Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Демократия и аристократия

Демократия и аристократия

Я всегда был за демократию и сейчас остаюсь ее приверженцем. Но сегодняшнее состояние и эволюция современной западной демократии, чем дальше, тем больше меня раздражает. Она раздражает не только меня, но и многих в самих западных странах и в России с Украиной, в мусульманских странах и во всем мире. Но вот чем именно раздражает, тут много неразберихи и отсюда много негативных и опасных событий в мире проистекает. Это и побудило меня попробовать разобраться в этой статье во все этом.

При демократическом способе управления есть объективно обусловленная тенденция к сползанию общества в потребительство, к ожлоблению. Причина ее хорошо видна при сравнении демократического и аристократического обществ.

Аристократия в идеале имеет не только привилегии по сравнению с простым народом, но к ее представителям предъявляются и некие повышенные требования. Это требования служить «царю и отечеству» во время войны (и не только), требования, связанные с понятием чести и достоинства, требования по части образованности, культуры (высокой, а не масс культуры), духовности. Эти требования объективно обусловлены. На этапе формирования аристократии в аристократы естественным образом пробиваются только люди более менее удовлетворяющие этим требованиям и проявившие соответствующие качества на ниве служения царю, отечеству, народу: на войне, в государственном строительстве, в развитии науки, культуры, духовности. А затем и до тех пор, пока аристократическая верхушка общества не начинает загнивать, эти требования поддерживаются властью, которая аристократам же и принадлежит. Т.е. аристократия сама к себе и к своим наследникам предъявляет эти требования во имя дальнейшего пребывания у власти. (А когда перестает предъявлять, снижает планку, загнивает, то, как правило, теряет власть или, как вариант, гибнет все общество).

А при демократии власть по определению принадлежит народу. А у народа нет стимула, предъявлять к себе высокие требования. Требования народ предъявляет только к тем, кому он делегирует свою власть. С одной стороны, в том, что при демократии народ сам выбирает себе правителей, состоит ее преимущество перед аристократической формой правления. В аристократическом обществе власть несменяема и от этого она со временем загнивает. А при демократии народ периодически меняет власть, передавая ее каждый раз самым лучшим и достойным (по идее).

На первый взгляд кажется, что все в ажуре. Зачем всему народу напрягаться, держа высоко планку требований к себе любимому, если можно делегировать власть тем немногим, которые эту планку держат, а уж они позаботятся, чтобы всем было хорошо? Но фокус в том, что, если народ при демократическом устройстве не держит свою планку высоко, то он не в состоянии и выбрать тех, кто ее держит. Он будет выбирать только дешевых популистов, которые разводят его как лоха. Да со временем и выбирать будет не из кого. И даже если и найдутся достойные быть выбранными и народ таки выберет их, то и в этом случае эти достойные мало что смогут сделать при таком состоянии народа. Почему, спрашивается, одни и те же реформы в одних странах идут успешно, а в других «хотели как лучше, а получилось как всегда»? А все потому же.

И это – то, что и происходит сегодня в западных странах и странах недавно вступивших на путь демократии, прежде всего, в России и Украине. Жажда успеха, зачастую любой ценой, материального благополучия, удовольствий, преимущественно животных, и развлечений, вот, что составляет сущность среднестатистического современного западного человека. А что происходит с таким уже совсем абстрактным и почти забытым, устарелым понятием как душа, не имеющим долларового эквивалента и не поддающимся статистическому учету, можно судить по той духовной и душевной пище, которая предлагается западному, а ныне и российскому и украинскому обывателю и потребляется им. Я уж не говорю о порнографии, которая официально признается порнографией и узаконенность которой оправдывается ограничением по возрасту ее потребителей. (Как будто до определенного возраста у человека предполагается наличие души, а после на этом месте уже должна быть непременно помойная яма, в которую можно выливать любые помои). Или о порнографии, которая стыдливо прикрывается ярлыком «эротика». (А без хотя бы одной откровенно эротической сцены сегодня на экран не может выйти ни один фильм). А что представляет современная эстрада или шоубиз? Это – почти бесконечная сексуальная жвачка и похабель, чем дальше, тем более низкого художественного уровня. Читаемость книг упала драматически. Да и то, что читается, это не серьезная и высокохудожественная литература, классическая или современная того же уровня, а детективы, фэнтази, мистика и все та же сексуальная жвачка. Да и где эта современная литература уровня классической? В качестве таковой нам подсовывают всякие психоаналитические шизы и все ту же порнуху, замаскированную под эротику с примесью все тех же шизов. Да откуда и взяться настоящей литературе? Нет спроса, нет и предложения.

О характере человеческих отношений в наши дни в западном, а ныне и в российском и украинском обществе можно судить по контенту новостей в СМИ. Даже в ситуации войны, экономического кризиса и вообще глобального кризиса 50% новостей составляет ковыряние в личной жизни всех, кто есть кто, с остервенелым желанием выкопать чего-нибудь отвратительного, мерзкого, уничтожающего имя человека. Причем можно с уверенностью сказать, что лишь малая часть этого потока грязи соответствует действительности (хотя с другой стороны, с точки зрения зараженности общества всяким непотребством в сексуальной жизни эта малая часть как раз велика). Просто таким образом осуществляется борьба с политическими и идеологическими противниками, личная месть кому-то за что-то, и, наконец, всякие подонки тешат свои низкие натуры, поливая грязью тех, кто самим фактом своего существования уязвляет самолюбие этих ничтожеств. Причем никто, как говорится, «за базар не отвечает». Мало того, если кто начинает возмущаться клеветой, то провоцирует этим еще больший вал клеветы со стороны разросшейся породы любителей этого жанра, воспринимающих такое возмущение, как покушение на их святое право клеветать безнаказанно.

Как уже сказано, в прошлом пораженность этой болезнью аристократии приводила либо к утрате ею власти, либо к гибели соответствующего общества. Что и произошло, например, в случае Римской и Российской империй. А сегодня, когда этой болезнью поражено все западное общество, включая Россию, Украину и, полагаю, немало еще стран, это может привести (если не произойдет оздоровления) к гибели не только самого западного общества, но и всего человечества. Признаки приближения такой развязки налицо и продолжают множиться.

Экономические кризисы нарастающей частоты и мощи сотрясают западный мир, а с ним и все человечество. Причем мало того, что из последнего такого кризиса Запад выползал долго и мучительно, но и то оздоровление экономики, которое наблюдается сегодня, например, в Америке, – лишь видимость, о чем свидетельствует много экономических показателей. Например, – отрицательная дебитная, а теперь уже и кредитная ставки, что является полным нонсенсом с точки зрения нормальной рыночной экономики. Таким образом, есть все основания полагать, что очередной и еще более мощный кризис не заставит себя долго ждать.

Многочисленные провалы во внешней политике Запада в последнее время (Ирак, Афганистан, Египет, Ливия, Сирия) также свидетельствуют о деградации западного общества в целом и его элиты в частности. Да и что можно ожидать от осуществляющих эту политику, если в их числе оказываются такие примитивные и косноязычные люди, как Джейн Псаки или Виктория Нуланд с ее «fuck Европу»? Кстати, мат, слегка завуалированный (писец, буй и т.п. вместо хорошо известных матюков), или никак не завуалированный, постепенно проникает уже и в дипломатический язык. А уж что касается всяких интерактивных передач и ток-шоу, в которых обсуждаются и анализируются политические, экономические и прочие общественные проблемы, то мат в них давно стал уже нормой. Так что вместо выяснения, в чем корень той или иной проблемы получается соревнование в искусстве словоблудия. Дабы меня не обвинили в излишней щепетильности, замечу, что я против запрета мата как такового, ценю хороший мат, сам отлично владею им и употребляю там, где это уместно. Но когда мат становится нормой речи в СМИ, в политике, в интернете на научных, философских и политических форумах, это еще один признак деградации общества, снижения упомянутой планки.

Возвращаюсь к признакам надвигающегося общего кризиса Запада. Важным признаком является рост мусульманского фундаментализма и связанный с ним рост террора и войн, особенно на Ближнем Востоке. Это результат не просто неудачной внешней политики Запада. Внешняя политика бывает неудачной и при здоровом состоянии общества. Но в данном случае загнивание западного общества работает напрямую, вызывая отталкивание, неприятие самого этого состояния, как такового и нежелания самим пойти по этому пути. В сочетании с тем, что Запад этот путь навязывает. Навязывает не просто демократию, как таковую, а именно в ее нынешнем состоянии со сниженной планкой требований к человеку. Причем это неприятие начинает распространяться и среди молодежи самих западных стран, что проявляется в феномене растущего количества ее представителей присоединяющихся к ИГИЛу. Конечно, эта молодежь заблуждается насчет качества аристократизма ИГИЛа. Но она не заблуждается насчет отсутствия аристократизма, благородства в современном западном обществе и такого состояния этого общества, на фоне которого даже аристократизм разбойников выглядит в ее глазах предпочтительнее.

Все это, конечно, никак не оправдывает ИГИЛ и прочих террористов, и правы те, кто называет их новыми варварами и считает, что их нужно уничтожать. Другое дело, сможет ли Запад справиться с этой задачей? Я имею в виду не разгромить ИГИЛ (это, возможно, не заставит себя долго ждать), а победить терроризм, как таковой. Ведь после разгрома ИГИЛа на его месте появится что-нибудь новое. Сегодня пошли разговоры, что цивилизации всегда проигрывали, в конечном счете, варварам и на этом основании предрекают скорый конец западной цивилизации. Эти пророки правы, но лишь отчасти. Цивилизации проигрывали варварам, но лишь после того, как загнивали изнутри, снижали планку требований к своим гражданам. Поэтому западная цивилизация, действительно, стоит перед угрозой гибели, но такой конец отнюдь не является неизбежным, а зависит от того, может ли эта цивилизация вновь возродиться, перестроив свою систему ценностей.

Тут, естественно, может возникнуть вопрос: «А что же ты, Воин, предлагаешь, вернуться к монархическому строю?» – Нет, конечно, я уже сказал, что был и остаюсь приверженцем демократии. Я за то, чтобы демократия не опускала планку ниже плинтуса и в частности заимствовала то хорошее, что было в аристократии. Но возможно ли это?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо принять во внимание, что состояние общества зависит не только от того, принято ли в нем демократическое или не демократическое: монархическое или иного вида иерархическое, тоталитарное, авторитарное управление. Процесс загнивания сползания, опускания планки свойственен любому обществу. По большому счету это проявление закона энтропии, ее роста при определенных условиях. Но в природе и в обществе идут не только энтропийные, но и антиэнтропийные процессы. Энтропийный процесс – это процесс умирания. Но вопреки этому процессу жизнь зарождается вновь и вновь, мало того, она эволюционирует в сторону большего совершенства, что хорошо видно и из эволюции живого и из истории человечества. Однако процесс этот идет неравномерно и иногда сопровождается драматическими катаклизмами, вроде исчезновения видов и цивилизаций. И если эволюция в природе происходит независимо от воли участников этой эволюции, живых существ, их сознания (если можно говорить о таковом), то эволюция человеческого общества в процессе его истории, происходит, чем дальше, тем больше, под влиянием продуцируемых в нем и принимаемых обществом идей. Так вот сегодня в западном обществе восторжествовали идеи, не связанные с демократией, как таковой, но ведущие его вместе с демократией к драматической развязке. Причем мы даже не можем утешить себя мыслью, что зародится новая цивилизация, которая со временем превзойдет в своем развитии эту. Скажем, победит ИГИЛ, но со временем он цивилизуется и жизнь станет еще краше, чем была раньше на Западе. Во-первых, в отличие от того, что было в процессе эволюции живого, в данном случае все может кончиться уничтожением человечества, как такового или даже уничтожением всего живого на планете. А во-вторых, меня лично не тешит мысль, что в случае победы ИГИЛа через много, много поколений все опять расцветет.

Короче, нынешнее загнивание Западного общества – это результат не только и не столько энтропийного процесса, сколько торжества в нем конкретных ложных идей: нигилизма, модернизма, постмодернизма. Что в свою очередь произошло благодаря принятию на веру ложных философских теорий, прежде всего, экзистенциализма и фрейдизма, якобы доказавших относительность истины вообще и моральной (попросту морали) в частности и полную зависимость человека от своих инстинктов. Этим и близким к ним философским теориям удалось завоевать признания благодаря определенным трудностям и парадоксам, с которыми столкнулась в 20-м веке рациональная наука и на которых эти теории спекулировали.

До сегодняшнего дня эти трудности и парадоксы в философском плане оставались неразрешенными, что позволяло сторонникам этих теорий, несмотря на критику противников, удерживать позиции в западном обществе. Я утверждаю, что полностью разрешил эту проблему в теоретическом плане («Неорационализм», Киев, 1992, «Единый метод обоснования научных теорий», Алетейя, СПб, 2012). Однако, на сегодня проблема перестала быть чисто теоретической. На Западе и не только появились могущественные политические и экономические силы, с выгодой для себя эксплуатирующие идеологию, базирующуюся на этих философских теориях. Политические силы – это, прежде всего, неолибералы. Экономические – это могучая секс индустрия, индустрия масс искусства и развлечений. И даже основная часть прочего бизнеса, эксплуатирующая культ потребления, тесно связанный с упомянутыми идеями и базирующейся на них идеологии. К сожалению, эти силы господствуют сегодня и в научном мире, особенно в гуманитарной сфере, не говоря о том, что этот мир сам в немалой степени заражен этой идеологией, а его представители из служителей истины превратились в служителей успеха любой ценой. В результате главная проблема сегодня не в теоретическом разгроме соответствующих философских теорий, а в том чтобы навязать сторонникам этих теорий, занимающим господствующие позиции в западной гуманитаристике, теоретический спор. Последние и служители соответствующей идеологии и политических и экономических сил, контролируя академические посты и издания, просто замалчивают и не допускают до издания, тем более до обсуждения, не устраивающие их конкурентные теории. Преодолеть это можно, но только если найдется достаточное количество честных философов, ученых, общественных деятелей, которые осознают эту проблему и поддержат мою философию.

Тут может возникнуть возражение из лагеря российских патриотов (ура патриотов) разных мастей. Мол, не надо нам никаких философий, мы и так уже встали на путь возрождения духовного, морального и про аристократизм в виде служения Родине в горячих точках не забываем. Признаю, что кое-что в этом направлении, действительно, делается, и приветствую это. Однако в основном это – псевдо возрождение, фальсификация возрождения, которая может дать результат худший чем, если бы вообще не было возрождения. Поскольку всякое псевдо убивает в людях веру в саму возможность настоящего. А причина псевдо – в отсутствии теоретического философского базиса (настоящего, а не такого, как предлагают дугины, веллеры и т.п.).

Это особенно хорошо видно на примере патриотизма, когда одни патриоты едут воевать в Донбасс на стороне ДНР и ЛНР, а другие – на противоположной. А третьи наносят колоссальный вред имиджу России в мире, провозглашая неизбежность войны русского мира с англосаксонским, да еще размахивая при этом в СМИ атомной бомбой в сторону последнего. Что приводит к экономическим санкциям и прочему. А не дай Бог, они еще возьмут верх в российском обществе и начнут реализовывать этот свой бредовый патриотизм. А есть еще патриоты, которые хотят возвращения России к монархии. А есть, которые хотят нового Сталина. А есть, которые видят патриотизм в ксенофобии, антисемитизме в частности. Когда начинаешь сравнивать такой патриотизм с гнилым либерализмом с его «пуськами» и художниками, прибивающими яйца к асфальту в качестве революционного шедевра, долженствующего преобразить мир, то непонятно, какая холера лучше.

Не лучше дело обстоит с религиозным возрождением. То, что разрешили запрещенное перед этим, это еще не возрождение. В Европе никто не запрещал религию, тем не менее там произошел массовый отход от нее, прежде всего от Христианства. Произошел он не в результате внешнего давления, гонения на религию, а в результате загнивания церковной элиты, случившегося как в результате упомянутого энтропийного процесса, так и в результате неправильного толкования этой элитой своего учения, то бишь Учения Иисуса Христа.

И в России отход народа от религии был вызван не только гонениями на нее, но и теми же причинами, что и в Европе. Поэтому подлинное религиозное возрождение невозможно без реформации, основанной на новом, правильном толковании Учения. Вспомним, что Европа однажды уже проходила процесс такой реформации и он таки привел к религиозному возрождению. Но помимо того, что с тех пор поработал энтропийный процесс, толкование, данное отцами Реформации (Лютером, Кальвином и др.), хоть и было лучше, ближе к истинному смыслу Учения, чем догматическое католическое, приспособленное под нужды церковных иерархов, но и оно сегодня нуждается в пересмотре. То же самое и православное толкование.

Я предложил толкование Учения Библии на основе единого метода обоснования научных теорий. («Эволюция духа. От Моисея до постмодернизма». Direct Media, М. 2013). При этом показал саму возможность применения этого метода в гуманитарной сфере, включая религиозные писания. Естественно, речь идет только о той части таких учений, которая учит людей, как им жить и строить отношения между собой. А не сугубо теологической, типа: Бог ли Иисус Христос или только сын Божий?

Но с церковной иерархией та же проблема, что и с академической элитой в гуманитарных науках (в естественных тоже, но в меньшей степени). Свой интерес они ставят выше интереса общества и истины, а реформация не в их интересах.

В заключение вопрос: можно ли что-то сделать без философии? – Да, можно и нужно, хоть это и не заменит вполне философского осмысления проблемы. В афинской демократии, которая послужила образцом для европейской, как известно, население делилось на демос и охлос. Демос – это граждане, обладающие соответствующими гражданскими доблестями и достоинствами и потому обладающие правом избирать властные органы. Охлос – это граждане, не обладающие соответствующими доблестями и потому правом избирать не обладающие. Я считаю, что нечто подобное нужно ввести в современной демократии. Создать некие суды чести, выборные, районные, областные или по профессиональным, так сказать, гильдиям. От рождения каждый принадлежит к категории «демос» и по достижении соответствующего возраста имеет право избирать и быть избранным. Но за бесчестные поступки и недостойное поведение он может судом чести этого права лишаться. С возможностью обжаловать в более высокие инстанции и т.п.

Еще я бы восстановил на время дуэли. На время пока очистится чрезвычайно грязная атмосфера в обществе, о которой я написал выше. Я понимаю, что дуэли – это возможные смерти и даже не всегда негодяев, а иногда и правых людей. И ах, ах, человеческая жизнь – наивысшая ценность и т.д. Оставляя в стороне нелегкий философский вопрос, является ли человеческая жизнь наивысшей ценностью, я заявляю, что даже с этой точки зрения дуэли сегодня оправданы. Потому что в деморализованном сегодняшнем обществе, гибнет от бандитизма, пьяных драк и т.д. и т.п. несравненно больше людей, чем погибнет на дуэлях, если они будут разрешены и будут проводиться по строгим правилам. Я имею в виду, что суммарная смертность в оздоровленном с помощью дуэлей обществе будет меньше, чем сейчас.

А. Воин

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика