Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Дело Анны Политковской: заказчик пока «неприкасаемый»

Дело Анны Политковской: заказчик пока «неприкасаемый»

Организатор убийства получил 11 лет строгого режима. Но может ли он выйти раньше, потому что «заслуженный» человек и болеет?

Второе, оно же последнее1, заседание по делу организатора убийства Анны Политковской началось с опозданием. Вовремя не пришел обвиняемый — Дмитрий Павлюченков. «Может, сбежал?» — шептались журналисты, припоминая, что на прошлое заседание экс-подполковник милиции явился без сопровождения и свободно расхаживал по зданию суда.

Вера Политковская и организатор убийства ее мамы. Фото Евгения Фельдмана
Вера Политковская и организатор убийства ее мамы. Фото Евгения Фельдмана

С получасовым опозданием бывший начальник отделения 4-го отдела оперативно-поискового управления МВД Москвы в сопровождении сотрудника ФСИН появился в зале суда. На этот раз — не налегке: нес большую сумку с вещами и пару пакетов.

Однако сразу перейти к существу дела не удалось. Адвокат подсудимого Карен Нерсесян заявил: его подзащитному стало плохо в метро (содержащийся под «домашним арестом» обвиняемый по тяжкой статье ездит на метро?!) — и попросил суд провести медосмотр. Сам Павлюченков сообщил, что не может говорить и у него нарушена координация, так как ему сотрудник ФСИН сделал укол реланиума (транквилизатор, используется в том числе при эпилепсии). Приставы вызвали «скорую», а судья объявил перерыв.

Пока Павлюченкова осматривали врачи, в коридоре с журналистами общалась его мама, Нелли Александровна. Говорила, что не понимает, «как с такими травмами его взяли служить в милицию», что «долгое время не знала, чем он занимается, на все расспросы он отвечал: рассказывать не положено». А на вопрос о его виновности, помолчав, ответила: «Он же только следил. И разные люди к нему обращались с просьбами. Он же не убивал»…

Что простительно маме, не простительно следствию и прокуратуре. Именно на этом делали акцент потерпевшие — Вера и Илья Политковские, и их адвокат Анна Ставицкая, требуя максимального наказания. Во-первых, он следил за жертвами, используя свое служебное положение, с помощью своих агентов-«топтунов». А во-вторых…

Если верить показаниям подполковника Павлюченкова, то он стал «соучастником» преступления по принуждению, «испугавшись» криминального авторитета Лом-Али Гайтукаева, и долгое время даже не догадывался, что замышляется убийство.

Однако эта версия многократно опровергнута им самим. Именно Павлюченков организовал слежку и передачу ее результатов убийцам, именно он распределял деньги, полученные за преступление, именно он доставал оружие и лично передавал его киллеру. А что касается «не знал»…

Вот один из фрагментов обвинительного заключения, основанный на показаниях Павлюченкова и ряда свидетелей: «…он (Павлюченков. — Ред.) решил предложить организовать это убийство своим знакомым В. и М.2 С этой целью он встретился с ними и предложил найти людей, которые могут выполнить заказ Гайтукаева, сказав, что на этом можно заработать много денег». Правда, авторитетные бизнесмены на это не согласились.

Да и «пугался» Гайтукаева Павлюченков неоднократно: когда готовил покушение на украинского предпринимателя Корбана, когда организовывал слежку за Полом Хлебниковым (убит) и бывшим вице-премьером Чечни Яном Сергуниным (убит), когда оказался замешанным в убийстве криминального авторитета Пищика. И это далеко не полный список жертв «испуганного мента». Во всех этих преступлениях участвовали одни и те же люди по одной и той же схеме. Это вообще-то называется — организованная преступная группа, или — синдикат киллеров, если хотите, во главе которого стоял подполковник милиции.

Через час заседание продолжилось. «Живой, улыбается», — сказали на выходе из зала суда врачи «скорой». Адвокат Нерсесян был иного мнения: «Мой подзащитный не может выступать, мы два дня готовили это выступление». Однако, согласно заключению медиков, состояние Павлюченкова было удовлетворительным, присутствовать в суде и выступать он мог. Судья Замашнюк дал ему двадцать минут на подготовку к последнему слову.

Это время организатор убийства провел в коридоре. Разговаривал с мамой, целовал жену и шутил с журналистами. В курилке кто-то из репортеров попросил сигарету, Павлюченков достал пачку со словами: «У государственного преступника возьмешь?»

Последнее слово вышло кратким. «Хочу принести извинения за то, что я совершил. Я раскаиваюсь в том, во что меня втянули те люди, с которыми меня столкнула жизнь. Они знали, что я не из их круга. Я был связующим звеном между ними и теми, кто осуществлял слежку. Поэтому в декабре они решили убить меня и мою жену. Мне сложно говорить, содеянного не изменишь. Хочу обратиться к семье Анны Степановны. Насколько возможно, простите меня». Также он добавил, что сделка со следствием была добровольной, а один из тех, кто приезжал его якобы убивать, проходит соучастником по этому же делу. Аплодисментов не последовало.

Вообще-то врать по мелочам в последнем слове как-то уж совсем неприлично. Действительно, в декабре 2006 года Павлюченков угодил в больницу с тяжелой черепно-мозговой травмой. Но не потому, что стал жертвой нападения подельников. Как следует из материалов уголовного дела, подполковник ГУВД с дамой подцепили в подмосковном зале игровых автоматов молодого человека, с которым впоследствии не сошлись во взглядах на вольность нравов. Случилась пьяная драка.

Приговор. Суд признал Павлюченкова виновным в инкриминируемых преступлениях, учел его болезни, сотрудничество со следствием и государственные награды…

Орденами и почетными грамотами завалил суд адвокат Нерсесян: медаль «Ветерану Воину-Интернационалисту», медаль МВД «За доблесть в службе», медаль «За отличие в службе III степени», нагрудный знак «За доблесть в борьбе с преступностью», почетные грамоты и благодарность за образцовое исполнение служебных обязанностей… На что незамедлительно отреагировала представитель потерпевших Анна Ставицкая: «Сведения о наградах не оправдывают и не смягчают наказание. А наоборот, должны усиливать чувство вины. Такой доблестный сотрудник милиции принимает заказ на убийство!»

В итоге судья Замашнюк приговорил Дмитрия Павлюченкова к 11 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Судья ушел, а из боковой двери, как в кино, появились полицейские. Павлюченков встал, надел куртку, взял сумку и протянул конвою руку. Сержант пристегнул наручники.

«Справедливость сегодня восторжествовала, — прокомментировал приговор Илья Политковский. — Не в полном объеме, но восторжествовала».

«Мы рады, что хотя бы один фигурант этого дела будет за решеткой. Конечно, мы считаем, что срок должен быть максимальный, что дело должно было рассматриваться в общем порядке, со всеми остальными участниками преступления, — заявила журналистам Анна Ставицкая. — Поэтому мы будем обжаловать приговор».

Самым главным в кассационной жалобе будет вот что: сделка со следствием должна быть все-таки отменена. Потому что Павлюченков не выполнил основных своих обязательств: не дал показаний в отношении заказчика убийства и посредника, не рассказал об источниках финансирования преступления, — то есть сделал все, чтобы отрезать следствию любые возможности для поиска главных виновных. А приговор фактически сделал легитимной ту политически мотивированную версию о заказчиках, которую озвучил безо всяких подробностей Павлюченков.

Кстати, во второй день процесса фамилии предполагаемых заказчиков так ни разу и не прозвучали. Зато их с удовольствием повторил представитель СК РФ Владимир Маркин: «Павлюченков <…> дал показания о том, что со слов Гайтукаева ему известно, что заказчиками убийства Политковской являются Закаев и Березовский».

Получается так, что основная суть сделки убийцы со следствием — обозначение политически «правильной» версии, заметание следов, ведущих к заказчику? И вряд ли в этом случае кто-то удивится, если спустя какое-то время Павлюченкова по состоянию здоровья отправят из зоны домой.

 

1 Напомним. Бывший подполковник ГУВД Павлюченков подписал досудебное соглашение со следствием, в связи с чем его уголовное дело было выделено в отдельное производство, а судебный процесс проходил в особом порядке. То есть по упрощенной процедуре: без допросов свидетелей и исследования доказательств. Согласно закону, после сделки преступник не может получить более 2/3 от максимального наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК. В данном случае — более 13,5 года лишения свободы. Первое заседание состоялось 12 декабря (см. «Новую газету», №142, «Сделка»).
2 Фамилии редакции известны. Не называем их, чтобы не навредить ходу основного процесса над убийцами Анны Политковской.

 

Надежда ПРУСЕНКОВА,
«Новая газета» — «Континент»

 

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика