Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Цензурное овременение

Цензурное овременение

Стремительно возвращается советская натура. Вот уже и Александр Миндадзе под давлением назначенных Минкультом экспертов согласился перенести действие своего фильма из 1940-го в 30-е годы. Так и в не столь далеком прошлом «инстанции» утверждали сценарий, требуя нужных им изменений.

Борис Соколов. Фото с сайта www.robertamsterdam.com
Борис Соколов. Фото с сайта www.robertamsterdam.com

Вспоминается история фильма «О бедном гусаре замолвите слово». Там по первоначальному варианту сценария персонаж Олега Басилашвили был жандармским майором. Но против этого категорически возражали цензура и КГБ – мол, негоже одевать главного отрицательного героя в мундир тогдашних «органов». И тогда Эльдар Рязанов и Григорий Горин решили поиздеваться над цензорами и сделали своего Мерзляева действительным тайным советником. И ведь прошло, хотя это сразу сделало сюжет абсурдно фантасмагорическим. Ведь действительный тайный советник – это чиновник высшего ранга, который мог быть министром, сенатором, генерал-губернатором. Разумеется, такой сановник не мог путешествовать в бричке с одним лакеем и не стал бы на равных беседовать с армейским полковником и лично разбираться с армейским корнетом.

Миндадзе, похоже, издеваться над цензорами не намерен. Но ведь коготок увяз — всей птичке пропасть. Где гарантия, что в дальнейшем Минкульт не потребует под угрозой остановки финансирования согласовать с его экспертами подбор актеров? А потом эксперты, войдя во вкус, будут просматривать отснятые куски картины и указывать, что надо вырезать, а что переснять…

Переделать сценарий фильма Миндадзе «посоветовал» научный руководитель Российского военно-исторического общества, доктор исторических наук Михаил Мягков. Он утверждает, что «накануне войны не было такого активного сотрудничества Германии и Советского Союза, как это показано в картине». «Я против такого искажения исторической действительности», — говорит г-н Мягков. — Миндадзе со мной согласился, что исторические реалии будут соблюдены, если перенести действие в 30-е годы, когда сотрудничество двух стран действительно было очень активным».

Сама идея подобного рода экспертизы крайне сомнительна. Если бы она практиковалась на Западе, кто дал бы Тарантино снять «Бесславных ублюдков»? Но в случае с фильмом Миндадзе требования эксперта — а фактически цензора — как раз и ведут к очевидной фальсификации истории, продиктованной нежеланием властей лишний раз привлекать внимание к советско-нацистской «дружбе» 1939-1941 годов. Надо сказать, что г-н Мягков не является специалистом по советско-германским торгово-экономическим отношениям этого периода. Но тут речь идет даже не о некомпетентности, а о прямом подлоге.

В действительности после прихода Гитлера к власти в начале 1933 года торгово-экономические связи между СССР и Германией были фактически заморожены. И никакие немецкие инженеры в Советский Союз долго не приезжали. Работали только находившиеся в нашей стране эмигранты-антифашисты, но они к 1939 году в большинстве либо сгинули в ГУЛАГе, либо уехали в другие страны.

Двустороннее сотрудничество возобновилось только после подписания 19 августа 1939 года торгового соглашения, по которому Советский Союз, получив кредит в 200 млн рейхсмарок, покупал у Германии станки и оборудование, главным образом для военной промышленности, а также вооружения, поставляя нефть, промышленное сырье и сельхозпродукцию. В развитие этого соглашения были заключены хозяйственные договоры от 11 февраля 1940 года и 10 января 1941 года. Реальные поставки оборудования начались в первые месяцы 1940 года. В частности, был куплен недостроенный германский тяжелый крейсер «Лютцов». Достройка проходила в Ленинграде с мая 1940 года под руководством германских инженеров, последняя группа которых покинула Советский Союз буквально накануне 22 июня 1941 года.

У Германии также покупали сложные станки и оборудование, в том числе для нефтеперерабатывающей промышленности, никелевых, свинцовых, медеплавильных, химических, цементных, сталепроволочных заводов. Одних металлорежущих станков из Германии было поставлено 6430, при том что в 1939 году СССР всего импортировал только 3458 станков всех типов. Монтировать оборудование на месте и помогать советским коллегам разбираться с технической документацией в СССР приезжали в 1940-1941 годах сотни немецких инженеров. В частности, концерн «Карл Цейсс» поставил в СССР дальномеры и перископы для подводных лодок. Герой фильма Миндадзе как раз и является сотрудником этого концерна. По утверждению режиссера, сценарий основан на реальной истории, которая, очевидно, и завязалась в 40-м году, но никак не могла начаться в середине 30-х.

Таким образом, в 1940 году инженеры из Германии были обычным элементом советского промышленного пейзажа, тогда как в предыдущие несколько лет они могли быть разве что редкими экзотическими визитерами. Рисовать иную картину – значит намеренно фальсифицировать историю, чем как раз вдохновенно занимаются, под флагом борьбы с фальсификаторами, Министерство культуры и его эксперты. Жаль, что с этой фальсификацией вынужден смириться известный кинематографист, хорошо помнящий советское прошлое.

 

Борис Соколов
grani.ru

.
.
.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика