Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Декларативное решение

Декларативное решение

22 июля произошло весьма знаковое для нашего региона событие: 28 стран ЕС единогласно признали боевое крыло ливанской шиитской организации «Хизбалла» террористическим. Теперь на территории стран членов ЕС имущество боевого крыла должны будут арестовывать и пресекать сбор пожертвований в его пользу. Предусматриваются и санкции в отношении боевиков «Хизбаллы».

Декларативное решениеДанное решение стало плодом огромных усилий Израиля, его заокеанских союзников США и Канады, а также ряда европейских стран, в первую очередь Великобритании и Нидерландов, оказавших на колеблющихся и отказывающихся членов ЕС весьма интенсивное давление. Важно отметить, что подобного рода решения должны приниматься в ЕС единогласно, а не простым большинством. Именно поэтому задача была крайне непростая.

Дело по-настоящему сдвинулось с мертвой точки после произошедшего год назад теракта в болгарском городе Бургасе, в результате которого погибли 5 израильтян и один болгарин. Основная часть подробностей расследования засекречена, но из достоверных источников известно, что исполнители теракта изрядно наследили, и все улики указывают на «Хизбаллу». Соответствующее заявление было сделано болгарскими властями. И хотя некоторым членам ЕС очень уж не хотелось признавать боевое крыло «Хизбаллы» террористическим, не заметить то, что произошло в Бургасе, на территории собственно Евросоюза, они не могли.

И здесь невозможно не задаться вопросом о том, как вообще возможно, чтобы такая организация как «Хизбалла», причем целиком, а не только ее боевое крыло, не считалась террористической во всех цивилизованных странах Запада. Кровавый след тянется за «Хизбаллой» по всему миру с самого момента ее основания, то есть уже около трех десятилетий, и на протяжении всего этого времени ее жертвами становились не только израильтяне, но и многочисленные мирные граждане, а также дипломаты самых разных стран. Причем с 2000 года перестала действовать и выглядевшая в глазах некоторых легитимной оговорка о том, что смысл существования «Хизбаллы» это борьба с израильской оккупацией Южного Ливана.

Война 2006 года стала наглядным примером террористической сущности организации и ее военных преступлений. Именно под такое определение, согласно всем международным законам, подпадает умышленный и методичный ракетный обстрел населенных пунктов, в которых напрочь отсутствуют военнослужащие или военные объекты. Если США внесла «Хизбаллу» в список террористических организаций еще в 1999 году без разделения на боевое и политическое крылья, то некоторые страны ЕС десятилетиями старательно закрывали глаза на откровенно террористические ее действия.

Стоит перечислить несколько причин этого вопиюще ханжеского подхода, когда в угоду политическим бонусам цивилизованные государства готовы в открытую называть черное белым. В первую очередь, это боязнь того, что с подобным шагом было бы утрачено и без того незначительное влияние на происходящее в Ливане. Шииты составляют 35-40% населения страны, и именно большинство членов этой общины по сути и представляет «Хизбалла». Даже многие из тех шиитов, кто не является сторонником этой организации, а, например, поддерживает светский АМАЛ, все равно воспринимают выпады против нее как выпады против своей общины, самой многочисленной из населяющих Ливан. Иными словами объявление «Хизбаллы» террористами сделало бы ЕС недругом для наиболее значимой части населения раздираемой конфликтами страны, а также лишило бы Евросоюз возможности контактировать с членами этой организации и с контролируемыми ею структурами, среди которых в последние годы частенько оказывается и правительство Ливана. К менее значимым причинам можно отнести не самые горячие симпатии ряда стран по отношению к Израилю, для которого «Хизбалла» представляет основную проблему. И в самом деле, чего европейцам шевелиться, если обстрелам подвергается Хайфа, а не, скажем, Лиссабон? Можно не сомневаться, что во втором случае ждать 7 лет решения, причем половинчатого, не пришлось бы. Ну и наконец в данном перечне можно упомянуть банальную боязнь вызвать резкое раздражение руководства опаснейшей организации (мало ли к чему это может привести!).

Однако в течение последних лет и месяцев происходили события, которые волей-неволей заставили «отказников» из ЕС постепенно изменить позицию. Если Бургас стал переломным моментом, то к первым серьезным сдвигам в отношении к «Хизбалле» привело убийство бывшего премьер министра Ливана Рафика аль-Харири (февраль 2005-го). Долгое время заказчиком и исполнителем этого теракта считался Дамаск, однако в дальнейшем международный трибунал обвинил в его совершении и «Хизбаллу», вернее, высокопоставленных членов боевого крыла организации. Основным подозреваемым стал заместитель пресловутого Имада Мурние, его шурин и двоюродный брат Мустафа Бадр а-Дин. После ликвидации Мурние в Дамаске в 2008 году Бадр а-Дин занял его пост и остается командиром боевого крыла организации до сих пор. (Кстати, по слухам, циркулирующим среди сирийских повстанцев, именно он непосредственно руководил многочисленными отрядами «Хизбаллы» во время относительно недавнего штурма города Эль-Кусейр. Этим и объясняется то, что угрозы сирийских повстанцев отомстить адресовались непосредственно ему). Но вернемся к убийству аль-Харири, которое стало фатальным для режима Асада. Именно его следствием были вспышка возмущения в Ливане и масштабное международное давление, приведшее к выводу сирийских войск из страны. Кроме того, навсегда значительно испортились отношения Сирии с целым рядом стран, в первую очередь с Францией и Саудовской Аравией. А когда впоследствии часть обвинений в убийстве аль-Харири была возложена международным трибуналом на «Хизбаллу», позиции этой шиитской организации на международной арене, и в частности в ЕС, весьма серьезно пошатнулись.

Летом 2012 года, буквально за пару недель до теракта в Бургасе, на территории другого государства ЕС, Кипра, но наводке «дружественных иностранных спецслужб» был задержан молодой ливанец-шиит со шведским паспортом по имени Хусам Талеб Яакуб. Как показало следствие, он принимал самое деятельное участие в планировании на острове теракта, очень похожего на бургасский. Среди прочего расколовшийся на допросе террорист признал и факт своего членства в «Хизбалле». В марте этого года, когда в структурах ЕС уже вовсю шло обсуждение, что делать с «Хизбаллой», кипрский суд признал члена этой организации Хусама Талеба Яакуба виновным по пяти пунктам обвинения, включая подготовку теракта против израильтян. Безусловно, даже самые ярые противники включения «Хизбаллы» в террористический реестр пренебречь кипрскими событиями не могли.

До того момента члены ЕС разделились на 3 группы. Часть стран выступала за признание террористической всей «Хизбаллы», часть лишь ее боевого крыла, а еще часть за некие санкции в адрес отдельных членов организации. В итоге нашел единогласную поддержку второй, компромиссный вариант. Тем не менее, именно бургасский теракт стал решающим событием, а вернее, шаги, предпринятые после этого взрыва Израилем и его союзниками. Для того чтобы убедить кого надо, были предприняты поистине титанические усилия. Помимо конфиденциального и открытого политического давления и уговоров, Израиль представил в ЕС досье (более 100 страниц), включающее эксклюзивную разведывательную информацию, юридические доводы и серьезнейшие улики против «Хизбаллы». Жесточайший прессинг шел буквально по всем фронтам. В качестве еще одного примера этого давления можно привести статью Тома Донилона, на тот момент советника президента США по национальной безопасности, опубликованную в самой, пожалуй, влиятельной газете мира «Нью-Йорк таймс».

Тем не менее, несмотря на Болгарию, Кипр и другие доводы, неизвестно, сколько еще длился бы данный процесс, если бы не активное вмешательство «Хизбаллы» в гражданскую войну в Сирии на стороне режима Асада. Уже довольно давно участие в ней «Хизбаллы» перестало быть секретом, но с весны этого года оно приняло колоссальные масштабы. Этими фактами нельзя было пренебречь даже при большом желании. В сумме все перечисленные факторы и принесли итоговый результат, который, несмотря на немалую символическую и небольшую практическую значимость, еще раз продемонстрировал ханжеский подход ЕС. Пресловутое боевое крыло «Хизбаллы» является неотъемлемой частью организации, именно оно осуществляет решения, принимаемые ее политическим руководством во главе с Хасаном Насраллой. Грустно наблюдать, как серьезные люди, к которым, безусловно, относятся главы МИДов стран ЕС, занимаются подобной эквилибристикой по причинам, которые были перечислены выше.

Если же говорить о практическом аспекте, то признание террористическим лишь боевого крыла, а не всей организации, резко снижает ценность принятого решения. Вряд ли счета в европейских банках открыты на «боевое крыло «Хизбаллы», или, скажем, на его командира, Мустафу Бадра а-Дина. Иными словами, если в ряде случаев некое имущество и счета вполне можно связать с «Хизбаллой», то связать его непосредственно с идентифицированными боевиками этой организации или планируемыми ими терактами крайне сложно. Не менее сложно будет связать непосредственно с боевым крылом и многочисленные организации по сбору пожертвований, являющиеся важнейшим источником дохода «Хизбаллы». Для всего этого необходима очень качественная, «точечная» разведывательная информация и явные улики. Остается надеяться, что хотя бы иногда Израиль и его ближайшие союзники смогут таковую добывать, а затем передавать соответствующим странам ЕС для достижения более реального практического результата. Приходится констатировать, что если бы террористической была объявлена вся организация, ситуация изменилась бы в лучшую сторону самым серьезным образом.

Вместе с тем, несмотря на все претензии морального и практического характера, решение ЕС является довольно серьезным шагом. Во-первых, несмотря на его неполноценность нельзя недооценивать символическую часть. Во-вторых, как бы там ни было, процесс сбора пожертвований, отмывания, хранения и перевода средств через Европу для «Хизбаллы» будет теперь затруднен. Ее активистам придется старательно маскировать свою активность. Можно также рассчитывать на то, что хотя бы иногда при поступлении веских улик, свидетельствующих о связи с боевым крылом, данная активность будет пресекаться. Ну и, конечно, все-таки остается надежда, что нынешнее решение станет первым шагом к признанию всей «Хизбаллы» террористической организацией в будущем. Тем более что организация эта, будучи террористической буквально «с ног до головы», ни на секунду не прекращает свою деятельность в данной сфере и своих действий в Сирии и Ливане, так раздражающих Европу.

 

Давид Шарп,

«Новости недели» — «Континент»

 

.
.
.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика