Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Цинциннати: исчерпан ли расовый конфликт?

Цинциннати: исчерпан ли расовый конфликт?

Из архивов «Континента»

Цинциннати: исчерпан ли расовый конфликт?В апрельском номере нашей газеты была напечатана статья профессора Семена Аппатова «Бурлит Цинциннати». Бытописание событий одного, пусть и большого американского города, интересно прежде всего его горожанам. Однако то, что произошло и происходит в этом, до недавнего прошлого самом спокойном и безопасном городе Среднего Зпада США, отражает, как в зеркале типичные реальности «большой Америки». Поучительный характер этих событий бесспорен. Поэтому мы попросили автора статьи – известного историка и политолога – продолжить разговор о событиях в его, теперь уже родном городе Цинциннати и сделать возможные обобщения и выводы из указанных событий.

Через 12 месяцев после крупнейших в истории города уличных беспорядков и буквально за три дня до годовщины убийства Тимоти Томаса (весьма не случайно!) был завершен «посреднический процесс»: всеми заинтересованными сторонами (мэрия, полиция, минюст, афроамериканские организации) были подписаны два Соглашения. Они отменили вышеуказанные судебные иски и подробно изложили обязательства городского Совета и руководства полиции по совершенствованию их деятельности и пресечению причин недовольства и ущемления гражданских прав черного населения Цинциннати. По инициативе вашингтонских юристов был создан городской постоянно действующий орган примирения (Citizen Complaint Authority).

Нелишне заметить, что благоприятное завершение переговоров и подписание Соглашений в канун годовщины трагических событий прошлого года было связано с ожиданием новых массовых беспорядков – с одной стороны и с окончанием срока рассмотрения указанных судебных исков. Решения федерального судьи не было в интересах ни одной из сторон, исходя не только из престижных, но и финансовых соображений…

Интересно проследить комментарии к достигнутым соглашениям со стороны его участников. Мэр Люкен оценил их как «историческое решение», «беспрецедентный поворот в истории города», как «победу благоразумных белых и черных граждан города». То, что случилось в Цинциннати, сказал он, может произойти в любом американском городе. В недалеком будущем к нам начнут приезжать за опытом решения подобных проблем.

Еще более сложной проблемой для городского бюджета становится техническое выполнение Соглашений. По самым скромным подсчетам, реформа полиции обойдется в 1,5 млн. долл.; за посреднические мероприятия – 1 млн. долл. К этому надо добавить семь миллионов долларов на создание новой компьютерной системы, рекомендованной Минюстом, которая будет автоматически прослеживать жалобы граждан на действия полиции. Цинциннати достаточно богатый город, но бюджет нынешнего года будет сведен с дефицитом в 27 млн. долл., что не вызовет восторга у налогоплательщиков. Вместе с тем, по мнению объективных наблюдателей, потери бюджета могли быть намного большими, если бы состоялись судебные процессы. Тем более что экономика города, крупный и средний бизнес от бойкота серьезно не пострадали, скорее, пострадал престиж города в стране в глазах либерально настроенных американцев.

Министр юстиции США Д. Эшкрофт, лично подписавший Соглашение с руководством полиции и городским Советом Цинциннати, заявил, что оно – «пример для других городов» и становится «национальной моделью для разрешения споров и расследований по гражданским правам». Комментируя заявление министра, американская печать указывает, что в течение последних десятилетий было более дюжины подобных расследований в других городах США, но ни одно из них не дало таких положительных результатов, как в Цинциннати.

Отношение руководителей афроамериканской общины Цинциннати к достигнутым Соглашениям неоднозначно. В целом, Соглашение оценивается положительно как «шаг вперед в разрешении расовых конфликтов», но… «они не препятствуют преодолению бойкота города со стороны окружающего мира» (пастор Деймонд Линч, руководитель Объединенного Черного Фронта – ведущей организации бойкота).

Мартин Лютер Кинг III – внук прославленного борца за гражданские права и лидер баптистской Конфедерации США – заявил следующее: «Соглашения – не конец, а лишь начало борьбы за справедливость и равенство в Цинциннати». И далее, увязывая по-своему опыт Цинциннати с более широкими проблемами политики США, продолжал: «Принятые конгрессом США законы против террористов – пример явного нарушения прав человека. Сегодня они применяются, завтра их используют против нас». Вот так, не больше, не меньше…

Видимо, воодушевленные подобными заявлениями толпа черных подростков в несколько сотен человек вечером 15 апреля устроила в центре города уличные беспорядки под лозунгами бойкота, блокировала автомобили белых граждан, плевала в полицейских. Полиция пресекла действия хулиганов, произвела аресты.

Вместе с тем, одна из главных организаций протеста The Baptist Ministers Conference of Cincinnati заявила, что она перестает поддерживать бойкот, так как он наносит серьезный ущерб не только городу, но и его черным гражданам. Умеренные лидеры черных американцев, формально поддерживая бойкот, делали упор на экономические требования к властям. Так, они требуют выделения в аварийном порядке 208 млн. долл. на финансирование строительства и благоустройства двух районов города с особо низким среднегодовым доходом граждан (на 80% населенных афроамериканцами) – Over-the-Rhine и Evendale. Более обеспеченная часть черной общины уже давно не принимает участия в демонстрациях протеста и акциях бойкота, но и не выступает открыто с его осуждением. За этим скрываются опасения репрессий со стороны запальчивых соплеменников и так клеймящих их позорной кличкой «дядя Том».

Трезвые голоса в афроамериканской общине звучат, к сожалению, не столько в Цинциннати, сколько за его пределами. Лидер бостонской «Коалиции церквей и полиции» пастор Юджин Риверс, который получил всеамериканскую известность в связи с успешным результатом борьбы с бандитизмом черных подростков, так прокомментировал события в Цинциннати: «Черная община нуждается в диалоге в собственных рядах на тему, куда мы движемся… Она должна критически переоценить роль своего руководства». И далее: «Если вы предпримете еще 10 бойкотов, что это даст черной общине? Сократит преступность? Увеличит доходы? Повысит успеваемость черных учащихся в школах? Если бойкот не является частью позитивной политической программы, то он превращается просто в политический театр». Риверс с горечью констатирует: «Обвинения в адрес белых граждан только потому, что мы сами не можем что-то сделать, не являются эффективным методом руководства. В Цинциннати черные граждане сыты этим по горло».

Казалось бы, можно поставить точку в нашем рассказе о недавних событиях в Цинциннати. Достигнутые соглашения – хорошая основа для решения конкретного расового конфликта в конкретном городе Америки. Но слабость конкретики всегда состоит в том, что конкретная ситуация всегда может повториться. Тем более, что бойкот города, хоть он уже не очень беспокоит власть имущих, продолжается, как и движение протеста немалой части черных горожан. Где же кардинальное решение расового конфликта в США там, где это касается сосуществования черной и белой общины? Нельзя сказать, что эта тема не волнует американскую общественность. Немало по этому поводу написано научных сочинений и еще больше публицистики. Немало сделано практически для решения этой проблемы как демократической, так и республиканской администрациями США. Однако проблема, причем достаточно острая и опасная для стабильности страны, остается и, как показывают последние события, принимает новые формы и требует новых методов ее урегулирования.

На базе событий в Цинциннати и накопленного исторического опыта решения расовых конфликтов в Америке можно сделать некоторые обобщения и выводы, не претендуя на панацею в решении болезненных проблем.

Начать с того, что широко рекламируемая теория «плавильного котла» (melting pot) явно не выдержала испытание временем. Не получилось из разных этнических групп единого однообразного американца. Хотя американским гражданам в массе своей никак не откажешь в патриотизме, любви к своей стране, подавляющая их часть остается типичными представителями своей этнической (национальной) группы с присущими ей психологией, культурными особенностями, религиозными взглядами, зачастую разным языком, привычками и т.п. Четко определяет себя не только черная, но и латиноамериканская, испаноязычная община. Еще большую пестроту являют американцы азиатского происхождения.

Что действительно достигнуто, это довольно устойчивый баланс национальных интересов различных этнических групп, прав и обязанностей граждан независимо от их этнической или религиозной принадлежности, взаимное уважение к законам страны проживания. Это безусловное достижение американской демократии, плодами которой пользуются «новые американцы», в т.ч. русскоязычной общины. Кстати, весьма устойчивой к «переплавке»…

Указанное выше особенно показательно при анализе эволюции поведения черной общины Америки. Являясь безусловно коренными гражданами страны, ее представители, не в пример представителям других этнических общин (китайцы, японцы, вьетнамцы и др.), стараются все больше противостоять процессам ассимиляции и акультуризации, усиленно культивируя свое особое, африканское происхождение, привычки, ментальность и др. Не случайно кумирами большинства афроамериканцев являются не госсекретарь США Колин Пауэлл или Советник президента Буша Кондолиза Райс, несмотря на их этническое происхождение, а деятели типа Джесси Джексона или того хуже Шарптона или Фаррахана, будоражащие черную общину призывами к «национальному освобождению» (?!). Показательно, что недавнее присуждение Оскаров выдающимся чернокожим актерам было воспринято многим в общине не как объективная оценка выросшего индивидуального творчества, а как итог борьбы цветного населения за свои права.

Пытаясь разобраться в исторических корнях расового конфликта в Цинциннати, видишь, что они имеют много общего с положением в других городах США, не в малой степени исходя из географического и социального расселения черного населения. Так, в Цинциннати на протяжении 200 лет черные заселяли районы Вест-Сайда и Овер-зе-Рейн. Как правило, это была беднота со всеми присущими ей сложностями и трудностями быта. Более зажиточная и образованная часть черной общины уходила из этих районов в более благополучные пригороды больших городов, стремясь создавать смешанные с белым населением общины.

В старых районах, заселенных негритянской беднотой, культивировались нищета, преступность, безотцовщина, наркомания и другие пороки. Из десятилетия в десятилетие власти мирились с таким распределением городского населения, отгораживаясь от этих очагов бедности, безработицы, преступности, сознательно изолируя их от благополучных районов города. Инерция этой политики жива и сегодня, несмотря на стремление в последние годы что-то переделать. Как известно, история мстит за себя…

Чернокожие жители США чувствуют себя равноправными гражданами каких-то 30-40 лет. Это ничтожно малый исторический отрезок времени, чтобы перебороть недоверие, инерцию старого мышления, старые привычки как черного, так и белого населения страны. Пусть в других обстоятельствах, при других исходных данных, однако можно провести параллель в отношениях между израильтянами и палестинцами, хотя государству Израиль, международно признанному, уже более 50 лет.

Подобному непониманию и подозрительности не помогает, на мой взгляд, довольно одностороннее направление американского общественного мнения, выраженное в большинстве газет, на радио и телевидении. Это – освещение расовых проблем, в основном, под углом зрения осуждения белого расизма. Это – традиционная американская либеральная позиция, диктуемая заботой о слабых, обездоленных обществом, лишенных преимуществ людях. Это – «покаяние перед жестокой историей» – без внимательного анализа современных реалий.

Но такая позиция не только страдает односторонностью, она искажает действительность и мешает практическому решению болезненных, в данном случае расовых проблем. Поощряемые либеральными кругами популярные негритянские лидеры Джесси Джексон, Квейси Мфуне (лидер Ассоциации цветного населения США), Шарптон, в Цинциннати пастор Линч, явно спекулируя на трудностях и лишениях части черной общины, ее необразованности и предубеждениях, стараются направить ее недовольство в сторону гражданских беспорядков, неповиновения властям. Они пытаются представить такие противозаконные действия, как якобы национально-освободительное движение, подобно тому, которое имеет место в Африке, хотя негритянская община уже практически решила несколько десятилетий назад все свои юридические и морально-правовые проблемы. А их стопроцентная реализация, как показали события в Цинциннати, проходит успешно в рамках мирного демократического процесса.

Крайности расистской (иначе ее не назовешь) теории и практики вышеназванных лидеров черной общины выливаются в экстремистские выступления пресловутой организации «Черные пантеры» (в 1960-е годы она действительно боролась за права черных граждан, хотя и противозаконными мерами), в деятельности религиозных организаций типа «черных мусульман», тормозящих антитеррористическую деятельность правительства США. Поневоле удивляешься тому, что черный расизм, идеология беспорядков (riot ideology) процветают во многих городах США и оправдываются американской Конституцией!

Справедливости ради надо признать, что в массе своей условия жизни черного населения значительно хуже, чем белого. Но каковы причины? Они не всегда лежат на поверхности. Не будем забывать уже упомянутые исторические причины и предпосылки, связанные с рабством, его последствиями материальными и моральными. Но и сегодня в условиях равноправия безработица среди черных американцев в несколько раз превышает безработицу среди белых граждан, 70% черных детей рождаются вне брака, 60% черных детей, учащихся 4-х классов, не умеют свободно читать; 68% преступлений, сопровождаемых с насилием, совершаются афроамериканцами и направлены, в основном, против своих черных собратьев. Наркомания и проституция буквально бич черных районов Цинциннати и многих других городов страны. И при этом черная община не голодает, имеет все возможности для нормального быта, образования, медицинского обслуживания, обеспечения по старости, которые предоставлены всем американцам. Более того, она располагает рядом льгот (affirmative actions), которыми не пользуются белые американцы. Справедливая и щедрая система социального обеспечения особенно полезна многодетным семьям (welfare, SSI, Medicaid, Medicare и др. льготы). Однако эта в высшей степени гуманная система имеет свою обратную сторону. Журнал «Ньюсуик» в одном из августовских номеров за прошлый год провел интересный и достаточно глубокий анализ положения в черной общине Америки. В этом

отношении наиболее характерны две статьи: Мэннинга Марэйбла и Шелби Стила. Первый анализирует борьбу черных американцев за свои права на протяжении всей американской истории и высоко оценивает ее нынешние результаты. Однако, в итоге делает печальные выводы: успехи десегрегации черных во многом остаются формальными и высветили их исторически сложившееся отставание от белых. Так, в типично капиталистической стране, какой являются США, почти отсутствует черный капитал. Около трети черных семей едва сводит концы с концами. Чистый доход средней негритянской семьи равен 16400 долларам, что составляет пятую часть соответствующего дохода среднестатистической белой семьи. Черным семьям в два раза чаще, чем белым, отказывают в предоставлении займов и кредитов, и дело здесь не в цвете кожи, а в недоверии к возврату ссуды. Черные по-прежнему последними нанимаются на работу и первыми увольняются при наступившем спаде производства.

А вот что пишет Шелби Стил. Он считает, что борьба, которую в последнее время афроамериканцы вели за увеличение программы вэлфера, за продолжение и расширение льгот приводит лишь к воспитанию инертности, подавлению инициативы и препятствует профессиональному росту черных граждан. По его мнению, афроамериканцам необходим духовный подъем, самовоспитание в духе деловой инициативы, широкое и эффективное образование, особенно на школьной скамье. В заключение он прибегает к такой сакраментальной фразе: «Худшим врагом Америки является не белый расизм, а белая благотворительность. Она расхолаживает их и мешает заняться сложной работой по развитию своей общины и своей личности».

Я не склонен разделять такую крайнюю точку зрения как панацею от всех бед черной общины. Действия государства, компенсирующие историческую несправедливость в отношении черного населения Америки, оправданны, гуманны, справедливы. В частности, это касается действий нынешней республиканской администрации США в области школьного образования, медицинского обслуживания, налогового обложения. Однако немалая доля вины за положение в черной общине лежит и на ее лидерах, спекулирующих на историческом отставании своих соплеменников и этим самым, фактически, консервирующим его.

Расовый конфликт в Цинциннати можно считать в основном решенным. Но решен ли он окончательно и, тем более, в рамках страны? Какие новые сюрпризы он готовит, в общем-то, благополучной Америке? В конечном счете, все, видимо, будет зависеть от роста благополучия, образованности, работоспособности самой черной общины США, от расширения рядов ее среднего класса. И как мне представляется, деятельность городских властей должна быть направлена не на переоборудование запущенных негритянских гетто, а на предоставление их жителям средств и возможностей покинуть эти рассадники нищеты и пороков. Их жители должны найти свое место в нормальном трудоустройстве и жизни в этнически смешанных районах американских городов.

Положение черной общины США неуклонно улучшается. Об этом убедительно свидетельствуют итоги недавней переписи населения. Однако процесс этот длительный и противоречивый. События в Цинциннати яркий тому пример.

27-30 июня с.г. знаменитый американский священник-евангелист Билл Грэхем осуществит свой давно запланированный визит в Цинциннати. Он выступит на городском стадионе с серией молитв в пользу мира и благополучия города и его жителей, независимо от цвета их кожи и религиозной принадлежности. Характерно (редкое единство!), его приезд приветствуют не только городские власти и ведущие общественные организации, но и руководители всех конфессий, представляющие белое и цветное население города. Как заявил преподобный отец Грэхем, «Бог посылает меня в Цинциннати». Будем надеяться, что его молитвы послужат делу примирения и нормального сожительства всех граждан города. Однако, как гласит старая русская пословица: «На бога надейся, но сам не плошай…»

Семен АППАТОВ, доктор исторических наук, профессор, Цинциннати
Май, 2002 г.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика