Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Новости / Что белый Сент-Луис думает о Фергюсоне

Что белый Сент-Луис думает о Фергюсоне

Что белый Сент-Луис думает о ФергюсонеПримерно в 15 минутах езды от Фергюсона, где продолжаются протесты, сегодня больше напоминающие вечеринку в местном квартале, находится более зажиточный пригород Сент-Луиса Оливетт. Там есть новый торговый центр с кафе, где готовят барбекю, есть кофейня Starbucks и магазин электронных сигарет. Теплым августовским вечером там за столами сидели люди, смаковали кофе, пили пиво и вытирали мясной соус с пальцев.

Все эти люди были белыми.

Оливетт резко контрастирует с Фергюсоном, где две трети населения – чернокожие. В Оливетте белых — более 60%. Сент-Луис с окружающими его маленькими поселками является одним из самых сегрегированных городов Америки, и это заметно.

Здесь, в Оливетте, беседовавшие со мной люди не выказывали почти никакого сочувствия к Майклу Брауну и к протестующим.

«Дерьмо все это», – сказала одна женщина, отказавшаяся назвать свое имя. Когда я попросила ее пояснить, что конкретно является дерьмом, она заявила: «Да все это. Я даже не знаю, за что они борются».

«Это просто мощное возмущение, но не по адресу», – сказал один подросток, явно вторя словам своих родителей. Он не смог точно сказать, по какому адресу надо направить это возмущение, но зато заявил, что никакого возмущения не должно быть вообще, и что уж точно нельзя воровать.

«Мы считаем, — сказала наиболее разговорчивая из шести дам старше шестидесяти, сидевших возле кофейни, – что СМИ не должны в это лезть, потому что они еще больше распаляют демонстрантов». «Протестующим нравится смотреть на себя в телевизоре», – сказала вторая дама.

«Это просто небольшая группа людей, творящих беспорядки», – высказалась третья.

«Да и парень этот не совсем невиновный, — вступила в разговор женщина с другого конца стола (все они отказались представиться). – Он дрался с полицейским, и у него уже была судимость, так что не такой уж он и безвинный». (По поводу первого довода еще можно поспорить, но по поводу второго – нет: полиция заявила, что у Майкла Брауна не было судимостей.) Так или иначе, люди здесь с презрением относились к протестующим и в основном боялись их, а по ассоциации – и всех чернокожих.

«Не думаю, что люди там борются за справедливость для семьи Майкла Брауна, – сказал один юноша. – Это для них просто повод заняться тем, чем они хотят». Я поговорила с одним мужчиной, папашей-домоседом, который сдает в Фергюсоне жилье троим чернокожим и одному белому («Мои чернокожие жильцы такого никогда не сделают», – разъяснил он мне). Он с большей симпатией отнесся к Брауну и высказал мнение, что полиция в данном случае немного перестаралась. Но и он тоже был напуган из-за протестов. Я сказала ему, что в тот день протесты были абсолютно мирными, даже похожими на праздник. «Знаете, – сказал он мне, – у меня жена и трое детей. И если со мной что-то случится, это будет очень плохо».

А что до протестов, то они вовсе не за справедливость. Это просто повод. «Люди просто воспользовались возможностью, чтобы удовлетворить свои желания и помародерствовать», – со знанием дела заявила одна женщина. Как будто у чернокожих страсть к воровству закодирована в ДНК, и полиция их едва сдерживает. «Когда они убивают друг друга, мы об этом ничего не слышим», – заявила одна из дам, сидевших возле Starbucks. Она имела в виду, что это хорошо и правильно. «Когда насилие черных против черных, мы об этом ничего не слышим».

Я спросила, почему это так.

«Да потому что они ненавидят белых! – вклинилась ее подруга. – Предрассудки, встречные предрассудки. Предвзятость, она – с обеих сторон».

Остальные покивали в знак согласия.

«Это люди — не из Фергюсона. Туда приезжает много народа из других мест».

Это оказалось болезненной темой для некоторых моих собеседников. Главная проблема с протестами (а они четко дали понять, что проблему создала не полиция своими жесткими ответными действиями) состоит в том, что они запятнали репутацию Сент-Луиса, который считался приятным городом.

«Мне теперь неловко говорить о том, что я из Сент-Луиса», – проворчала женщина, сообщившая, что «все дерьмо».

«Мне тоже, – откликнулась ее подруга. – Я больше не говорю людям, что я из Сент-Луиса».

«Это не характерно для Сент-Луиса, – заявила женщина постарше, глядя на кофейню. – Сент-Луис – хороший город. И Фергюсон – тоже очень хорошее место». «У нас в Сент-Луисе никогда ничего подобного не было! – взволнованно воскликнула ее подруга, как бы пытаясь очистить доброе имя города. – Никогда!»

Тут дамы почувствовали себя неловко, и одна из них решила пойти в контрнаступление.

«А вы откуда?» – спросила она меня.

«Из Вашингтона», – сказала я.

«Ага, – воскликнула она удовлетворенно. – У вас там тоже иногда бывают проблемы».

И все они засмеялись.

inosmi.ru

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика