Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Новости / Чехов как вдохновитель реформы образования в США?

Чехов как вдохновитель реформы образования в США?

Мой шурин Брюс Кацман (Bruce Katzman) — режиссер и актер с Йельским дипломом — недавно прислал мне текст письма, которое его любимый драматург Антон Чехов написал своему старшему брату Николаю. Хотя в письме патологически привязанного к своему брату человека по большей части содержатся подробные наставления Николаю в связи с его неблаговидным — и вскоре погубившим его — пристрастием к спиртному (совестливый Доктор Чехов вполне мог бы обратиться к пошаговой системе тогда еще не существовавшей программы реабилитации людей, страдающих алкогольной зависимостью), в нем изложены удивительные принципы того, как нам проводить реформу образования в Америке.

Чехов как вдохновитель реформы образования в США?Например, определяя те восемь условий, которым, по мнению автора «Вишневого сада», должен удовлетворять воспитанный человек, Чехов писал, что «воспитанные люди… если имеют в себе талант, то… они горды своим талантом. Так, они не пьянствуют с надзирателями мещанского училища и с гостями Скворцова, сознавая, что они призваны не жить с ними, а воспитывающе влиять на них». Другими словами, в образовании мы не должны осчастливливать всех подряд учеников, предоставляя им доступ в лучшие учебные заведения лишь за то, что они соответствуют критериям, прописанным в непродуманных квотах, которые никак не связаны с реальными знаниями и успеваемостью. Это ведет к тому, что у детей из низов создается неверное представление о том, что и в реальной жизни их бесцеремонно оттеснят в сторону. Мы, наоборот, должны предъявлять единые требования ко всем учащимся, независимо от происхождения, чтобы они соответствовали единым образовательным стандартам (Common Core Standards — прописывают знания, навыки и умения, которыми должны владеть выпускники школ, — прим. перев.). И вместо того, чтобы мешать самым лучшим и самым способным ради того, чтобы «уравнять правила игры», мы должны перестать их сдерживать. Чтобы они смогли стать для остальных настоящим примером, которым они на самом деле и являются.

Чтобы оценить значение этого принципа, достаточно вспомнить случай с Кэшоном Кэмпбеллом (Kashawn Campbell), выпускником гимназии Jefferson High School в южном Лос-Анджелесе (где хорошими знаниями английского языка отличаются 13% учащихся, а математики — 1%), избранным королем выпускного бала, которому доверили выступать с торжественной речью. И лишь когда добропорядочный и трудолюбивый мистер Кэмпбелл пришел учиться в Калифорнийский университет в Беркли — откуда его уже на первом курсе чуть не отчислили за неуспеваемость — он понял не только то, как мало он знает, но и то, как мало от него требовали в гимназии.

И если применять эти единые стандарты по отношению ко всем без исключения — с соответствующей безоговорочной проверкой реальных знаний, которым обладают номинальные «ученики-звезды» — то мы смогли бы подготовиться к той невеселой действительности, которая порождает таких круглых отличников, как мистер Кэмпбелл. Кроме того, жаль, что у мистера Кэмпбелла не было возможности общаться с учениками, обладающими другим багажом знаний. Например, участвовать после уроков в состязаниях дискуссионных команд в рамках городских дебатов (лиги городских дебатов UDL созданы в крупных городах США для старшеклассников государственных школ — в основном, из числа цветной молодежи из небогатых семей. В таких дебатах молодежь учится вести дискуссии, что важно для дальнейшей учебы в университете или карьерного роста — прим. перев.). Иначе на фоне других абитуриентов он мог бы точнее оценить свои интеллектуальные способности, не говоря уже об уровне своих знаний.

Чехов полностью осознавал значение этого принципа. Он заканчивает свое письмо к Николаю следующим словами:

 «Чтобы воспитаться и не стоять ниже уровня среды, в которую попал, недостаточно прочесть только «Пикквика» и вызубрить монолог из «Фауста» … Тут нужны беспрерывный дневной и ночной труд, вечное чтение, штудировка, воля… Тут дорог каждый час… Иди домой, разбей графин с водкой и ложись читать… хотя бы Тургенева, которого ты не читал.

Самолюбие надо бросить, ибо ты не маленький… 30 лет скоро. Пора!

Жду… Все мы ждем».

Когда я перечитал этот фрагмент, я вспомнил, насколько большинство американцев погрузились в ежедневное, ежечасное чтение сложных теоретических трудов, которые считаются обязательными в таких учебных заведениях, как некоммерческие академии Great Hearts Academies в Фениксе или колледж St. John’s College в Санта Фе. Особенно явно я это почувствовал за последние несколько дней, когда пытался цивилизованно и беспристрастно отвечать на злобные и предвзятые комментарии к моей статье о едином стандарте. Сейчас в Америке говорить о едином образовательном стандарте — то же самое, что говорить о бомбежках в Пакистане с помощью беспилотников: весьма мало шансов для компромисса.

И все же, споры относительно единого образовательного стандарта помогли мне не только понять опасения учителей, которым придется этот стандарт внедрять. Они еще и пролили свет на проблему, которая оставалась незамеченной на протяжении последних двух лет, пока я преподавал литературное творчество. Дело не в том, что, как утверждают противники единого образовательного стандарта, мы вдруг начали слишком много требовать от американских школьников. Проблема в том, что мы так долго требовали от них слишком мало.

Прочитав чеховское письмо, можно сделать вывод, что решение проблемы посредственного образования заключается не в том, чтобы оболванить учебные программы и предоставить самым лучшим и способным учащимся возможность блистать на фоне остальной шушеры. Наоборот, необходимо заставить всех учащихся стараться и стремиться подняться выше какого-то ограниченного ими самими уровня и выйти за пределы заданных окружающими их людьми возможностей. Только так они смогут сохранить некоторые из тех преимуществ, которыми обладают, являясь гражданами США.

Мы — нация целеустремленных людей. Наше постоянное стремление к цели — отличительная черта американцев и предмет всеобщей зависти. Более того, именно стремление к нравственному совершенству и высотам образования и лежит в основе Единого образовательного стандарта Common Core и других героических (пусть даже и не совершенных) попыток приподнять образовательную планку в США.

Как показал анализ систем образования в различных странах мира, проведенный газетой The Economist, окончательным мерилом хорошего образования является не доход, а уровень культуры. То есть, как писал Чехов Николаю: «Чтобы чувствовать себя в своей тарелке в интеллигентной среде, чтобы не быть среди нее чужим и самому не тяготиться ею, нужно быть известным образом воспитанным».

Нам надо вооружиться чеховской мудростью и создать американскую культуру высокого академического воспитания. Именно это и делают воспитанные цивилизованные люди. Именно к этому стремятся великие народы.

Этого ждали наши предки. Этого ждет весь мир. А теперь должны ждать и мы.

«Пора»!

 

Джеймс Кротти (James Marshall Crotty)
Forbes.com

 

.
.
.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика