Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / ДТП: последняя капля

ДТП: последняя капля

Две передачи программы «Пусть говорят», отдельный большой сюжет в передаче «Человек и закон», не говоря уже о том, что прошло по всем главным российским телеканалам, а также радио и интернету — и это все о факте наезда на ребенка со смертельным исходом рядом с домом проживания его семьи. Случай это называют — инцидент с «пьяным ребенком». Дело в том, что экспертиза установила, что в крови шестилетнего ребенка, который попал под колеса автомашины, возвращаясь с дедушкой с детской площадки, доля алкоголя составляла такую цифру, как будто несчастный мальчик выпил от стакана до бутылки водки.

Судмедэксперт утверждал, что запечатал пробы крови погибшего собственной печатью и послал на экспертизу в областной медицинский институт в профильную лабораторию. А потом подписал только акт, который оттуда пришел в официальном виде. Его не смутила ни доза алкоголя, ни возраст ребенка, ни то, что до момента ДТП он был активен, чего не могло быть по определению при попадании такого количества водки в его организм, ни то, что результаты вскрытия тела мальчика не подтверждают дважды проведенный анализ.

Сотрудники следствия уверяют, что состояние ребенка в момент аварии не имеет значения, поскольку вина женщины-водителя очевидна: она ехала по придомовой дорожке с превышением скорости и, к тому же, разговаривала по телефону, то есть, ей грозит реальное наказание.

Однако, у этой истории масса нестыковок и подробностей, которые вызывают и вопросы, и возмущение в интернете, и во время любых обсуждений.

Во-первых, известно, что, обычно, если полицейский или кто-то с большой должностью сбивает на автомашине пешехода, дают заключение о том, что тот был в состоянии алкогольного опьянения или переходил улицу в неположенном для этого месте.

Во-вторых, говорят о том, что сразу после ДТП исчезли камеры наблюдения, а запись, которую получил отец ребенка и передал в полицию, случайно потерялась.

В-третьих, муссируется версия о том, что алкоголь мог быть добавлен в пробы крови как судмедэкспертом, так и в лаборатории, где проходили исследования. Заметим, что суда еще не было, дело возбуждено по факту наезда на маленького пешехода, но подробности следствия — про анализы и иные факты — постоянно вбрасываются в медийное пространство, что, в принципе, служит не достижению истины, а забалтыванию ее. То есть, закрытая информация оказывается в свободном доступе, что в данном деликатном случае может быть на руку как самой владелице авто, так и ее адвокатам.

Есть тут и еще немаловажный момент: прошла информация, что женщина-нарушитель является супругой участника банды, которая отбирала у людей квартиры, за что он в составе преступной группировки уже несколько лет сидит в тюрьме.

И вот тут самый запутанный момент, казалось бы, очевидной ситуации: если бы водитель машины была обычной гражданкой, то тогда все решили бы быстро и однозначно — виновата, осуждена. Если бы отец погибшего мальчика был обычным гражданином, то тут тоже бы не церемонились, поскольку ясно, что у такой женщины, о которой теперь говорят постоянно как о виновной в смерти человека есть связи. (Свидетельница на камеру рассказывала, что дама кому-то звонила, что подъехали двое мужчин, что они о чем-то говорили с теми сотрудниками полиции, которые прибыли на место происшествия, что может быть истолковано как воздействие на проведение следственных действий.) Но отец мальчика по стечению обстоятельств — офицер Росгвардии, недавно созданного элитного подразделения правопорядка. И вот в трагическом противостоянии столкнулись жена преступника и служитель закона, что делает ситуацию тупиковой, поскольку обычным порядком — кого-то обвинить или кого-то прикрыть — уже не получается. (Заметим, что не попадалось на глаза сообщение о том, что руководство Росгвардии, хотя бы в лице помощника его — Хинштейна, который постоянно участвует в ток-шоу на телевидении, а до того был главным ангажированным, наверное, разоблачителем в России — никак на ситуацию, которая взбудоражила всю страну, не реагирует.

Ситуация тупиковая еще и вот почему: признаются те, что манипулировали с анализом крови в подлоге — им грозит наказание, не признаются, будет расследование, и все равно придется указывать, что произошла ошибка. Но в таком случае им также грозить может наказание со стороны тех, кто сделал все возможное, чтобы направить следствие в нужном направлении. (Пишут о том, что район ближнего Подмосковья, где произошло ДТП со смертельным исходом, одно из самых криминализированных в области, что также добавляет остроты в восприятие ситуации с гибелью дошкольника.)

Тут есть и другие аспекты: очевидно, что отец мальчика вроде бы не обращался в суд по данному поводу, поскольку все не так просто и однозначно, как может представляться с первого взгляда. Ребенок шел с детской площадки домой с дедушкой. Тот держал в руках велосипед, а не мальчика, что и явилось косвенной причиной трагедии. Если бы при прохождении проезжей части ребенок был бы рядом со старшим членом семьи, то, возможно, гибели его удалось бы избежать, предотвратив последствия столкновения ребенка с автомашиной. Так что, речь может идти тут о ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию ребенка.

И еще на один момент стоит обратить внимание: женщина-обвиняемая прислала на имя отца ребенка перевод на 50 000 рублей, что есть среднемесячная зарплата в России. Родитель ребенка деньги, естественно, не стал получать, поскольку сумма и сама акция — гнусны. Но может встать на суде вопрос о том, что отец теоретически потерял будущего кормильца или об утраченной прибыли, как ни грустно в таких терминах о случившемся говорить. И тогда сумма материального ущерба может исчисляться миллионами. Понятно, не об этом думают родители пострадавшего мальчика, но есть суд и есть закон, который формально на стороне родителей, а не женщины-водителя.

Все бы так, если бы не сопутствующие делу обстоятельства, о которых сказано выше.

Надо упомянуть и то, что этот район Подмосковья дважды за короткое время стал информационным поводом. На Прямой линии с Президентом РФ жители его сказали, что в полукилометре от них — громадная мусорная свалка, которую убрать собирались через два года. Президент РФ на камеру потребовал решить вопрос с ликвидацией свалки за месяц, а также распорядился разобраться, почему дома строили в непосредственной близости от мусорной кучи, которая занимает громадную площадь. (Тут как-то забывается вопрос о том, что же раньше мешало убрать свалку или не строить дома рядом с нею? Кроме того, мусоросжигающие заводы надо еще строить, что не всегда бывает экологично на выходе, несмотря на все заверения чиновников, и то, как говорят, что заказы на возведение таких заводов могут попасть в правильные руки.)

Выяснилось, что с мусором решить все можно в течение одной минуты, а вот с ДТП история длится уже третий месяц. На очередной передаче «Пусть говорят» известный артист, говоря о гибели мальчика, с пафосом заметил, что следователи и не такие случаи разбирали, расследуют и это ЧП. Все так, если бы ни привходящие обстоятельства, с недоверием граждан России к полиции, коррумпированности некоторых сотрудников правоохранительных органов и т.п.

Потому можно предположить, что случай в Подмосковье, где совсем недавно была, в том числе, и трагедия на дачном участке с расстрелом соседей, окажется последней каплей, которая переполнит чашу терпения. Связано это именно с тупиковостью того, что связано с ДТП: ни одна сторона не уступает по понятным причинам, но выяснить все до конца вряд ли поэтому удастся. Что будет свидетельствовать о том, что граждане России практически бесправны, и, нередко, ничего не могут доказать, сталкиваясь с действиями чиновников или полиции. А по тому, что говорят полицейские в данном случае, вплоть до профильного министерства, дело дошло до столкновения интересов закона и телефонного права. Только в кинофильмах, идущих по всем федеральным каналам, полицейские лихо раскрывают преступления, рискуя как репутацией, так и жизнью. В реальности все происходит, вероятно, не столь эффектно и часто наоборот. Что и вызывает возмущение, которое переходит в ропот и протест. Пока на уровне интернет-комментариев. Не дай бог, если произойдет перехлест народного возмущения. И все перейдет в то, о чем говорят, цитируя Пушкина, не будем даже повторять эту заезженную, но все же не до конца понятую фразу о русском бунте.

Короче говоря, не хотелось бы, чтобы нынешнее лето в России было жарким в общественном контексте, но заторможенность системы правопорядка уже такова, что сама провоцирует недовольство и есть вызов общественному мнению, которое может стать таковым не в теории, а на практике, чего хотелось бы избежать. Но, к сожалению, уже почти невозможно, хотя и желательно.

Илья Абель

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика