалось так удобно перекрасить в шибко прогрессивную и модную поддержку справедливой борьбы еще несуществующего, но уже оккупированного палестинского народа за уничтожение Израиля.

А молчание мира на подстрекательства палестинцев против евреев в составе школьной программы, по радио и телевидению. А спокойное восприятие иорданских надписей у ресторанов “собакам и евреям вход воспрещен”? А интерес при просмотре ежедневных карикатур на израильских агрессоров в центральных египетских газетах?

И все это происходит на фоне непрерывной продажи американского и европейского оружия и современнейших средств его доставки нашим “дружественным” соседям.

Приведем еще одну цитату из цитировавшейся выше книги Э. Берковича (стр.108). Книга написана в 1967 году, сразу после Шестидневной войны, 45 лет назад, через четверть века после Катастрофы, когда память о Катастрофе, ее результаты должны были более остро, чем сегодня влиять на мораль мира: “Международный моральный климат сейчас очень близок к тому, что было в тридцатых годах. Это хорошо показали напряженные недели перед началом Шестидневной войны. Над маленьким Израилем нависли черные тучи. Арабы сжимали вокруг него железное кольцо ненависти. Они поклялись стереть это государство с лица земли, сбросить ненавистных евреев в море. И мир был к этому вполне готов. Государственные деятели, религиозные лидеры, церковь — все равнодушно  молчали. Совесть мира готовилась переварить новую Катастрофу, как переварила гитлеровские лагеря смерти.” И еще оттуда же: “… история борьбы Израиля за выживание уже после Шестидневной войны показала, что со времен Катастрофы совести у мира не прибавилось”.

Какие еще евреям нужны доказательства того, что мир опять разжигает печи крематориев (сегодня сильно усовершенствованных, возможно — атомных), готовит новый крестовый поход на евреев?

Когда, почувствовав запах дыма из крематориев перед второй мировой войной, евреи попытались бежать из Германии, никто из “прогрессивных” и “шибко продвинутых” (включая руководителей американского еврейства) их не принял. Они были вынуждены вернуться обратно в Германию и ушли в печи. Сегодня из Страны бежать некуда — евреям везде будет хуже, чем здесь. Но и в Стране пожарчик намечается немаленький.

Заметим, что не мы первые говорим о будущей Катастрофе. Эти мысли встречаются и у Элиэзера Берковича [2], и у Уильяма И. Перла [4]. Но мыслители рассматривают внешние обстоятельства будущей Катастрофы — поведение нееврейских народов, не рассматривая ее возможный пусковой механизм — поведение самих евреев.

8. Выводы

Итак, мы предложили гипотезу о единых причинах еврейских катастроф и на многих примерах (наблюдениях) проверили адекватность гипотезы. Она показала высокую степень корреляции с уже произошедшими событиями и позволила даже предположить наступление очередного события-наблюдения (не про нас будь сказано).

Но история тем и отличается от естественных наук, что понимание людьми правил и направления исторического процесса позволяет это направление изменить, избежав наступления неизбежных при пассивности евреев негативных явлений.

[1] Вениамин Файн “Вера и разум” изд-во Маханаим, Иерусалим 2007.

[2] Элиэзер. Беркович. Вера после Катастрофы. (перевод М Китросской, изд-во “Амана”, Иерусалим, 1990).

[3] Менахем – Михаэль Гитик. “Где же был Б-г во время Катастрофы” (Иерусалим, Изд-во “Дварим”, 2004).

[4] Уильям И. Перл. Заговор Холокоста. Международная политика геноцида. Интернет – перевод с английского яз. Английское издание 1989 год.

 

Исраэль Дацковский
club.berkovich-zametki.com

 

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика