Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Без политики / Юмор / Девушки в униформе

Девушки в униформе

Девушки в униформе

1.

Когда девушек слишком много, лица их сливаются в одно пятно. Пусть даже светлое.

Единственная возможность вырваться из хаоса обезличенности — униформа.

Так ладная, с крепкой попкой и упругими грудями фигурка регулировщика ГАИ, облаченная в полувоенный френч, сразу вводит в меня в эротический транс.

А вот синяя тужурка и круглая шапочка с красным околышем водительницы трамвая совсем иное.

Когда я вижу такую девчонку за штурвалом, мне хочется тут же схватить её в охапку и рысью унести домой.

Когда же я столкнулся с пожарницей, куколкой с распущенной рыжей гривой, в полотняной юбке цвета хаки, то чуть не затрубил токующим маралом.

Естественно, завел у себя целый гардероб униформ.

Какой одежды у только не было!

Пожарных, спасателей, парашютистов, подводников, взрывников…

Я просил моих девушек облачиться в неё.

Поначалу заводило.

Потом… опостылело.

Всё-таки это подлог, дешевый карнавал.

Тогда я ринулся степным волком в московские дебри в поисках натуральных носительниц.

И что вы думаете?

Нашел на Тверской, в самом центре столицы.

Сержант полиции, Анастасия Воротникова.

Можно без церемоний, Настя.

На первых парах Настенька приняла меня за сексуально озабоченного хулигана.

Попросила паспорт со штампом московской прописки.

Листая его, мимолетно расстегнула кобуру.

Потом, когда я поведал ей о своей биографии вулканолога, путешественника и плейбоя, кобуру застегнула и согласилась заглянуть ко мне чашечку чая.

2.

В моей холостяцкой вилле я хотел взять Настюху прямо у порога.

Это было грубым просчетом.

Настя тут же приковала меня наручниками в водопроводной трубе.

— Пошутил, пошутил, — пошел я на попятную.

— Я бы не отказалась от бренди, — сжалилась надо мной Настя, расстегивая наручники.

— Бренди у меня есть португальский! — воскликнул я, потирая запястья. — Экстра-люкс!

— Ок! — Настя сделала попытку снять фирменные ботинки со стальными заклепками.

Я остановил её:

— Не снимай ничего! Будет жарко, включу кондишн.

— А всё-таки персидский ковёр мне жалко.

— Тьфу, на него!

— Тьфу, так тьфу… Тьфу!

Мы пили бренди и слушали лёгкую синкопированную музыку.

Кажется, Ференца Листа.

Толковали о диковинных нравах Рублёвской элиты.

Вернее, толковал я.

Что могла знать о жизни московских сливок сержант полиции?

Потом я приглушил свет и пригласил барышню на тур вальса.

Настя потупилась.

На скулах её проступили пунцовые пятна:

— Я плохо танцую.

— Согласен преподать пару блиц-уроков.

Лилась нежная струнная музыка.

Я подхватил Настю за талию и полетел с ней по огромной зале.

Ах, как было приятно держаться за её кожаный пояс с кобурой и болтающимися наручниками!

Ох, как упоительно скрипели её форменные полуботинки!

Через пару туров губы девушки, полные, сочные, как июльский фрукт, с жадной нежностью потянулись ко мне.

Вжикнув молнией, Настенька расстегнула мне брюки.

— Никогда не думала, что это случится со мной! — жарко прошептала мне в ухо.

— Да! — с лёгким хрипом отозвался я.

Девушка с треском оторвала верхнюю пуговицу своей форменной рубашки.

— Ничего не трогай! — остановил её я. — Под ритмы вальсы моветон двигаться голым.

Я лишь расстегнул Настины форменные брюки.

— Это фантастика! — обомлела она.

3.

Потом я приводил в свои апартаменты водолазку, парашютистку, водительницу такси, пожарницу.

Пожарница Лиза мне полюбилась особо.

Как же идёт тонкой, хрупкой и сильной женской фигурке грубая парусина робы, тяжелые литые башмаки и каска со шлемом!

Я не выпускал Лизаньку из своих объятий целую неделю.

Её чуть не уволили с работы, поскольку она не поехала тушить пожар на ликероводочном складе.

— Пусти, Юрка! — молила Лиза, со слезами на чуть раскосых глазах наблюдая зарево на вышеозначенном складе.

— Ещё разок и беги тушить свой пожар. Делов-то.

Потом как-то разом всё надоело.

Устал…

Годы берут своё.

Да и десять добротных сексуальных танцев за день, согласитесь, слегка многовато.

Я шлялся по своим богатым покоям.

Кормил голубей на подоконнике гречкой-ядрицей.

Даже купил через курьера маленькую собачку-болонку.

Курьером оказалась… обалденная дева.

Она носила красную шапочку, канареечные её волосы коротко острижены, голые до локтя руки были покрыты нежным пушком.

Я возбудился.

Сказал парочку двусмысленных комплиментов.

Девушка, чтобы поправить волосы, сняла свою красную шапку, и я сразу остыл.

— Иди, милая! — протянул я быстроногой щедрые чаевые.

Тоска цыганской иглой вошла в моё сердце…

Предчувствие одинокой, никому не нужной старости.

Я глубоко вздохнул.

Вдруг в мой дом стал кто-то с треском ломиться.

С любопытством глянул в пуленепробиваемое окно.

Двое огромных мужиков отгибали ломами стальную дверь.

— Что вам угодно? — крикнул я в форточку.

— Открой и отдавай свои бабки! — гаркнул в ответ широкоплечий детина.

Он был в полумаске.

Изящной полумаске!

Спецодежда!

Хвала небесам, у меня нет гомосексуальных поползновений.

— Деньги я не отдам! — твердо ответил я.

— Тогда просто открой дверь.

— Зачем?

— Чтобы мы могли взять твои гроши.

— Ни за что!

— Ах, так! — второй грабитель подгрёб пожухлую траву к двери и достал зажигалку. — Тогда мы приготовим из тебя жаркое, мерзавец.

Щелкнул зажигалкой.

Занялся весёлый костерок.

Дверь не зажигалась.

Она, повторюсь, была стальной.

— Вы исключительно глупы! — сатанински рассмеялся я в форточку. — Чтобы расплавить металл, вам придётся построить компактную доменную печь.

— Спасибо за подсказку, хозяин! — в свою очередь дьявольски расхохотался медвежатник. — Мы подожжем дом со всех сторон.

— Чем не доменная печь?! — осклабился подельник.

Это беда!

Замок мой построен без единого гвоздя из красного, хорошо просушенного дерева, он сгорит, как спичка.

А я не хочу быть зажаренным, вроде дурака-вальдшнепа.

Тем более, я не очень люблю птичье рагу.

— Подождите! — попросил я.

— Некогда ждать! Иди, Жорж, поджигай с той стороны. А я с этой.

И нервически пощелкивая зажигалками, они стали окружать мой дом.

Я кинулся к телефону.

Куда звонить?

Президенту РФ?

Вряд ли он во внеурочное время отвечает на лихие звонки.

«Настя и Лиза!» — озарило меня.

Милые мои полиционерка и пожарница.

Лихорадочно застучал по клавишам аппарата.

4.

Мои лапушки примчались мигом.

Настя лихо скрутила злодеев, сковав сталью.

Лизанька из пенного огнетушителя сбила пламя с дома.

Бандиты тут же были депортированы в участок, а мы с девушками остались отпраздновать викторию.

Я откупорил бутылку шампанского «Мадам Клико».

Принес в серебряном ведёрке чёрную икру.

Включил струнную музыку.

Вивальди? Бах? Макаревич?

— А что, если нам устроить шведскую семью? — подмигнула Настя.

— У меня совсем нет опыта, — потупилась Лиза.

— Спокойно, душа моя! — добродушно расхохотался я. — Сейчас с вами гуру коллективного секса.

Девушки хотели раздеться, я властным движением руки остановил их:

— Пожалуйста, в униформе!

И что вы думаете?

Видимо, сказалось перевозбуждение от стычки с бандитами.

Мой жезл не реагировал ни на девушек, ни на их спецодежду.

Ни, тем более, на струнную музыку.

Даже не выручил скрип кобуры и форменных полуботинок.

— Простите, милые, я сегодня не в тонусе.

— Ты же гуру шведского секса? — изумилась Лиза.

— Ты что, Юрик?! — воскликнула другая моя сокроватница.

— Предлагаю вам любовную прелюдию завершить изысканным лесбийским сексом. Еще поэтесса Сафо утверждала…

— Ну, уж нет! — ранеными горлицами вскрикнули пожарница и полиционерка и тут же покинули мои покои.

5.

Череда неприятностей обрушилась на мою голову.

Я тонул в Московском море, однако меня спасла моя бывшая пассия, аквалангистка Катенька.

Я выпал с балкона Арбатского небоскреба, зацепился штанами за балконный крюк. Откуда был снят моей сладчайшей из зазноб, скалолазкой Леночкой.

Когда же у меня случился сердечный криз, надо ли говорить, на «скорой» ко мне примчалась медсестричка Вера, на своих длинных загорелых ногах.

С меня хватит!

Все мои беды начались от фемин в спецодежде.

Отныне никакой униформы!

И дело пошло на лад…

Я повстречал тоненькую, фигуристую девушку Надю.

На ней было синенькое, в горошек, ситцевое платье. Под ситцем трогательно просвечивали белый бюстгальтер и стринги.

— Ты хочешь меня? — спросил я красавицу.

— Да, Юрий! — она сладко поцеловала меня в губы.

Я отшатнулся.

Вдруг Надежда переодетая пожарница, фээсбешник, пилот истребителя?

— Ты где работаешь? — сухо прошептал я.

— Домохозяйка… Хотя мечтаю стать бойцом МЧС, — ухмыльнулась деваха.

— Ты с ума сошла?! Никакой униформы! Будь она проклята!

Артур Кангин
kangin.ru

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика