Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Движение – всё, цель – ничто

Движение – всё, цель – ничто

20641786314_5f2ea8a12d_b

Вряд ли, формулируя более века назад этот принцип в противовес марксовой теории неизбежности социалистической революции, лидер II Интернационала и правого крыла германской социал-демократии Эдуард Бернштейн предполагал, что со временем он будет взят на вооружение как его идейными наследниками, так и их противниками. Но именно так происходит нынче в Европе, которая уже давно находится в кризисе, в чем никак не желала себе признаться и, вероятно, не призналась бы, если бы не нынешняя иммиграционная волна и решение Великобритании о выходе из ЕС. Нынче же, выступая в Европарламенте, президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер вынужден говорить об «экзистенциальном кризисе» Евросоюза.

После таких слов логично было бы ожидать, что на очередном саммите ЕС не только состоится нелицеприятный разговор о том, как Европа дошла до такой жизни, но и будут намечены реальные шаги по выходу из кризиса. Тем более, что на сей раз организатором саммита был премьер-министр Словакии Роберт Фицо. Тот самый, который после теракта в Париже в ноябре 2015 г. заявил: «Я не вижу ни одной причины – будь то права человека, или гуманизм, или собственная выгода типа дешевой рабочей силы – для того, чтобы мы игнорировали огромный риск для безопасности, который таит в себе эта иммиграционная волна».

Однако, вероятно, и положение хозяина встречи обязывает, и закулисное давление сыграло немалую роль. В итоге на встрече глав европейских государств и правительств Фицо уже не настаивал на конкретных решениях, а все время говорил о «братиславском процессе». Процесс же, как известно, предполагает дискуссии, обмен аргументами, согласование позиций, но вовсе не обязательно – конкретный результат. Вернее, результатом является демонстрация стремления антагонистов к единству без детализации того, каким образом этого возможно добиться. Между тем к началу встречи оппоненты были едины лишь в одном: та ситуация, в которой Европа оказалась в 2015 г., не должна повториться. Понимая полярность позиций, организаторы встречи подчеркивали ее неформальный характер и заранее предупредили, что по итогам саммита не планируется принятие официального документа и конкретных решений. Это устраивало не всех, и в итоге по настоянию Ангелы Меркель Жан-Клод Юнкер, выступая накануне в Европарламенте, изложил программу деятельности ЕС на ближайший год. После чего в итоговом заявлении участников встречи появилась фраза: «Мы решительно настроены на то, чтобы в ближайшие месяцы предложить нашим гражданам привлекательную Европу, которой бы они могли доверять. Мы уверены в том, что у нас хватит для этого воли и сил». Дальше следуют общие слова о том, что ЕС видит для себя в качестве основных задач: улучшение сотрудничества в области обороны и охраны внешних границ, стимулирование экономического развития и поддержка инвестиций, борьба с безработицей среди молодежи…

В общем, всё как всегда. И неудивительно, что итогами встречи недоволен не только венгерский премьер Виктор Орбан, традиционно критикующий Брюссель. Его итальянский коллега Маттео Ренци был настолько разочарован, что даже отказался принять участие в совместной пресс-конференции с Ангелой Меркель и французским президентом Франсуа Олландом, поскольку уверен, что его страну, как и Грецию, оставили один на один с гигантской проблемой беженцев, которых в Италии с каждым днем становится все больше. На саммите же о потоках беженцев из Африки предпочли не говорить, а лишь твердили о том, каким эффективным оказалось соглашение с Турцией. Между тем после его вступления в действие и перекрытия балканского маршрута из Греции в Северную Европу 90% беженцев попадают в ЕС через Италию. За первые восемь месяцев нынешнего года их число уже превысило 130 тыс., но большинство европейских стран не спешат «разгрузить» Италию. Да и принятое в сентябре 2015 г. решение о переселении 160 тыс. ранее прибывших в Грецию и Италию беженцев практически саботируется: до сих пор переселен всего 5651 человек.

То ли поняв полную бесперспективность обязательных квот, то ли не желая накалять и без того существенное противостояние между сторонниками и противниками массового приема беженцев, участники саммита в итоге согласились модернизировать парадигму иммиграционной политики ЕС, что, в конечном итоге, можно рассматривать как политическое поражение Ангелы Меркель. Речь идет о предложенной так называемой Вышеградской группой (в нее входят Польша, Венгрия, Чехия и Словакия) и поддержанной Еврокомиссией концепции «эластичной солидарности», которая измерялась бы не только количеством принятых беженцев, но и другими формами участия, например помощью в охране внешних границ, а также финансовой поддержкой тех стран, которые борются с миграционным наплывом.

ФРГ и ЕС по-прежнему далеки от согласованной иммиграционной политики

Чтобы хоть как-то сохранить лицо, глава Еврокомиссии так объяснил свою внезапную поддержку позиции лидеров Вышеградской группы: «В Польше и Венгрии пребывает большое количество беженцев из Украины, которых, к примеру, в Западной Европе совсем немного. Этот факт стоит принять во внимание. Также стоит учесть, с какой действительностью ежедневно сталкиваются эти страны. В конце концов, если страна отказывается принимать беженцев, есть и другие способы проявить солидарность, например в укреплении внешних границ Европейского Союза». Вероятно, сторонники подобного подхода оказались в большинстве, так что в итоге Меркель пришлось отступить, хотя она и не уставала подчеркивать, что «все государства заинтересованы в общем решении». Таким образом, идея принудительных квот оказалась практически похороненной, однако никакой альтернативы ей предложено не было. Подводя перед журналистами итог бесед, Виктор Орбан заметил: «В ЕС по-прежнему преобладает та же самая саморазрушительная и наивная иммиграционная политика, что и прежде. Дискуссии касаются в основном того, как распределить беженцев, а не того, как защитить границы». А единственным положительным результатом саммита венгерский премьер назвал обещание помочь Болгарии в борьбе с нелегальной иммиграцией. Хотя формально участники встречи пообещали, что в апреле будущего года, в аккурат к 60-летию ЕС, они представят конкретные предложения. Наша песня хороша – начинай сначала…

«Балканский саммит»

Начали уже через неделю. На сей раз в Вене, куда австрийский канцлер Кристиан Керн пригласил руководителей ЕС, премьер-министров Греции, Словении, Хорватии, Сербии, Албании, Венгрии, Болгарии, канцлера ФРГ и главу МВД Румынии. Уже сам состав приглашенных был сигналом к примирению, поскольку на февральскую встречу руководителей стран, через которые пролегает балканский маршрут, ФРГ и Грецию – главных противников его закрытия – демонстративно не пригласили.

Европейцы не так хорошо, как бывшие советские граждане, умеют на основании официальных фото оценивать политические расклады, но даже они обратили внимание на то, что на снимках из Вены, в отличие от прошлых подобных фотографий, в центре внимания находится Керн, а вовсе не Меркель. И если то обстоятельство, что на недавнем официальном фото из Братиславы канцлер ФРГ оказалась задвинутой во второй ряд, немецкие газеты могли объяснить требованиями протокола (в первом ряду стоят главы государств, а во втором – главы правительств), то тут уж от правды было не уйти: особых симпатий к Меркель, а также особых надежд на нее у представителей Восточной Европы нет. Поэтому в выражениях особенно не стеснялись и к вящему неудовольствию канцлера ФРГ постоянно повторяли, что балканский маршрут закрыт, и эта ситуация не изменится. Подтвердил это и президент Европейского совета Дональд Туск. Хотя, как и в Братиславе, никаких конкретных решений в Вене принято не было, австрийский канцлер был ей доволен, заявив, что удалось побеседовать откровенно, «без европейской болтовни», не обходя и неудобных вопросов.

А их, между тем, немало. Уже после объявления в конце марта о том, что балканский маршрут закрыт, по нему в Германию попали около 50 тыс. иммигрантов, еще 18 тыс. – в Австрию. Эти цифры стали предметом дискуссии между Керном и Орбаном. В то время как первый утверждал, что полное закрытие границ является иллюзией, второй настаивал на том, что это реально, требовал разработки плана на тот случай, если Турция откажется выполнять подписанное с ЕС соглашение о сдерживании потока иммигрантов из Сирии, предлагал ЕС заключить аналогичное соглашение с Египтом и создать на побережье Ливии «крупный город беженцев», куда можно было бы возвращать нелегальных иммигрантов из Европы. И, конечно же, в очередной раз заявил, что Венгрия никогда не согласится на принудительное навязывание ей беженцев.

Как бы оппонируя ему, Ангела Меркель сообщила о том, что Германия готова ежемесячно принимать по 500 беженцев из Италии и Греции в рамках договоренности о распределении. Ее австрийский коллега не стал публично комментировать это заявление, однако неделю спустя в интервью газете Welt am Sonntag глава МИД Австрии Себастьян Курц выступил с жесткой критикой иммиграционной политики Меркель. По его мнению, заявление канцлера ФРГ о готовности Германии принимать дополнительно сотни беженцев из государств, служащих перевалочными базами для нелегальных мигрантов из Азии и Африки, приведет к дальнейшему усилению наплыва беженцев в эти страны, так как у них возникнет надежда, что, в конечном итоге, им удастся попасть в Германию. По мнению Курца, вместо того, чтобы проводить политику в стиле «хотели, как лучше», приводящую к отрицательным результатам, Германии и прочим европейским странам следует сосредоточиться на укреплении внешних границ ЕС и реализации программ легального переселения беженцев непосредственно из кризисных регионов. В отличие от ФРГ, канцлер которой категорически отвергает возможность формального ограничения числа принимаемых страной беженцев, Австрия этот шаг уже предприняла.

В общем, и на сей раз все ограничилось разговорами. Результат закреплять на бумаге не стали: уж слишком далек он от консенсуса. Относительная близость позиций наблюдается лишь по вопросу о необходимости сотрудничества со странами, являющимися основными «поставщиками» беженцев. Но и тут не все так однозначно…

Каждая неделя – подарок

Вскоре после встречи в Вене газета Die Welt опубликовала мнение идеолога соглашения между Турцией и ЕС Геральда Кнауса, который предрекает коллапс сделки, «если в конечном счете попытка вернуть мигрантов обратно в Турцию не удастся». Это ведь только по словам еврокомиссара по вопросам иммиграции Димитриса Аврамопулоса ситуация позволяет говорить о «конкретных позитивных результатах»: если в октябре 2015 г. на греческие острова ежедневно высаживались до 7000 беженцев, то в июне нынешнего года – около 85. Между тем Аврамопулос не зря в конце сентября оперирует статистикой за июнь. В июле и августе соответствующие показатели достигали уже 1920 и 3447 человек в день.

В связи с этим исследователь миграции Геральд Кнаус предупреждает, что соглашение висит на волоске. Он объясняет растущее число «переходов» через Эгейское море изменившимся отношением к рискам: «В Эгейском регионе мигрантов удерживало чувство безнадежности. Они думали, что после переправы окажутся либо на греческих островах, либо опять в Турции. Теперь же они понимают, что их шансы остаться в Греции или с некоторым промедлением пробраться на север все же не так малы».

С каждым днем становится все более очевидным, что центральный элемент соглашения не функционирует. До сих пор европейские политики шутили: никто не придерживается этих договоренностей, кроме беженцев. Но со временем и беженцы поняли соотношение цифр: с момента вступления соглашения в силу в Европу по Эгейскому морю прибыли более 15 тыс. человек, возвращены же в Турцию – всего 580. В первую очередь – из-за нежелания греческих судов признавать Турцию безопасной для беженцев страной.

Кнаус призывает европейские страны надавить на Грецию с тем, чтобы она ускорила процесс рассмотрения заявлений беженцев и не тормозила их высылку. Однако страны – члены ЕС не только не делают этого, но даже не торопятся выполнять свои обязательства по откомандированию в Грецию чиновников и юристов, призванных организовать этот процесс. Вследствие всего этого лагеря беженцев на греческих островах восточной части Эгейского моря переполнены более чем вдвое, что вызывает недовольство местного населения и местами ведет к социальным протестам. Недавнее заявление правительства Греции о намерении переселить беженцев с островов на материковую территорию Кнаус считает сигналом тревоги и предупреждает, что это обязательно послужит побудительным мотивом для новых беженцев отправиться в небезопасное плавание. По его словам, «Европа играет в русскую рулетку», и каждую неделю, когда соглашение с Турцией соблюдается, ЕС должен оценивать как подарок судьбы.

Похоже, как подарок судьбы рассматривают подобное соглашение и в Египте. Президент этой страны с самых разных трибун, включая пленарный зал Генассамблеи ООН, называет каждый раз все более высокую цифру потенциальных иммигрантов, готовых покинуть африканский континент и отправиться с египетского побережья в Европу. По словам Аб аль-Фаттаха ас-Сисси, в стране сейчас таковых около 5 млн человек. И хотя в ООН называют куда более скромную цифру – 250 тыс., своей цели посыл египетского президента достиг: в Брюсселе призадумались. Да и есть о чем: даже если абстрагироваться от фантазий президента, который с их помощью намерен добиться от ЕС соглашения по турецкому варианту с соответствующими финансовыми вливаниями, элементарная демографическая статистика говорит о том, что совсем уж пустыми угрозами его слова назвать нельзя. Ежегодно на свет появляются более 2 млн новых египтян, подавляющее большинство которых на родине лишены каких-либо перспектив. Дай Египет слабину, предупреждает ас-Сисси, и десятки тысяч исламских экстремистов заполонят Европу. Так что, Европа, ты уж лучше тряхни мошной…

Ангела Меркель, гордая тем, что именно она в значительной степени способствовала заключению пакта с Эрдоганом, ратует за дальнейшее распространение этого «передового опыта» на Египет и другие африканские страны. Об этом она говорила на встрече в Вене, а недавно, отправляясь с визитом в Африку, вновь повторила свое предложение. Это, однако, вызывает сопротивление Еврокомиссии, так что еврокомиссар по вопросам расширения ЕС Йоханнес Хан уже сообщил руководителю Ведомства федерального канцлера Петеру Альтмайеру о том, что в Брюсселе идею Меркель считают контрпродуктивной. Там подчеркивают существенную разницу между Турцией, где нашли временное пристанище 2,7 млн бежавших от войны сирийцев, и Египтом, который представляет собой всего лишь транзитную страну на пути по большей части экономических иммигрантов. К тому же Еврокомиссия не без основания опасается чрезмерных финансовых аппетитов африканских царьков. «Пусть Меркель сперва посмотрит, получит ли она от Бундестага деньги на эти цели», – цитирует Spiegel одного из европейских дипломатов. Иными словами, Еврокомиссия готова финансировать конкретные программы африканских стран, направленные на реальное улучшение положения местного населения, но не готова вручать бланко-чеки коррумпированным автократам и диктаторам.

К тому же эксперты предупреждают о том, что программы экономического сотрудничества с африканскими странами могут быть полезны для регулирования иммиграционных процессов в средне- и долгосрочной перспективе, но сегодня Европа должна в первую очередь сосредоточиться на ограничительных мероприятиях. Так, руководитель берлинского Института народонаселения и развития Райнер Клингхольц, как и Виктор Орбан, считает целесообразным создание центров первичной регистрации беженцев вблизи кризисных регионов. Въехать в Европу сможет лишь тот, чье прошение будет удовлетворено. Но сделает он это легально и без риска для жизни. Что же касается долгосрочного улучшения условий жизни на африканском континенте, то тут, по мнению ученого, определяющими являются инвестиции в образование. Между тем на их долю приходится лишь 2% мировой экономической помощи Африке.

Меркель, кстати, предложила еще один рецепт экономической помощи странам третьего мира. Накануне ежегодного съезда работников германской туристической отрасли она призвала сограждан почаще предпринимать путешествия в арабские страны, чтобы лучше представлять себе тамошнюю ситуацию и укреплять экономику этих стран.

Статистика пока умалчивает о том, последовали ли граждане совету канцлера. А вот европейские пограничники сообщают, что из Египта в Европу отправляется все больше утлых суденышек с беженцами, причем значительную их часть составляют несовершеннолетние, которых их родители отправили в этот непростой путь не в последнюю очередь потому, что наслышаны: гуманные европейцы первым делом спасают всех в своих территориальных водах и доставляют в Европу и лишь затем решают, что делать с беженцем. А значит, шанс «зацепиться» есть.

Кто не спрятался – сам виноват

Правительство ФРГ, однако, предпочитает рапортовать о своих успехах. «В 2016 г. удалось серьезно снизить число беженцев, прибывающих в Германию, а в процесс регистрации привнести порядок… По состоянию на 30 сентября заявки на предоставление убежища подали 657 тыс. человек», – сообщил в начале октября министр внутренних дел Томас де Мезьер. По его словам, эти данные показывают эффективность принятых Берлином мер. За первые девять месяцев нынешнего года в ФРГ прибыли около 213 тыс. новых беженцев. Ранее МВД с радостью сообщило, что, по уточненным данным, число мигрантов, прибывших в минувшем году в страну, составило не 1,1 млн человек, как сообщалось ранее, а всего лишь 890 тыс.

В то же время Федеральное ведомство криминальной полиции сообщило о том, что по состоянию на 1 сентября объявлены в розыск более 280 тыс. иностранцев, которые подлежат высылке из ФРГ, но уклоняются от нее. При этом представитель ведомства подчеркнул, что предписание о высылке касается куда более многочисленного контингента, но нередко его реализация затруднена наличием у иностранца так называемого Duldung – согласия властей терпеть его пребывание на территории страны в связи с невозможностью высылки по той или иной причине. Сказать же, сколько всего иностранцев нелегально находится в Германии, органы внутренних дел не могут.

Из газетных публикаций последних недель стало понятно, что единой политики в отношении Duldung в стране нет. Так, наиболее либерально к этому вопросу подходят в федеральной земле Бремен, наиболее строго – в Баварии. Это свидетельствует о том, что длительное пребывание в ФРГ иммигрантов, чьи прошения о предоставлении убежища отклонены, вызвано не столько невозможностью их своевременной высылки, сколько отсутствием у ряда земельных правительств соответствующей политической воли. В Баварии, например, где стараются ответственно относиться к деньгам налогоплательщиков, непосредственно в местах первичного размещения беженцев представители Федерального ведомства по делам мигрантов и беженцев работают совместно с судьями административных судов и сотрудниками МВД, так что оперативно принятые решения не менее оперативно исполняются. Например, если соискатель убежища, чье прошение отклонено, не имеет документов, ему оперативно оформляется временное удостоверение личности, на что в других федеральных землях, где подобными вопросами заняты коммунальные власти на местах, уходят месяцы, за которые иностранец при желании может скрыться, чтобы избежать высылки. (Правда, МВД уже подготовило законопроект, направленный на ускорение высылки. Он, в частности, предусматривает отказ от предварительного сообщения о сроке депортации и увеличение срока содержания в депортационных тюрьмах с четырех дней до двух недель. Кроме того, планируется ужесточить санкции, применяемые к иностранцам, сознательно уничтожившим свои документы. Организация Pro Asyl уже назвала предложения МВД «негуманными», а представители Левой партии – «гуманитарным банкротством».)

Отдельная тема – отсрочка высылки по медицинским показаниям. Консервативные политики и представители полиции неоднократно высказывали мнение о том, что в стране сформировалась целая отрасль посредников, готовых не бескорыстно помочь иностранцу достать необходимую врачебную справку. Статистических данных пока нет, но это утверждение косвенно подтверждается существенным различием соответствующего показателя по различным федеральным землям. И здесь впереди всех Бремен, а вот в федеральной земле Мекленбург – Передняя Померания не зафиксировано ни одного подобного случая.

Всего же, по данным МВД ФРГ, в настоящее время в стране проживают около 549 тыс. соискателей убежища, заявления которых были отклонены, но которые по тем или иным причинам не могут быть высланы. Почти каждый второй из них уже успел получить неограниченный вид на жительство в Германии. Около 406 тыс. находятся в ФРГ уже более шести лет, и многие из них при выполнении ряда условий смогут вскоре претендовать на германское гражданство.

Актуальные тенденции судопроизводства свидетельствуют о том, что в будущем эта цифра может значительно вырасти. Реагируя на стремление МВД предоставлять как можно большему числу сирийских беженцев так называемую субсидиарную защиту, ограниченную по времени и объему, заявители с помощью адвокатов, открывших для себя новый источник дохода, все чаще обращаются в Административный суд Трира (именно здесь рассматриваются все иски соискателей убежища), добиваясь признания полного статуса беженца с правом трехлетнего пребывания в ФРГ и воссоединения семьи.

Этим грустные новости для налогоплательщиков не ограничиваются. Близкий к социал-демократам Фонд им. Фридриха Эберта опубликовал экспертное заключение, авторы которого призывают выплачивать всем соискателям убежища пособие Hartz IV, а на языковые курсы направлять всех иммигрантов, включая тех, у кого практически нет шансов остаться в ФРГ. А руководитель государственной больничной кассы AOK Rheinland/Hamburg Гюнтер Вельтерман потребовал от политиков увеличить налоговые дотации для финансирования здравоохранения в связи с резким увеличением числа беженцев.

Все это пока лишь предложения. А вот десятки волонтеров, поверивших обещаниям политиков и подписавших финансовые поручительства, чтобы помочь беженцам пригласить в Германию их родственников из охваченной войной Сирии, осенью 2015 г. начали получать из агентств по труду письма с требованием выплаты пятизначных сумм. Дело в том, что первоначально речь шла о 15 земельных программах (Бавария не принимала в этом участие) помощи беженцам, и земельные политики обещали, что финансовые обязательства поручителей ограничиваются лишь периодом рассмотрения заявлений беженцев о предоставлении им убежища. Но, получив государственное признание, эти беженцы стали подопечными агентств по труду – органов федерального подчинения, которые не чувствуют себя связанными обязательствами земельных политиков. Ну а те, в свою очередь, не особо торопятся выяснять отношения с политиками федеральными.

Кто о чем, а политики…

А политики, увы, по-прежнему либо делят чужие деньги, либо дают дурацкие советы.

Так, федеральный министр экономического сотрудничества и развития Герд Мюллер требует от стран – членов ЕС выделения еще 10 млрд € для оказания помощи соседним с воюющими государствами странам, принимающим беженцев. «Если мы не будем решать проблемы на местах, то эти проблемы придут к нам», – уверяет министр. Верно. Однако они придут и в том случае, если эти проблемы решать: ведь люди не могут и не будут ждать так долго, а выделение помощи никак не увязано со сдерживанием потока беженцев. Ранее выделенные на эти цели почти 4 млрд € не остановили этот поток. С выделением же денег под условие Европа испытывает большие затруднения. Поэтому, в частности, и не реагирует на призывы германских консерваторов о необходимости увязать экономическую помощь тем или иным странам с их обязательством принимать назад своих высланных из Европы граждан.

Если консерваторы хотя бы делают вид, что пытаются оберегать своих сограждан от надвигающихся на них проблем, то социал-демократы даже не скрывают того, что готовы и сами сдаться на милость будущих победителей, и сдать всех окружающих. Газета Die Welt сообщает о том, что заместитель главы партии Айдан Ёзогуз, которая одновременно является уполномоченным федерального правительства по вопросам миграции, беженцев и интеграции, разработала свой план решения проблем, связанных с притоком в страну иммигрантов. Среди прочего Ёзогуз требует от федерального и земельных правительств еще большей открытости страны, а от бизнеса – большей доступности рынка труда для беженцев. Население же она призывает «приспособиться» к еще более стремительному наплыву иммигрантов, подчеркивая, что интегрироваться придется не только им, но и коренному населению. Ведь, по словам политика турецкого происхождения, «уже сегодня каждый пятый житель страны имеет иностранные корни, так что Германия уже давно перестала быть тем этнически гомогенным национальным государством, каковым ее еще принято считать».

Трудно сказать, всем ли жителям Германии понравится подобная перспектива. Но даже если не всем, СДПГ не расстроится: ведь на подходе сотни тысяч новых избирателей из числа непризнанных беженцев, которые вскоре смогут голосовать.

Михаил ГОЛЬДБЕРГ, «Еврейская панорама»

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика