Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Экономика серых зон

Экономика серых зон

Экономика серых зон

После распада СССР на территории некоторых его бывших республик стали возникать новые политические единицы – самопровозглашенные республики. Они с оружием в руках отстаивали свою самостоятельность от более крупных политических единиц, которые уже вписались в политический ландшафт Европы и всего мира. При этом они не получили юридического признания у мирового сообщества, потому что сообщество не могло поставить под сомнение суверенитет и территориальную целостность новых независимых государств.

Так появились политические образования, которые стали вести параллельное существование. Некоторые из них никем не признаны, некоторые повысили свой статус в 2008 г., но реально они существуют, поддерживают контакты с международными организациями, странами-спонсорами и с такими же, как и они, «серыми зонами». Кроме того, они ведут кое-какую хозяйственную деятельность, а иногда могут даже угрожать существованию более крупной политической единицы, в границах которой они как бы существуют (а когда-то в полной мере существовали).

В связи с тем, что эти серые зоны существуют уже достаточно давно, не может не возникать вопрос, каким образом им удается столько лет продержаться. Ведь боевые действия нанесли урон их хозяйству, а потом, после их окончания, эти зоны попали под действие общеэкономической, а также энергетической и транспортной блокады, установленной другой стороной конфликта и ее союзниками.

Положение самопровозглашенных республик усугублялось еще и тем обстоятельством, что в советский период экономическое развитие части из них было относительно слабым, так как вышестоящие республиканские власти выделяли буквально крохи на их развитие, концентрируя инвестиционные потоки на территориях проживания доминирующего этноса. И именно низкий уровень экономического развития послужил одной из причин недовольства местного населения новой «старой» республиканской властью. Поэтому, опять же, их длительное мирное существование не может не вызвать удивления.

При этом прекрасно понятно, что возникнуть и защитить свою независимость эти «новообразования» могли только благодаря военной и экономической поддержке стран-доноров. Для Нагорного Карабаха это Армения (и, шире, вся мировая армянская диаспора), для Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья – это Россия. Разумеется, российскую помощь получает мятежная часть Донбасса, внешнюю помощь получали и сепаратисты в Чечне.

Однако военная помощь, особенно из безграничных арсеналов Советской Армии, – это одно, а вот экономическая, особенно на постоянной основе – совершенно другое, так как она иногда могла стать непосильной обузой для страны-донора. Тем не менее, она была и остается важным источником более или менее сносного существования «серых зон». Доноры осуществляли прямые материальные и финансовые вливания в экономику поддерживаемой политической единицы и, кроме того, предоставляли ее жителям возможность работать на предприятиях, расположенных на ее территории. Однако другим, не менее важным источником существования, для самопровозглашенных республик оказались так называемые местные производства.

Местные производства могут существовать практически на любой территории, годной к проживанию, обычно они состоят из получения местных природных ресурсов и их переработки. Как правило, в их состав входят сельское хозяйство и работающие на базе его сырья пищевые или текстильные отрасли, рыбное хозяйство, лесное хозяйство и деревообработка, производство строительных материалов и строительство, добыча местного топлива, электро- и теплоэнергетика и, разумеется, туризм.

Для полноты картины отметим, что эти местные производства, работающие на местном сырье и на локальный рынок, могли дополняться производствами, работавшими на местном или привозном сырье, продукция которых местным потребителям была почти не нужна и поэтому полностью вывозилась за пределы района своего расположения. Это могли быть или сырьевые предприятия (добыча полезных ископаемых), или производство оборудования.

Однако, хотя продукция этих производств на местный рынок не поступала, для местного рынка их наличие имело очень большое значение, так как создавало дополнительные и хорошо оплачиваемые рабочие места, которых в таких местах, как правило, сильно не хватало.

Поэтому, если мы посмотрим на хозяйство самопровозглашенных республик, например, Нагорного Карабаха, то увидим, что структура его производственного комплекса не сильно отличается от приведенного нами выше стандарта. На территории Республики растет виноград, поэтому есть вино-водочно-коньячные предприятия, пасется скот, поэтому есть мясоперерабатывающие и молочные заводы, местные овощи и фрукты перерабатываются на консервных заводах, выращивается зерно и табак, которые отправляются на хлебопекарные и табачные предприятия.

Далее, поскольку на территории НКР производится техническое сырье, в частности, хлопок, шелк и кожи, то для их переработки были построены текстильная и обувная фабрики, ковроткацкие фабрики, а также хорошо известный шелкоткацкий комбинат в Степанакерте.

Здесь, кстати, надо отметить, что этот комбинат является хорошим примером того, как вышестоящее руководство (в данном случае – в Баку) контролировало экономическую ситуацию на территориях, развивать которые оно не хотело. Большая часть производственных процессов комбината была сосредоточена на одной производственной площадке, но вот окраска ткани (повышавшая стоимость продукта в три раза) реализовывалась в одном из азербайджанских сел. Соответственно, центр прибыли этого комбината находился уже не в армянской, а в азербайджанской части Карабаха. Потом красильное производство оказалось в зоне боевых действий и прекратило свое существование – и вместе с ним весь комбинат.

Хотя Карабах находится в окружении гор, тем не менее, на его территории есть деревообрабатывающий комбинат, который в качестве сырья раньше использовал привозную древесину, а теперь – древесину местных пород, которая является очень редкой и, соответственно, очень дорогой. И, опять же, поскольку Карабах – гористая территория, комбинат строительных материалов в качестве сырья использует породы камней, добываемых на местных карьерах – известняк, туф, базальт и гранит.

Особенностью Республики является зависимость от внешних поставок топлива и, в тоже время, наличие возможности эту зависимость снизить. Она реализуется путем строительства малых ГЭС на горных реках вдобавок к построенной в 1976 году Сарсаганской ГЭС. Ее мощность составляет 50 МВт, мощность вновь построенных малых ГЭС составляет 30 МВт, соответственно, общий энергетический потенциал НКР составляет 80 МВт, что дает возможность в год производить 700 млн. КВт-час электроэнергии, что значительно превышает текущие потребности местных потребителей.

Еще один сектор экономики НКР – это горнодобывающая промышленность, которая сейчас представлена добычей золотой руды, она в виде концентрата отвозится на переработку в Армению. Но в будущем, поскольку на ее территории есть месторождения меди, молибдена и каменного угля, этот сектор может значительно увеличить выпуск продукции.

Выше мы упоминали, что, кроме предприятий, работающих на местный рынок сбыта, на некоторых территориях строились объекты, продукция которых на местный рынок практически не поступала. Таких предприятий в Карабахе было два – завод электрических светильников и завод по производству конденсаторов. Понятно, что после начала боевых действий в Карабахе и экономических реформ в России прежние рынки сбыта для этих предприятий исчезли, выпуск продукции многократно сократился, и свою прежнюю функцию – создавать рабочие места и доходы в районах с избыточной численностью населения – они уже не выполняют.

Экономическая ситуация в Республике хотя и улучшается, но до полного выздоровления еще далеко, так как последствия боевых действий (а также – прежней системы хозяйствования) еще не удалось ликвидировать до конца. До сих пор около 10 тыс. гектаров орошаемых земель находится в зоне боевых действий, 8 тыс. гектаров заминировано. 2 тыс. гектаров садовых плантаций и 10 тыс. гектаров виноградников сожжены дотла. Далее, поскольку Азербайджан и Турция осуществляют транспортную блокаду НКР, то единственной связью с внешним миром (и, соответственно, возможностью обменивать товары) является автодорога Степанакерт – Лачин – Горис – Ереван, идущая по так называемому «лачинскому коридору». Железнодорожное сообщение, с помощью которого только и можно перевозить крупнотоннажные грузы, полностью отсутствует. Бюджет НКР является хронически дефицитным и покрывается за счет межгосударственных кредитов, предоставляемых правительством Армении. В среднем, за счет этого трансферта покрывалось от 40% до 60% доходной части бюджета Республики и, в частности в 2013 году сумма предоставленного кредита составляла 55 % от ее бюджета

Григорий Гриценко,
polit.ru

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика